13 августа 2018
текст:

Связанный пассажир, разбитое огурцом стекло и невыносимые условия в вагоне. Читатели «Бумаги» рассказывают, что с ними происходило в плацкартах «РЖД»

Недавно «РЖД» объявила, что собирается запустить лоукостер класса эконом-бюджет со старыми вагонами. В компании сообщили, что это будет «плацкарт, не отвечающий требованиям пассажира».

«Бумага» попросила читателей вспомнить свои поездки в плацкарте. Читайте шесть историй — о том, как пришлось связывать пьяного пассажира, спасаться от жары в вагоне до Иркутска и о чуть не ослепшем попутчике.

Катерина

— Эта забавная история произошла со мной в детстве во время поездки в поезде «РЖД». Мы ехали с мамой к бабушке. Переезд был ночной и долгий. Обычно мы всегда брали места в плацкарте на нижних полках. В тот раз получилось, что нижняя полка была только у меня, а мама спала на верхней.

Посреди ночи я проснулась и, забыв, что мама спит надо мной, стала будить ее (как я думала) спящую напротив меня, с просьбой принести воды. И тут вижу, что поворачивается ко мне вовсе не мама, а какой-то мужик. Я опешила, замолчала. Думаю, мало ли. Товарищ попыхтел, встал и ушел. Вернулся с водой. Из своего пакета достал баранку, дал мне со словами: «Ешь, доченька». И снова лег спать. Вот так незнакомый мужчина однажды почувствовал себя моей мамой.

Мария

— Около восьми лет назад я работала проводником на разных типах вагонов фирменного поезда. Если сравнивать их все, то в плацкарте случалось больше нелицеприятных историй, но всё же ярко запомнилась скорее милая и добрая. Поезд ночной, очень многие плохо спят в поездах, достаточно часто случается, что ночь коротаешь в разговоре с пассажиром. Так вышло и в этот раз.

Разговорились с молодым человеком: оба студенты, оба подрабатываем, возраст один и тот же, так что общие темы нашлись легко. Где-то между обсуждением последней киноновинки и отношения к Петербургу и Москве завязался разговор и о работе: пришлось развеять миф о романтике работы на железной дороге суровыми реалиями. Я как раз тогда получила выговор за невыполнение продаж чаепродукции по поставленному плану (поезд ночной, да и пассажиры плацкарта не настроены на покупку чая), меня лишили премии, и я была расстроена. Он пожаловался на свою работу официанта.

Я бы и забыла про этот разговор, если бы уже утром, высадив пассажиров, на месте этого парня не обнаружила записку, в которой не было телефона, но был адрес кафе, где он работал, и 50 рублей (по тем временам для студента, подрабатывавшего официантом, это было весомо). К сожалению, поблагодарить мне его не удалось — добралась я до кафе спустя месяц, и он там уже не работал. Поэтому хочу сказать ему спасибо через вас, что помог. Вдруг прочитает и вспомнит.

Наташа

— Ехали мы с однокурсницами из Туапсе в Петербург в плацкартном вагоне. Нас было трое, и еще одно место оказалось для мужчины, который представился Джоном и сказал, что он писатель. Ехать нам больше суток вместе, поэтому он начал читать стихи. Мне повезло: я ехала на верхней полке, и часть этих стихов не слышала.

К вечеру на одной из остановок Джон купил водки, чтобы закрепить знакомство с первокурсницами, то есть нами, а ему тогда было около 50 лет. Подружки согласились выпить, а я продолжала прятаться на верхней полке и наблюдала за всем этим.

К ним подсел еще один мужчина, дело пошло: алкоголь, закуски, железнодорожная романтика. В итоге Джон начал кричать: «Там метанол, я ослеп» — и убежал. Всё обошлось, никто не ослеп, но водку больше никто не пил. Только после этого горе-писатель успокоился и не мешал всем ехать.

