Мнения

«Мы здесь власть, а не они». Петербуржцы — о том, зачем пришли на акцию в поддержку Навального
Что о задержании Алексея Навального говорят в России и мире? Реакции политиков, политологов, правозащитников и юристов
Что будет с барами и ресторанами в новогодние праздники? Отвечают Ginza, «Цветочки» и создатель «карты сопротивления»
«Ощущение, что прикоснулась к чему-то волшебному». Ель на Дворцовой сначала критиковали — а теперь восхищаются ей и сравнивают с новогодним деревом из «Щелкунчика»
Что посмотреть на Хеллоуин? 19 самых страшных фильмов по версии читателей «Бумаги»
«Тебе хоть платят что-то?». Читатели и читательницы «Бумаги» рассказывают про стереотипы о гуманитарном образовании, с которыми они сталкивались
Рубинштейна должна была стать пешеходной по ночам в выходные, но машины продолжили там ездить. Что об этом думают местные жители, депутаты и рестораторы
«Это имитация меры». Кафе и барам запретят работать после 23:00 — что об этом думают рестораторы
С «довлатовского дома» сняли таблички с именами жертв репрессий — из-за жалоб жильцов. Что об этом говорят депутаты, журналисты и местные жители
Что о проекте «Тучкова буяна» думают горожане и эксперты? «Бумага» собрала мнения о парке с оранжереей и плавучей сценой
Петербуржцы спорят из-за запрета электросамокатов на Елагином: одни возмущены нововведениями, другие настаивают на ужесточении. Вот мнения читателей «Бумаги»
«Фарш и бочка», BICA и «Морской»: читатели и сотрудники «Бумаги» вспоминают свои любимые кафе и бары, закрывшиеся в пандемию
«Режим пытается вывалять в грязи тех, кто ему не нравится». Что о приговоре Юрию Дмитриеву пишут журналисты, политики и правозащитники
«Сегодня понятно — они каждый день будут кого-то хватать». Как в Петербурге прошли пикеты в поддержку Ивана Сафронова и других преследуемых журналистов
«Станет для всего мира символом преследования». Журналисты и писатели — о деле Светланы Прокопьевой, которую обвиняют в оправдании терроризма в авторской колонке
Как рестораны пережили пандемию и спасет ли их открытие летних кафе? Рассказывают El Copitas, Kuznya, Woodbar и другие
«Вся жизнь и культура в нашем государстве — условные». Что о приговоре Кириллу Серебренникову говорят актеры, журналисты и политики
«Приговор зафиксировал — можно пытать подсудимого, суд всё одобрит»: что о сроках Бояршинова и Филинкова говорят правозащитники, активисты и родственники
«Мы хорошие, мы не начинаем войны». Что о статье Путина про Вторую мировую пишут журналисты, политики и блогеры
«Ужасно завидую выпускникам прошлых лет»: петербургские одиннадцатиклассники и учителя — о последнем звонке во время пандемии
Петербуржцы спорят из-за закрашенного портрета Бродского. Одни ругают завхоза школы, другие обвиняют автора работы в пиаре
«Осиротел наш Петербургский ангел»: как вспоминают художника Романа Шустрова, создателя скульптуры в Измайловском саду
«Зелень едва пробивается, а по кладбищу ходят женщины и собирают крапиву». 9 мая 1942 года — в дневниках ленинградцев
Пятнадцать книг, которые дарят чувство умиротворения. Читатели «Бумаги» советуют, что почитать в самоизоляции