24 февраля 2022

Срочников принуждают подписывать контракты для отправки к границе с Украиной, утверждают «Солдатские матери Петербурга». Мы поговорили с ними

Российских срочников могут принуждать подписывать контракты и отправлять на границу с Украиной, сообщило издание «Агентство» со ссылкой на федеральный комитет солдатских матерей и обращения россиянок в соцсетях. Родные срочников сообщают, что потеряли связь со своими служащими сыновьями.

В Минобороны отрицают переброску срочников. В пресс-службе Западного военного округа «Бумаге» не смогли ответить, будут ли в военной операции в Украине принимать участие солдаты из Петербурга.

В «Солдатских матерях Петербурга» рассказали «Бумаге», что получали от семей сообщения о принуждении к отправке на границу с Украиной и об игнорировании законной процедуры подписания контракта. Правозащитники также подтвердили наличие жалоб на потерю связи со срочниками. Читайте интервью с председателем организации Оксаной Парамоновой.

Оксана Парамонова

председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга»

— Действительно ли вы получаете сообщения о том, что солдат-срочников заставляют подписывать контракты на фоне начала военной операции в Украине?

— К нам были такие обращения. Это вообще практика, которая существует в российской армии, она не с сегодняшнего дня. Просто за последние несколько недель такие обращения были связаны с тем, что не просто заставляют подписывать контракты, а в принципе нет никакой процедуры подписания.

По закону есть процедура: военнослужащий сначала подает рапорт, потом проводят ВВК [военно-врачебную комиссию], потом отправляют в Москву, документы подписывает замминистра обороны, они возвращаются в часть — и только тогда возможно подписание контракта.

В тех обращениях, которые поступали в нашу справочную службу, родители [срочников] как раз выясняли законность той процедуры, которая [сейчас] предлагалась. В основном эти сообщения с западной границы РФ [с Украиной], куда на протяжении трех месяцев направляли на «учения». Сообщали, что военнослужащие под давлением подписывали рапорт, после чего [им] выдавали контракт. Или сообщали, что [контракт] подписывают за них, [якобы] выстраивают строем подписывать.

— В какой период увеличилось количество обращений?

— В последний месяц — и до вчерашнего дня. На протяжении января-февраля. Сегодня, я считаю, уже кардинально другая ситуация.

— Как сегодня изменилась эта ситуация?

— Сегодня продолжает работать телефон, на него поступают звонки. Обращения в основном связаны с тем, что потеряна связь с близкими, которые служат, которых отправили на границу РФ.

Сегодня мы открыли офис для личных обращений родителей военнослужащих. Правда, пока никто не пришел. Ожидаем [их], будем обсуждать, что могут сделать те, жизням чьих детей существует угроза. Мне кажется, это должен был быть мощный стимул, [чтобы прийти в офис], но наше общество пока очень слабо реагирует.

— Много ли обращений с Северо-Запада: из Петербурга, Ленобласти? И насколько реальна мобилизация срочников из этих регионов?

— Так как мы в Петербурге, в основном обращаются близлежащие регионы. Ленобласть в основном — [там] у нас сосредоточено много частей. Многие из них за эти три месяца были передислоцированы на юго-запад России (официальных подтверждений этому нет — прим. «Бумаги»). Молодые парни, в том числе те, которых призывали относительно недавно, в осенне-зимний призывной период.

[Официальная] мобилизация, полагаю, не очень возможна в текущих условиях. Полагаю, что те силы, которые были сосредоточены, они и задействованы. Но я не военный аналитик.

— Выходит, у них нет возможности отказаться от подписания контракта?

— Почему? Возможность есть. Надо просто занять позицию и держать. Есть возможность и механизмы, которые мы объясняем родителям. Просто до сегодняшней ночи это было в одном формате — сейчас, возможно, будет больше давления.

Занимать позицию может быть сложно, особенно внутри армии. Конечно, 19-летнему парню [тяжело] подать рапорт о том, что его предыдущий рапорт [на подписание контракта] отзывается, выдержать разговор с командованием, пережить угрозы. Я осознаю, что это тяжело.

Но если человек понимает цену всего этого, то выдержать давление возможно. Особенно если у него есть поддержка извне, в семье. В этой сфере почти все организации были вынуждены прекратить системную работу. Сейчас кроме семей никто не может их поддержать. Возможность есть, дальше дело за ними.

Что еще почитать:

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
Как работать с украинскими беженцами, если ты российский чиновник? Следить за ними и доносить в полицию за «фейки» о российской армии
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Кого полиция находит быстрее — нападавших на активистов или авторов антивоенных акций?
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.