«Союз независимых рестораторов» просит Беглова поддержать общепит. Какую реакцию ждут владельцы заведений и что сейчас происходит в сфере

«Союз независимых рестораторов» Петербурга обратился к губернатору Александру Беглову с просьбой поддержать заведения общепита во время пандемии. В письме владельцы кафе, баров и ресторанов отметили, что введение ограничений без компенсаций «подрывает доверие к власти», а сам Смольный перекладывает всю тяжесть решений по борьбе с COVID-19 на бизнес. Накануне власти Петербурга ужесточили ограничения в городе: в соответствии с ними с 23 ноября заведения общепита закроются в торговых центрах.

«Бумага» поговорила с Александром Романенко, членом «Союза независимых рестораторов» и сооснователем Bakunin Group. Он рассказал, какой реакции владельцы общепита ждут от властей и какие убытки несет индустрия из-за ограничений.

Александр Романенко

член «Союза независимых рестораторов», сооснователь Bakunin Group

Что происходит в городском общепите

— Индустрия сейчас чувствует себя на минус 50 % в среднем от выручки. У кого-то минус 30 %, у кого-то — [минус] 70 %, но в среднем так. Это уже означает не только отсутствие прибыли, но и конкретные убытки. Общепит, как известно, не имеет никакой финансовой подушки, это всё малый бизнес. [При этом] у меня складывается ощущение, что снова нас не закроют. В марте закрывали бизнес, когда было 16 заболевших в день (26 марта, когда объявили о закрытии заведений, в Петербурге выявили 5 случаев COVID-19 за сутки — прим. «Бумаги»), сейчас — две тысячи, болеют все кругом, я недавно переболел.

Наш Stereo Pub & Pizza закрылся. Мы полгода просидели без выручки, закрылись и решили переехать в центр. Сейчас идут разборки с арендодателем, так как мы считаем ситуацию форс-мажором, а они — нет. По договору аренды мы должны были уведомить о его расторжении за три месяца, но это просто невозможно. Мы тянули до последнего, но не «вывезли». И от государства требуется хотя бы осадить озверевших арендодателей.

Мы, рестораторы, заложники ситуации: с одной стороны, мы не можем никого увольнять, с другой — нас треплют арендодатели, которым вообще всё фиолетово. Вместо того чтобы спасать свое общественное питание, мы с утра до ночи переписываемся с арендодателями, тратимся на юристов и так далее.

Чего рестораторы ждут от властей

— Самая главная наша просьба — не вводить неразумные ограничения, убивающие бизнес. Сначала нас заставили раздвинуть столы и не сажать много людей, потом ограничили часы нашей работы, лишив нас огромной части выручки. Это не влияет на развитие пандемии, если при этом работают школы, детские сады, в общественном транспорте — давка, а масочный режим там не соблюдается. Нас заставляют убирать столики, а вы видели такое в общественном транспорте? Нет такого. Это всё фикция.

Мы хотели бы добиться, чтобы власть вела реальный диалог с нами, чтобы нас спрашивали о чем-то, согласовывали действия. Нас лишают выручек и ничего не компенсируют. Нам нужна поддержка государства, прежде всего — официальное признание нынешней ситуации форс-мажором. Помимо ограничений нас просто уничтожают поставщики, арендодатели. Они нам говорят: «У вас двери открыты, вы людей обслуживаете, платите нам по полной». Какая-нибудь справка, признающая ситуацию форс-мажором, реально позволила бы нам вести с ними нормальный диалог. Сейчас же рестораторы уходят не просто в ноль, а в минус.

Летом выдавали госкредиты на поддержку пострадавших отраслей, чтобы рестораторы могли взять деньги и закрыть «дыры». Владельцы ночных клубов или баров тогда взяли кредиты, а потом их время работы ограничили до 23:00. Что им теперь делать, государство не сказало.

У меня тоже есть кредит. Когда мне его выдали, я взял обязательство не сокращать штат — в таком случае мне его потом спишут. Но я не могу не сокращать штат, если мне сократили посадочные места и часы работы. Если же я сокращу штат, то попаду еще на эти выплаты. Как это разруливать — непонятно, так как реального диалога с государством нет.

В Петербурге есть чат со Смольным, где проходят какие-то небольшие обсуждения. Но каких-то круглых столов или встреч нет. Вчера [18 ноября] под покровом ночи вышло постановление об ограничениях для торговых центров. Все представители губернатора, которые имеют отношение к ним, есть в этом чате, но никакой реакции не было.

Что рестораторы планируют делать, если заведения вновь закроют

— [Сейчас] у меня нет плана. Вероятнее всего, мы попрощаемся со всеми сотрудниками, но пока ничего не ясно. Повторюсь: мне кажется, что не закроют, потому что государству придется тогда нам платить, переводить МРОТы, а это затратно. Гораздо проще всех ограничить и пустить озверевшие патрули, которые ходят по заведениям и выписывают штрафы по 300 тысяч.

