Мнения

«И гремит с трибуны петербургский мат». Шнуров вступил в «Партию Роста» — вот как это комментируют блогеры, журналисты и политики
«Всеобщий хор громче слышен». Петербургские учителя, режиссеры и книготорговцы — о поддержке фигурантов дела «Сети»
«Когда ты слишком худой, чтобы ходить в ветреную погоду по мостам». Читатели «Бумаги» — о «маленьких трагедиях» петербуржцев
Какие магазины могут открыться на месте Spar и «Народной семьи» в Петербурге и как ситуация отразится на рынке недвижимости? Отвечают аналитики
«Здания и инфраструктура разрушаются, вместе с ними — мораль и средний бизнес»: что немецкие газеты и журналы писали про Петербург в 1990-е
«В Эрмитаже все шарахались от группы из Гонконга». Как из-за распространения коронавируса изменилось отношение к туристам из Азии — рассказывают петербургские гиды
«Мнение игрока приравнивается к нулю»: Кокорин отказался переходить в «Сочи», и его перевели в «Зенит-2». Что об этом говорят журналисты, футболисты и он сам
«Неужели всё прошло? Весь дикий кошмар нашего горького существования». Что ленинградцы в 1944 году писали о снятии блокады — десять отрывков из дневников
«Ощущение, что друг написал тебе письмо»: известные петербуржцы рассказывают, зачем читают рассылки «Бумаги». Подписывайтесь и вы!
«В одном мы должны сойтись: нельзя преследовать комика из-за его шуток». Что о ситуации с Долгополовым говорят Поперечный, Поклонская и Хованский
Как теплая зима в Петербурге влияет на растения и животных? Отвечают сотрудники Ленинградского зоопарка, Ботсада и зоозащитники
Что об отставке правительства России говорят Медведев, Путин и другие политики и эксперты
В Петербурге умер онколог Андрей Павленко. Что о враче говорят политики, журналисты и зрители его видеодневника
«Вместо безудержного веселья просто кружилась голова». Читатели и авторы «Бумаги» вспоминают, как впервые попробовали алкоголь и ругались ли потом с родителями
Рождественскую ярмарку перенесли на Манежную площадь — и ее очень хвалят. Что горожане пишут о гирляндах, карусели и бесплатном катке
«Как будто сделано для галочки»: читатели «Бумаги» — о новогодних украшениях в Петербурге
«Думала, сюда придут наши дети». Как петербуржцы вспоминают чебуречную «Весна» на Васильевском острове, проработавшую 57 лет
«Почему столько сил уходит на то, чтобы посадить талантливого, умного парня»: что о деле Егора Жукова говорят Дудь, Оксимирон и политики
«Без азарта не будешь играть, без дисциплины — не выиграешь». Любители ставок рассказывают о том, почему играют много лет и как справляются с эмоциями
Что должно быть в парке «Тучков буян»? Отвечают читатели «Бумаги»
«Редкий человек, который мог поправить президента». Как политики, журналисты и коллеги вспоминают Людмилу Вербицкую
Йога в бане, масала-чай и «какао time». Читательницы «Бумаги» рассказывают, как спасаться от петербургских холодов
Обвиняемым по делу о теракте в метро просят дать от 20 лет до пожизненного. Что об этом думают пострадавшие, правозащитники и адвокаты
«Стыдно за культурную столицу»: что о метабренде Петербурга за 7 млн рублей говорят Албин, Варламов, Мединский и дизайнеры