8 мая 2012

Доходы от отходов: легко ли стать мусорным магнатом?

19 мая в рамках  марафона «Делай сам» пройдет сбор макулатуры «Бумага собирает Бумагу». Накануне акции Виктория Мокрецова узнала, можно ли заработать  на вторсырье, кому принадлежит мусор и сколько стоит открыть собственный мусороперерабатывающий завод.
Иллюстрации: Екатерина Чуракова / «Бумага»
По данным РАН, ежегодный объём отходов Санкт-Петербурга составляет 5 миллионов тонн. Из них перерабатывается только 5-6%. В городе этим занимаются два завода, ориентированные, в основном, на производство компоста, частный механизированный завод мощностью в 100 000 тонн и несколько локальных ручных сортировок. Чтобы покрыть весь объём городских отходов требуется ещё порядка 20 мусороперерабатывающих предприятий. Перспективность этого, на первый взгляд, неприятного бизнеса, очевидна. Но так ли легко заработать деньги на мусоре и действительно ли это выгодно? — Отходы — это смешанные ресурсы, — рассказывает Николай Колычев, заместитель гендиректора ОАО «Спецтранс». — Они просто потеряли своё ресурсное значение. Если их разделить должным образом, то они его восстановят, и их ресурсные свойства можно использовать и сдавать переработанные отходы на предприятия. Перед тем, как туда попасть, мусор сортируется на три группы. Первая — это влажная органика, куда входят пищевые отходы, земля и камень. Из них делают почвогрунт, который повышает плодородие почв. Вторая группа — полиэтилен, бумага и стекло. Такие отходы легко прессуются и имеют хороший сбыт на рынке вторсырья. И третья группа, которая составляет 25% от общего количества мусора, — это сырьё низкого качества, например, грязная скомканная бумага, отмывать которую нерентабельно. Такие отходы свозятся на полигон.

«Из-за отмены лицензирования сегодня могут, например, везти в машине продукты в магазин, а завтра в ней же опасные отходы с битыми люминесцентными лампами».

Кажется, что начать заниматься мусоропереработкой просто: столько потенциального вторсырья лежит буквально под ногами, стоит только собрать и отсортировать его. На самом деле, на это нужно иметь определённые права. Согласно четвертой статье федерального закона «Об отходах производства и потребления», мусор принадлежит физическим и юридическим лицам. Страшно подумать, сколько такой «собственности» приобретает человек за всю жизнь. Но как любое имущество, мусор требует бережного отношения, поэтому человек платит за его вывоз компании-перевозчику. Она в свою очередь платит полигону, на котором и размещаются отходы. При этом право собственности всё равно остаётся за гражданином, который в случае неправильного обращения с отходами (например, вывоз на несанкционированную свалку) может быть оштрафован за негативное воздействие на окружающую среду. — Все действия с отходами документируются, и если у вас нет нужных договоров, с вас могут взять очень большой штраф, — объясняет Николай. — Другое дело, что у государства до этого руки не доходят, оно не собирает эти деньги. У нас не создана система мониторинга и контроля за отходами. В городе зарегистрировано более 633 тысяч субъектов хозяйственной деятельности, дай бог, чтобы хотя бы 50 тысяч имели договоры. Остальные их, как правило, не заключают. Очень много компаний, которые пытаются сократить свои расходы, нанимают «левых» перевозчиков. Сейчас перевозка отходов нелицензируемый вид деятельности. И перевозчики за наличный расчёт вывозят мусор на несанкционированную свалку. И это катастрофа — город тратит огромные деньги, чтобы их ликвидировать, но ущерб от того, что уже проникло в почву, непоправим. Так как сейчас вывозить мусор можно, не имея лицензии, появляется много компаний, которые занимаются этим бизнесом. Однако с точки зрения экологической безопасности это явление сложно назвать позитивным. — У компании должен быть специальный транспорт. Из-за отмены лицензирования сегодня могут, например, везти в машине продукты в магазин, а завтра в ней же опасные отходы с битыми люминесцентными лампами. Поэтому тот, кто убрал лицензирование, получил хорошие взятки от западных компаний, которые хотят выйти на наш рынок, — убеждён Николай.

Органы власти очень плотно сотрудничают с бизнесом, если вы вести за скобки коррупционные схемы. Так, мусоропереработчики согласовывают с городом строительство завода, следят за изменениями законодательства и вносят свои предложения для решения любых проблем переработки отходов. Николай Колычев, например, состоит в общественном совете при председателе экологической комиссии ЗакСа и в различных рабочих группах. Однако историей того, как он попал в мусорный бизнес, Николай делиться не поспешил. А тех, кто только задумывается ступить на стезю мусоропереработки, он предостерегает: — Это не очень простой бизнес. Дело в том, что профессиональное образование сейчас не готовит специалистов для нашего дела, и многие, кто приходит к нам, не выдерживают. Если опыта нет, то работать очень тяжело. Ведь нужно изучить отдельное законодательство, сложность и в том, что это межотраслевой бизнес. Расценки на вторсырьё, кажется, не обещают несметных богатств бизнесмену. Тонну пластиковых бутылок можно продать за 16 тысяч рублей, макулатуру — за 4-8 тысяч, в зависимости от качества. Тонна полиэтилена будет стоить порядка 8 тысяч рублей. Но, с другой стороны, отходы — ресурс неистощимый, поэтому проблем с товаром у мусоропереработчиков не бывает. Однако существует ряд проблем, которые уменьшают вероятность большого заработка: — В мире это достаточно выгодный бизнес. На западе культура раздельного сбора мусора у населения очень хорошо развита, поэтому до 80% сырья там уходит на вторичную переработку, — рассказывает Евгения Светлова, маркетолог компании «ЮВИ СПб». — У них большие объёмы, большой опыт и большое количество предприятий, которые покупают вторичное сырьё. У них есть соответствующая законодательная база: и предприятия, и население обязывают раздельно выбрасывать мусор, существует поддержка со стороны муниципалитетов. По словам Евгении, в России всё это не очень выгодно. Во-первых, нет соответствующего законодательства и государственной поддержки. Во-вторых, у населения отсутствует культура раздельного сбора отходов. — Мы даже проводили эксперименты: ставили возле дома отдельный контейнер для сбора бумажных отходов и всё равно потом находили там пищевые и другие отходы, — рассказывает Евгения. Кроме того, издержки на транспорт, сбор и перевозку сырья очень высоки. Перевозить мусор нерентабельно — весят отходы мало, а места занимают много. Да и денег в современный мусоросортировочный завод вложить придётся немало: от 300 до 500 миллионов рублей. К тому же, по словам Николая Колычева, рынок вторсырья крайне неустойчив и напрямую зависит от промышленного производства. В 2008 году, например, цены на вторсырьё рухнули в четыре раза. — Есть такие месяцы, когда мы работаем «в ноль». До прибыльности европейских компаний нам ещё далеко, — сетует Евгения. Поэтому распространённый миф о выгодности этого бизнеса —  лишь отчасти правда. Чтобы мусорные горы превратились в золотые, требуется много знаний и труда. Но помимо денег, в мусорном бизнесе есть еще один важный фактор — это возможность сделать город чище. Об этом бизнесмену стоит помнить в первую очередь, подсчитывая, какую прибыль может принести куча пластиковых бутылок.  
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.