15 июня 2012

Первое, второе и компот: три типа коворкингов в Петербурге

«Бумага» исследовала концепцию «третьих мест» с точки зрения бизнеса и сравнила «Циферблат», «Зону действия» и кафе-коворкинг «Третье место». На какие ухищрения приходится идти, чтобы проект стал прибыльным, и как заработать на кофе, не продавая его, — в материале Виктории Мокрецовой.
Фото: Виктория Мокрецова / «Бумага»
Стоит отметить, что «третье место» — это не всегда коворкинг, это просто альтернатива дому и работе. Но для целого класса фрилансеров третье место заменило второе и стало пространством, где можно трудиться в рабочей атмосфере и иметь массу дополнительных преимуществ. Одни связывают появление третьих мест с отсутствием комфорта в современном городе, другие — с недостатком общения, но так или иначе это явление активно распространяется в России, а значит, на третьи места есть спрос. Концепция обрастает новыми чертами — так появляются образовательные клубы, как «Зона Действия», кафе-коворкинги и даже «свободные пространства». Так, во всяком случае, позиционирует свой проект Михаил Авдуевский, совладелец пространства «Циферблат». — Кафе — это место, в котором есть кухня, у нас её нет,— объясняет Михаил.— Мы делаем ставку на кофе, потому что он у нас очень хороший, но мы не кофейня. Кофейня занимается продажей кофе, а мы его не продаём. Суть концепции, которую выбрал «Циферблат», заключается в том, что люди платят только за время, проведённое здесь, всё остальное — кофе, какао, чай и печенье — бесплатно. Тариф — 2 рубля за минуту в первый час, и рубль — в последующие. «Циферблаты» открылись в Москве относительно недавно: самому первому из них нет ещё и года. Идея возникла, когда Михаил и его партнёр Иван Митин открыли «Дом на дереве» — уютную комнату в мансарде. Он существовал по системе «free donation» — каждый посетитель сам решал, сколько ему заплатить. — Потом появилось желание коммерциализировать проект. Стали думать, за что брать деньги, и решили брать деньги за время. Всё остальное оставили прежним. Это не попытка заработать — этот проект связан с культурой. Люди здесь играют музыку, читают стихи, здесь проводятся лекции и мастер-классы, — объясняет Михаил.

Коворкинг — это следствие бесплатного wi-fi в кафе. Но в кафе нельзя подсесть за соседний столик и спросить: «А вы чем занимаетесь?».

