24 февраля 2022

Срочников принуждают подписывать контракты для отправки к границе с Украиной, утверждают «Солдатские матери Петербурга». Мы поговорили с ними

Российских срочников могут принуждать подписывать контракты и отправлять на границу с Украиной, сообщило издание «Агентство» со ссылкой на федеральный комитет солдатских матерей и обращения россиянок в соцсетях. Родные срочников сообщают, что потеряли связь со своими служащими сыновьями.

В Минобороны отрицают переброску срочников. В пресс-службе Западного военного округа «Бумаге» не смогли ответить, будут ли в военной операции в Украине принимать участие солдаты из Петербурга.

В «Солдатских матерях Петербурга» рассказали «Бумаге», что получали от семей сообщения о принуждении к отправке на границу с Украиной и об игнорировании законной процедуры подписания контракта. Правозащитники также подтвердили наличие жалоб на потерю связи со срочниками. Читайте интервью с председателем организации Оксаной Парамоновой.

Оксана Парамонова

председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга»

— Действительно ли вы получаете сообщения о том, что солдат-срочников заставляют подписывать контракты на фоне начала военной операции в Украине?

— К нам были такие обращения. Это вообще практика, которая существует в российской армии, она не с сегодняшнего дня. Просто за последние несколько недель такие обращения были связаны с тем, что не просто заставляют подписывать контракты, а в принципе нет никакой процедуры подписания.

По закону есть процедура: военнослужащий сначала подает рапорт, потом проводят ВВК [военно-врачебную комиссию], потом отправляют в Москву, документы подписывает замминистра обороны, они возвращаются в часть — и только тогда возможно подписание контракта.

В тех обращениях, которые поступали в нашу справочную службу, родители [срочников] как раз выясняли законность той процедуры, которая [сейчас] предлагалась. В основном эти сообщения с западной границы РФ [с Украиной], куда на протяжении трех месяцев направляли на «учения». Сообщали, что военнослужащие под давлением подписывали рапорт, после чего [им] выдавали контракт. Или сообщали, что [контракт] подписывают за них, [якобы] выстраивают строем подписывать.

— В какой период увеличилось количество обращений?

— В последний месяц — и до вчерашнего дня. На протяжении января-февраля. Сегодня, я считаю, уже кардинально другая ситуация.

— Как сегодня изменилась эта ситуация?

— Сегодня продолжает работать телефон, на него поступают звонки. Обращения в основном связаны с тем, что потеряна связь с близкими, которые служат, которых отправили на границу РФ.

Сегодня мы открыли офис для личных обращений родителей военнослужащих. Правда, пока никто не пришел. Ожидаем [их], будем обсуждать, что могут сделать те, жизням чьих детей существует угроза. Мне кажется, это должен был быть мощный стимул, [чтобы прийти в офис], но наше общество пока очень слабо реагирует.

— Много ли обращений с Северо-Запада: из Петербурга, Ленобласти? И насколько реальна мобилизация срочников из этих регионов?

— Так как мы в Петербурге, в основном обращаются близлежащие регионы. Ленобласть в основном — [там] у нас сосредоточено много частей. Многие из них за эти три месяца были передислоцированы на юго-запад России (официальных подтверждений этому нет — прим. «Бумаги»). Молодые парни, в том числе те, которых призывали относительно недавно, в осенне-зимний призывной период.

[Официальная] мобилизация, полагаю, не очень возможна в текущих условиях. Полагаю, что те силы, которые были сосредоточены, они и задействованы. Но я не военный аналитик.

— Выходит, у них нет возможности отказаться от подписания контракта?

— Почему? Возможность есть. Надо просто занять позицию и держать. Есть возможность и механизмы, которые мы объясняем родителям. Просто до сегодняшней ночи это было в одном формате — сейчас, возможно, будет больше давления.

Занимать позицию может быть сложно, особенно внутри армии. Конечно, 19-летнему парню [тяжело] подать рапорт о том, что его предыдущий рапорт [на подписание контракта] отзывается, выдержать разговор с командованием, пережить угрозы. Я осознаю, что это тяжело.

Но если человек понимает цену всего этого, то выдержать давление возможно. Особенно если у него есть поддержка извне, в семье. В этой сфере почти все организации были вынуждены прекратить системную работу. Сейчас кроме семей никто не может их поддержать. Возможность есть, дальше дело за ними.

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
«Боль в животе, тошнота, рвота, диарея — каждый день». Последнее слово Саши Скочиленко из суда, где отклонили жалобу на ее заключение в СИЗО
«Я сяду и, скорее всего, умру в колонии за свободу слова». Главное из интервью Саши Скочиленко «Север.Реалиям»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Военные действия России в Украине
В Крыму произошло несколько взрывов. Один человек погиб, среди пострадавших — ребенок
Компания-застройщик в Петербурге отказалась от названия «Миръ». Это слово «приобрело дополнительные значения»
Что известно о «референдумах» на оккупированных украинских территориях: в ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областях
«Верстка» рассказала подробности о вербовке российских заключенных для боев в Украине. Главное
«Лучше бы ты был живой». Мать солдата из Ленобласти, который погиб через три дня после начала войны, дала интервью
Экономический кризис — 2022
Как в Петербурге показывают голливудские новинки, если студии ушли из России? Откуда у кинотеатров копии «Тора» и «Миньонов»? Разбор «Бумаги»
Психотерапевт, образование, рестораны — на чем еще экономят читатели «Бумаги»? Результаты исследования
«Никаким мудилам не дам помешать моим планам». Как и зачем петербуржцы открывают бизнес после начала войны
Финальная распродажа H&M в России начнется 1 августа
«Жестокие преступления — результаты жестокой политики». Большое интервью Якова Гилинского — он полвека изучает криминальное поведение россиян
Давление на свободу слова
В Петербурге отменили лекцию популяризатора науки Аси Казанцевой, которая выступает против войны в Украине. Обновлено
В Петербурге заблокировали группы о яой-манге — из-за отсутствия пометки «18+» и проверки на возраст
«Медуза» рассказала, какие методички по освещению войны получили пропагандистские СМИ от Кремля
Как наказывают за протест в России-2022? Объясняем, что вам грозит за пост, общение в чате, пикет или стрит-арт
«Мы», обесценивание и высмеивание — как пропаганда влияет на язык и эмоции? Отвечает социолингвист
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.