Мы приспособились к новой реальности, [где есть коронавирус]: ограничили посадочные места, раздвинули столики на полтора метра, в каждом зале каждого заведения поставили мощные рециркуляторы воздуха. Всё, что было предписано, есть и работает. Как приспосабливаться еще, я не понимаю. Наверно, люди будут увольняться, потому что не смогут зарабатывать чаевых или нужную выработку часов. Они пойдут работать в другое место, так как общепит стал зоной риска: очень квалифицированные сотрудники, отработавшие по 5, 10, 15 лет в общепите, уходят на заводы, кто-то устраивается в детский садик (там зарплата стабильная, а если закроют — продолжат платить).

К болезни мы в любом случае приспособимся. Но одно дело приспосабливаться к пандемии, к заражениям, к страху людей — и мы делаем всё, чтобы показать, что санитария соблюдается. Но мы не можем приспособиться к внезапным ограничениям. Это как приказ стоять на голове — настолько же логично. Почему коронавирус опаснее после 23:00? Власти ничего не объясняют.

Есть ли результаты деятельности «Союза независимых рестораторов», который существует больше трех месяцев

— За эти три месяца мы смогли доказать властям, что сегрегация бизнеса по их размеру — это неправильно. Мы счастливы, что власть признала ошибку и исправила ее, вчера прошло очередное заседание (18 ноября Закс в первом чтении принял поправки в закон о «наливайках» — прим. «Бумаги»). Мы рады, что удалось добиться, чтобы нас услышали. Как только это дело будет завершено, мы возьмемся за следующее. У нас есть инициативы, например по улице Рубинштейна, и программа, но пока мы ее не публикуем, а пытаемся спасти наши бизнесы.

Стараемся привлечь к себе внимание по ситуации с пандемией. Мы будем и дальше шуметь об этом и добиваться диалога [с государством]. Всё, что нам говорят об этих нормах безопасности, — мы всё делаем. Пока что у нас очень стрессовое состояние, и я понимаю, что и у властей оно тоже стрессовое. Мы пытаемся понять их, но такое ощущение, что они нас — нет.


Ранее «Бумага» публиковала мнения экспертов о том, как ограничение работы заведений до 23:00 скажется на работе баров и ресторанов.

Фото на обложке: unsplash.com

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Вся лента

все новости
Вторая волна коронавируса
В Петербурге выросло число госпитализаций в коронавирусные стационары — на 9,2 %. За неделю в больницы поступили 5465 пациентов
Власти Петербурга проверят соблюдение ограничений по COVID-19 на концерте Басты. Накануне прошло второе выступление музыканта
Как растет число заболевших и умерших из-за коронавируса в Петербурге — показываем на графиках
В «Ледовом дворце» заявили, что петербургский концерт Басты с тысячами посетителей прошел без нарушений
Смольный и Роспотребнадзор ворвались на вечер джаза в петербургском «Люмьер-холле». Власти говорят, что мероприятие не было согласовано
Подкасты «Бумаги»
«Прошлое бабушек и дедушек я представляю черно-белым». Говорим про семейные истории с журналистом Александром Борзенко
«Это не продажа компетенций, а обмен энергией». Как профессионалы бесплатно помогают другим своими навыками — от стрижек до консультаций психолога
«Изменения климата уже за окном — мы просто не замечаем». Стало ли больше погодных аномалий и как остановить потепление — рассказываем в подкасте
«Если человек бежит в 90 лет — почему не бежать?». Как с возрастом меняется наше отношение к здоровью и трудно ли оставаться активным
«В обычных школах выбор отсутствует как факт». Зачем родители переводят детей на домашнее обучение и в альтернативные школы
Коллеги «Бумаги»
О народе в Ленинградской области, которого «как бы и нет»
Как коронавирус шел по системе ФСИН — исследование «Зоны права»
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Утрата памятников архитектуры
КГИОП назвал обрушение крыши корпуса завода «Красный треугольник» преступлением. Комитет требует провести противоаварийные работы
В Петербурге обвалилась крыша одного из корпусов «Красного треугольника». Ранее мародеры срезали поддерживающие металлоконструкции, сообщают активисты
Как в ближайшие годы изменятся Выборг и Ивангород и почему в Ленобласти нельзя отреставрировать все разрушенные дома? Интервью с главой нового комитета по охране памятников
Кронштадтский суд оштрафовал Минобороны из-за повреждения здания Служительского флигеля. Его построили в XVIII веке
В квартире на Васильевском острове обрушился потолок, из здания эвакуировали 15 человек. Обновлено
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Суд постановил закрыть бар Commode на Рубинштейна. Сооснователь говорит, что «видел много постановлений»
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.