16 апреля 2014

Испанец Серхио Гарсия — о популярности своей бороды, пельменях и цене на перец

Каждую неделю «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь. Преподаватель испанского языка и музыкант Серхио Гарсия рассказал «Бумаге» о том, как его отходили веником в общественной бане, чем страшна Москва и как, приехав в Петербург, он разочаровался в Советском Союзе.
Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Россия, существовавшая в моей голове, очень отличалась от той России, которую я узнал. С юности я идеализировал советский строй. В Испании левые рассказывали нам об СССР как о «рае на земле». И я в своей наивной молодости думал: «О, как чудесно, они живут как братья, и все принадлежит всем», эта мысль меня восхищала. Все рухнуло очень быстро, когда я приехал в Россию и начал получать информацию из первых рук. Мне не понравилось то, во что в реальности превратилась страна, и какие страдания людям принес Советский Союз. Идеальный образ был уничтожен, когда я увидел, что прогрессивные идеи были на самом деле консервативными. Это было первое, чему меня научила Россия. Еще я понял, что русские люди очень сдержанны и даже грубы в выражениях: некоторые слова звучат резко, как хлыст. Например, для испанца немыслимо услышать просто нет. Каждый раз, когда я получал в ответ нет, был парализован, испытывал культурный шок. Еще меня удивляют синьоры-бабушки на почте или в кассах, которые начинают кричать на тебя, а ты не понимаешь даже, за что. Они страшно сердиты на весь мир. Обычно я улыбаюсь, и чем больше я улыбаюсь, тем сильнее они злятся.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Санкт-Петербург?

О, мне бы хотелось перенести солнце, много солнца. Еще ту еду, которой здесь не найти: хамон, продукты из свинины, разные фрукты и овощи — по испанской еде я очень скучаю. И по друзьям тоже, но лучше не их перевозить, а самому летать в Испанию: я живу там по два месяца в году.

Какие люди сыграли для вас важную роль?

Одна моя особенная подруга Лидия, которая много мне помогает и делает мою жизнь в Петербурге более прекрасной. Коллеги с работы, коллектив преподавателей, которые всегда готовы помочь. Еще Макс, я учил его играть на гитаре и на укулеле, и его подруга Яна. Роман, парень, с которым мы делаем музыку: у нас здесь есть своя группа «130 по встречной на старенькой Vespa». Я играю на гитаре с 14–15 лет и был участником групп уже в нескольких странах. Еще до того, как я переехал в Россию, меня здесь ждали музыканты, и именно они меня встречали в аэропорту. Еще была одна испанская девушка, с которой я жил здесь. Мы познакомились в Англии, потом вместе переехали в Болгарию и оттуда вместе же — в Россию; через три года после приезда в Петербург мы разошлись. Но она сыграла очень важную роль в моей жизни и стала причиной того, почему я здесь.

Пять находок в Санкт-Петербурге

1. Пельмени со сметаной

Я никогда до этого ничего подобного не ел, но когда приехал в Россию, я кормился пельменями. И творог тоже обнаружил здесь, как и много других молочных продуктов.

2. Баня

В России я открыл для себя баню. Баня с чаем из лесных трав, даже не чаем, а с отваром из лесных трав — это идеально. Рядом с «Владимирской» есть особенное место, туда ходили париться Достоевский, Ленин, это очень старая баня. Атмосфера там невероятная: синьоры 60–70 лет в полотенцах за пляжным столиком пьют водку и закусывают перцем. Частные бани мне неинтересны, мне нравятся публичные — с кучей русских, которые друг друга стегают веником. Я помню, как стал там центром внимания только из-за того, что испанец. Все мужчины хотели побить меня веником в качестве знака уважения ко мне. Тогда я получил неплохую взбучку.
Русские люди очень сдержанны и даже грубы в выражениях: некоторые слова звучат резко, как хлыст

3. Замерзшее море

Раньше я думал, что такого не бывает. Увидев Финский залив, где «замороженное море» простирается повсюду, я был в шоке — все шел по берегу, а оно не заканчивалось. Все вокруг было белым, а ведь я приехал из страны, где снега вообще не существует. Невероятно!

4. Маршрутки

Когда впервые в маршрутке какой-то человек сунул мне деньги в руку, я на него с удивлением посмотрел и эти деньги ему вернул. Он начал на меня кричать: «Ты что делаешь? Ты что, дурак?». Деньги проходят по рукам над головами людей, сдача возвращается обратно, потом возвращается билет — для испанца это невероятно. Если в Испании попросишь передать деньги вперед, они исчезнут. Еще удивили частные машины, которые работают как такси. Я сначала говорил: это сумасшествие, никогда не буду их останавливать, а сейчас спокойно это делаю.

5. Фанатки

С нашей группой мы объездили множество городов в России, и каждый раз путешествуем все больше. Иногда я обнаруживаю, что окружен девушками, которые спрашивают, можно ли потрогать мою бороду. Женщинам нравится борода, не знаю почему.

Зачем вы здесь?

У меня нет никакой конкретной цели в России. Я не возвращаюсь в Испанию, потому что мне хорошо здесь. В моей жизни есть все, что необходимо: друзья, хорошая работа, где меня уважают и любят, ученики, с которыми я в отличных отношениях, — тут я счастлив в профессии. До того, как выбрать для жизни Петербург, я съездил в Москву на три дня. Мне страшно нравилась Красная площадь, и я мечтал жить рядом с ней. Но в первый же день в Москве я понял, что жить там не буду: увидел, сколько стоит перец. У нас есть такое выражение «Esto no vale un pimiento» («Это и перца не стоит»), потому что в Испании он не стоит вообще ничего. В Москве я увидел перец за четыре евро и сказал себе: «Если так, то во сколько же обойдется салат?». Петербург мне показался самым мирным городом на Земле, с милыми приятными людьми. Он гораздо дружелюбнее монстра-Москвы. У меня возникали некоторые проблемы, когда меня называли «еврей», «педераст», «черный», но это редкие случаи. Однажды я садился на поезд из Самары в Оренбург, и проводница долго недоверчиво смотрела в мой паспорт, тогда я сказал по-русски: «Я испанский человек, а не террорист». Ее это очень развеселило, она заулыбалась и сразу впустила меня. Вообще, я говорю по-русски очень плохо и делаю это только в публичных местах, в магазине, например. Проблема в том, что на работе по-испански говорят абсолютно все, а с друзьями я общаюсь на английском. Ужасно признавать это, но в моей жизни — в той жизни, как она устроена сейчас, — нет никакой необходимости говорить по-русски. Мне как преподавателю языков очень стыдно, правда.
У меня возникали некоторые проблемы, когда меня называли «еврей», «педераст», «черный»
Большинство людей в Петербурге относятся ко мне с заботой и уважением. Когда хожу ночью по барам, мной интересуются: все хотят знать, что я тут делаю, почему, что думаю про их страну, как у меня дела, наконец. Я отлично себя чувствую среди русских, хотя поначалу они казались мне немного резкими и агрессивными. Молодые люди в барах автоматически начинают говорить со мной по-английски и всегда все очень приветливы. Кстати, врачи тоже: когда я здесь иду к доктору, отношение ко мне лучше, чем к русским. Это потому что для них я экзотика.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.