Никита

— В 2007 году летом я ехал из Петербурга в Херсон. Тогда отменили прямой поезд и оставили так называемый прицепной вагон — это когда в один вагон продают билеты до Херсона, отцепляют его в славном городе Кривой Рог, чтобы этот несчастный вагон на жаре часов девять без кондиционера подождал другой поезд — уже до Херсона.

Я стоял в закутке перед туалетом и пытался открыть окно (туалет закрыли, и там было относительно безлюдно), а окна тогда были толстенные, с двойной рамой и стеклом толщиной 3–4 мм примерно. Мимо вагона по соседнему перрону проходил веселый цыганский мальчик лет то ли 10, то ли 20. Мальчик решил в меня кинуть чем-то. Промазал мимо меня, уже открывшего окно, сантиметров на 20, разбил первый слой стекла и весело убежал вглубь вокзала.

Я сначала подумал, что по мне стреляют, но потом увидел то, чем он в меня кинул: застряло между стеклами. Оказалось, что он разбил это толстенное стекло огрызком огурца сантиметров в семь. Попал бы в лоб — убил бы, наверное. После этого цыган я несколько опасаюсь. А «РЖД» еще похуже будет, насколько понимаю.

Валентина

— В 2016 году ехали компанией из четырех человек на поезде Москва — Хабаровск до Иркутска. Сев ночью в Москве в свой вагон, очень удивились, что на нем написано «Благовещенск», но если проводник пустила — значит, всё в порядке. По стечению обстоятельств (не очень счастливому для него) с нами в компании ехал итальянец: он хотел посмотреть Байкал. Вид плацкарта его очень шокировал, но он молча принял то, что здесь ему придется провести еще три дня.

На следующее утро выяснилась противная подробность о работе сайта РЖД: билеты нам продали в прицепной вагон до Благовещенска, который сильно уступал хабаровским вагонам в новизне, вентиляции и обустройстве. Поэтому весь день в +30 за окном и в +45 в вагоне без вентиляции было жарко. Итальянец, который не понимал ни устройства этого общежития на колесах, ни того, как люди могут есть картошку в мундире, вероятно, очень страдал.

После нескольких очень возмущенных звонков в «РЖД» с жалобами на несоответствие нашего вагона ни одной норме, местное руководство решило сделать выговор начальнику поезда и уволить проводника вагона. Они, в свою очередь, чтобы избежать проблем, стали нам заряжать телефоны и договорились с вагоном-рестораном, что мы можем там безвозмездно сидеть.

Итальянец же переехал в вагон-ресторан задолго до этого. На следующее утро пошел дождь, и жить стало легче. Бабушки в вагоне перестали умирать от жары, проводник — нервничать, а итальянец — удивляться. Два спокойно-прохладных дня мы прожили в уже почти родном вагоне, а за час до выхода итальянец позвал меня выйти и поговорить. Он мирно распрощался, сказав, что с нами никуда больше не пойдет и не поедет, что мы специально его мучили и что можно было сразу предупредить о том, как всё будет тяжело.

Иван

— Мы во время тура своей группы (Иван Курочкин — солист группы «Электрофорез» — прим. «Бумаги») ехали из Барнаула в Томск. Вагон был полон детей, которые ехали из Казахстана в Беларусь, что было достаточно странно, но бывает и такое. Еще среди пассажиров был мужчина, который очень сильно с кем-то поссорился, судя по обрывкам разговора по телефону. Из-за этого он напился, начал бить себя и проводников, и мы с другими мужчинами вагона связали его моим ремнем.

Интересно, что полиция долго не хотела снимать с поезда этого пассажира, ссылаясь на какие-то свои внутренние правила. Наряд, вызванный на станцию, сказал, что они не транспортная полиция и не имеют права снимать пассажира с поезда. Тогда начальник поезда и проводник сказали, что дальше никуда не поедут. В итоге мужчину все-таки сняли с поезда, хотя это был длительный процесс. Еще была очень странной позиция проводника, потому что человека в итоге обвинили не в том, что он напился, а в том, что он был определенной национальности.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.