4 июля 2020

«Станет для всего мира символом преследования». Журналисты и писатели — о деле Светланы Прокопьевой, которую обвиняют в оправдании терроризма в авторской колонке

Прокуратура запросила шесть лет колонии для псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которую обвиняют в оправдании терроризма. Дело возбудили после ее колонки о теракте в здании ФСБ в Архангельске — в ней Прокопьева писала, что государство «само воспитало» поколение граждан, которые борются с ним.

В Совете по правам человека дело против Прокопьевой называют «абсурдным», в ее поддержку выступают многие СМИ. «Бумага» собрала мнения журналистов, историков и писателей о ситуации.

Борис Акунин

Писатель 

— Те из вас, кто не следит за судебным процессом псковской журналистки Светланы Прокопьевой, пропускают поразительный акт государственного самоувечья, происходящий на наших глазах.

Как вы помните, а может быть, уже и не помните, в 2018 году семнадцатилетний Михаил Жлобицкий подорвал себя в здании архангельского ФСБ.

Нет, Светлана Прокопьева в этом никак не участвовала. Она всего лишь высказала в радиопередаче мнение, что причиной трагедии стала нездоровая социально-политическая ситуация в стране. Теперь Светлану хотят посадить за «публичное оправдание терроризма» на шесть лет, и прокурор заявляет, что срок должен быть не условным, а реальным.

Смотришь на это и диву даешься умищу этих людей. Они из ничего, буквально из ничего, вновь создают себе большую проблему. Храбрая, хрупкая женщина сядет в тюрьму и станет для всего мира символом преследования журналистов в путинской России.

Сергей Смирнов

Главный редактор издания «Медиазона»

— Запрошенный срок псковской журналистке Светлане Прокопьевой выглядит абсурдно. Шесть лет за колонку, ну это же реально безумие.

Но вот что лично меня настораживает. Думаю журналисты не просто раздражают силовиков (кто только этих людей в форме не раздражает). Силовики в прошлом году на деле Голунова столкнулись с сопротивлением и проиграли, причем публично. Понятно, что псковские чекисты, которые так встревожились по поводу текста Прокопьевой не имеют прямого отношения к делу Голунова.

Тем не менее, есть риски, что Прокопьева получит реальный срок. Несмотря на акции солидарности, выход на улицу и так далее. Пора показать журналистам их место, чтобы слишком много о себе не думали после Голунова.

Алексей Венедиктов

Главный редактор «Эхо Москвы» (колонка Прокопьевой была опубликована на сайте«Эхо Москвы в Пскове»)

— Позиция наша журналистская и наших юристов заключается в том, что Светлана Прокопьева абсолютно невиновна в тех преступлениях, в которых ее обвиняет генеральная прокуратура. Мы считаем, что это политическое дело, политический заказ. И в случае обвинительного приговора мы сделаем все, чтобы более высокая судебная инстанция ее оправдала.

Дмитрий Быков

Писатель

— Конечно, дело Светланы Прокопьевой – псковской журналистики, которая сейчас является объектом совершенно бессовестного облаивания, обхаивания и противозаконного уголовного преследования, – это, мне кажется, самая важная тема нашего времени.

Потому что текст Прокопьевой, которому приписывается оправдание терроризма, он ничуть не менее разоблачителен, ничуть не менее важен, чем, скажем, тексты Голунова. Я под словами Прокопьевой подписываюсь именно потому, что она сформулировала очень важную тему: стадию превращения государства в репрессивное. Репрессивным называется не обязательно то государство, которое с утра до ночи всех сажает. Репрессивное – это то государство, которое не делает ничего другого. У которого нет никакой позитивной программы, кроме борьбы с внешними врагами и уничтожение врагов внутренних. Предложить оно ничего не может <…>.

Николай Сванидзе

Журналист, историк, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

— Я считаю, что нельзя наказывать за слова, кроме одного исключения — когда слово становится делом, а именно: прямые провокации насилия. В данном случае, если я правильно понимаю контекст слов Светланы Прокопьевой, то слова крайне неудачные.

Они крайне неудачные, потому что нельзя никакой политикой оправдать попытку убийства и самоубийства, но при этом, на мой взгляд, в ее словах не было прямого призыва к насилию.

Не исключено, что ее слова действительно нарушают какие-то вещи, что и подтвердил Роскомнадзор, но я думаю, что как раз предупреждением можно было бы и ограничиться, а уголовное дело — это уже слишком.

Екатерина Винокурова

Журналистка

— Начнем с того, что я прочла «ту самую» статью Прокопьевой. Там нет оправдания терроризма, а есть мысль, которая была высказана многими: чем более жестко силовики будут относиться к молодежным активностям (от запрета концертов до пыток в деле «Сети»), тем больше молодежь радикализуется <…>.

Наказание за оправдание терроризма есть в разных странах, в том числе ЕС. Но у них, как мне объясняли, чище правоприменение в этом плане, (хотя бывают перекосы в обратную сторону),как раз за счет огромного внимания к экспертизам. В деле Прокопьевой мне очень интересно было бы на эти экспертизы посмотреть. И в глаза тому, кто их писал.

Максим Солюс

Журналист

— Двадцать лет назад такое можно было сказать по телевизору или на Красной площади. Десять лет назад «Ведомости» получили за то же самое предупреждение Роскомнадзора. Сегодня за это прокурор просит шесть лет. Шесть лет — за колонку, в голове не укладывается.

Давид Френкель

Корреспондент «Медиазоны»

— Те шесть лет, которые запросили для нашей коллеги Светланы Прокопьевой, — это гораздо больше, чем сломанная рука (полицейский сломал Давиду руку на избирательном участке в Петербурге — прим. «Бумаги»). Сломанная рука заживет, а шесть лет реального лишения свободы никуда не денутся.

Я не понимаю, что значит запрет на ведение профессиональной деятельности на четыре года. Даже когда я просто выхожу на улицу, ничего не снимаю и не пишу, когда я чищу зубы, надеваю обувь, я все равно остаюсь журналистом. Потому что невозможно просто так перестать быть журналистом, но власти, мне кажется, очень хотят, чтобы мы перестали ими быть <…>.

Фото на обложке: Людмила Савицкая

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Дело «Сети»
Осужденный по делу «Сети» Виктор Филинков заявил, что ему подбросили две бритвы на день рождения. Ему грозит дисциплинарное взыскание
Осужденный по делу «Сети» петербуржец Игорь Шишкин впервые рассказал о пытках: «В виде вишенки на торте — подключили провода к большим пальцам рук»
На свободу вышел осужденный по делу «Сети» петербуржец Игорь Шишкин
Суд в Петербурге оштрафовал четырех активистов, задержанных после оглашения приговора фигурантам дела «Сети»
Фигурант петербургского дела «Сети» Юлий Бояршинов подал иск на 400 тысяч рублей из-за условий содержания в СИЗО
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
«Не можете найти стабильную и надежную работу? Тогда вам к нам». Как и зачем Петербург и Ленобласть создают именные подразделения для войны в Украине
Восстанавливать Мариуполь будут компании, связанные с Петербургом. Владельцы одной из них арестованы по делу о растрате
Сотрудников «Силовых машин» в Петербурге отправляют на сборы. Они будут ремонтировать военную технику
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Экономический кризис — 2022
На Петроградской стороне снова заработали магазины COS и &#038;Other Stories. Показываем фото
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&#038;M в России начнется 1 августа
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.