Тем не менее, эта бизнес-модель оказалась очень выгодной. Московский «Циферблат» на Покровке площадью 100 квадратных метров приносит до 400 тысяч рублей ежемесячной прибыли. В столице уже три таких заведения. После успешного московского опыта, свои «Циферблаты» появились в Нижнем Новгороде, Одессе, Казани, Астрахани, Киеве, а теперь и в Петербурге. В растущем спросе на третьи места Михаил видит свои причины: — Я родился в 1988 году, окончил музыкальное училище и сейчас учусь на третьем курсе журфака МГУ. Я учусь с людьми на четыре года младше меня, но между нами  пропасть. Например, когда мне было5-6 лет, у нас не было ни Макдональдсов, ни детских центров, и праздники отмечались дома, ходить в гости было нормой. А когда я на первом курсе приглашал кого-то к себе, воспринимали это очень странно: как будто бы я предлагаю что-то нехорошее. Для меня это нонсенс. Когда Россия стала европеизироваться, открылось много кафе и уровень жизни возрос, дом стал  крепостью, в которую не пускают, а необходимость в уютном месте осталась. У «Циферблата», несмотря на универсальную концепцию, есть своя аудитория. Случайным людям сюда не зайти. Например, пространство на Невском, 32 найти непросто: оно находится в жилом доме, и опознавательным знаком служит только скромная табличка с номером квартиры. Но это никак не вредит посещаемости, которая зависит только от сезона — в холодные дни здесь нет ни одного свободного места. Кафе-коворкинг «Третье место» позиционирует себя как пространство для предприимчивых людей. Её владелицы, Светлана Романович и Эльнара Петрова, долгое время вели рубрику о молодых предпринимателях в газете «Деловой Петербург», затем открыли коммуникационное агентство «NextMedia». — Мы постоянно работали с тусовкой молодых предпринимателей и понимали, что им нужно место, где собираться, — рассказывает Светлана Романович. — И вот мы создали его: здесь они могут поесть, поработать и, если они приехали из другого города, остановиться в мини-отеле. Всех клиентов мы знаем в лицо. Аудитория «Третьего места» — это не только предприниматели. Сюда приходят просто перекусить, а по вечерам в коворкинг-зале тоже проходят встречи и мастер-классы. В свое третье место девушкам пришлось вложить 2 миллиона рублей, объединив три разных вида бизнеса: кафе, коворкинг и мини-отель. Самых больших затрат — около 500 тысяч рублей — потребовал последний. Вложения они планируют окупить в течение года, а уже к началу августа кафе должно выйти на самоокупаемость. За первый месяц работы оборот составил 200 тысяч рублей, но хозяйки рассчитывают увеличить его до 800. Многие владельцы замечают, что коворкинг сам по себе — не очень выгодная бизнес-модель и прибыли приносит немного. Поэтому каждый ищет свою специфику. И если у «Третьего места» — это еда и ночлег, то в «Зоне действия» — это образование. Пространство в лофт-проекте «Этажи» арендует 647 квадратных метров на территории бывшего Смольнинского хлебозавода. Большой зал делится на зону коворкинга и зону для проведения мероприятий. Последняя становится активной в конце недели по вечерам, чтобы не мешать фрилансерам, пришедшим сюда поработать. Для них, кстати,  здесь есть всё необходимое: столы, стулья, wi-fi, принтер, сканер, кухня и рабочая атмосфера в среде единомышленников. — Коворкинг — это следствие бесплатного wi-fi в кафе,— объясняет совладелица «Зоны действия» Анна Прилуцкая. — Человек, у которого нет собственного офиса, ищет место, где ему комфортно работать. Делать это дома морально очень сложно, а, например, в кафе нельзя подсесть за соседний столик и спросить: «А вы чем занимаетесь?». Вложения в коворкинг составили порядка 800 тысяч рублей, 350 из которых ушли на аренду помещения. О доходах говорить пока слишком рано, проект даже не вышел на самоокупаемость и находится на стадии развития. День в коворкинге можно провести, заплатив 500 рублей, 4000 рублей в месяц стоит «плавающее» рабочее место, а 7000 — фиксированное. Для сравнения: аренда небольшого офиса где-нибудь на окраине города будет стоить  в лучшем случае 8 000 рублей. — Когда мы создавали пространство, нам хотелось уйти от офисных черт, — рассказывает Анна. — Поэтому у нас  есть гамак, на велосипеде можно покататься. В коворкинге не должно быть офисной атмосферы, нужно оригинальное дизайнерское решение, нужно наполнять пространство хорошими людьми, очень важно, чтобы были объединяющие мероприятия. Каждый человек должен понимать, что это его место и что он вправе преобразовывать его. Стоит признать, что чем проще концепция, тем быстрее развитие — это показывает московский проект Михаила Авдуевского и Ивана Митина. В Петербурге «Циферблат» прижился очень быстро. За две недели он вышел на самоокупаемость, а уже к осени владельцы собираются окупить вложенный миллион. Стоит только подумать, что килограмм кофе, который сюда закупают, стоит 545 рублей, и всё становится ясно. То есть 80 порций кофе могут окупить два человека, находившиеся в пространстве два с половиной часа. Но на этом возможности «Циферблата» не заканчиваются. Михаил видит и другие перспективы развития: — Мне, например, как работающему в центре, нужно где-то есть. Последние несколько лет в России хорошо развивается рынок готовой еды, например, в «Стокманне» она дешевле раза в два и по качеству лучше. Поэтому, возможность прийти куда-то поесть, чтобы тебя ещё напоили кофе и ты мог посидеть в интернете, укрывшись пледом, — на мой взгляд, очень перспективная.        
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
В Петербурге почти месяц действует военный «режим базовой готовности». Что это такое? И касается ли он горожан?
Россия проводит ядерные учения. Что об этом нужно знать
«Меры безопасности усиливаются». Беглов — о режиме базовой готовности в Петербурге
«Медуза» получила методичку Кремля о том, как «правильно» говорить о военном положении и разных режимах готовности. Что в нее вошло?
Мобилизация
ФАС и инициативная группа матерей мобилизованных потребовали вывода войск из Украины
«ВКонтакте» заблокировал группу «Совета матерей и жен»
«Важные истории»: к лету на войне в Украине могут погибнуть 100 тысяч мобилизованных. Кремль планирует заменить их срочниками
В России создадут единый реестр с данными военнообязанных
«Фонтанка»: в Петербурге мобилизованные не могли получить отсрочку от призыва из-за специальной директивы
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
«Только на открытии много народа было». Репортаж «Бумаги» из «ЧВК Вагнер Центра» — он пустует спустя три недели работы
«Нельзя учить под дулом пистолета». Учительница финского из Петербурга — об уходе из школы из-за пропаганды
«Коммерсантъ»: «закон Яровой» предлагают распространить на компьютерные игры
DOXA, «Ковчег» и 150 россиян предложили наказать за «антироссийскую деятельность» и экстремизм
Правительство утвердило новую плашку «иноагентов». Теперь маркировка будет начинаться с «настоящего материала»
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Экономический кризис — 2022
«Только на открытии много народа было». Репортаж «Бумаги» из «ЧВК Вагнер Центра» — он пустует спустя три недели работы
Власти Петербурга хотят заместить поток туристов из Европы и Китая гражданами Ирана и Индии
Завод Nissan в Петербурге перешел в государственную собственность
Банк «Санкт-Петербург» в 10 раз повысил минимальную сумму SWIFT-переводов в долларах
«РИА»: Петербург не попал в десятку регионов с самыми высокими зарплатами
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.