Пять тезисов с открытия предвыборного штаба Ксении Собчак в Петербурге — о ЕУ, передаче Исаакиевского собора и абортах

Ксения Собчак 2 декабря официально открыла свой предвыборный штаб в Петербурге. На открытии она рассказала, зачем намерена посетить Европейский университет, почему будет бороться со списком запрещенных для женщин профессий и чем ее оскорбила передача Исаакиевского собора РПЦ. «Бумага» собрала пять основных тезисов Собчак в Петербурге.

«Передача Исаакиевского собора РПЦ оскорбляет меня лично»

— [Передача Исаакия] — одна из важнейших вещей, которые лично меня оскорбляют. <…> Переименовать Ленинград в Санкт-Петербург — это было ваше решение. Не мэра города Анатолия Собчака (хотя он его тоже поддерживал), не депутатов. Это было решение горожан через общий городской референдум. Это правильная и очень важная форма для восстановления городских выборов по важным вопросам.

То, что произошло вокруг Исаакия, — для меня это абсолютно возмутительная вещь. <…> Это должны решать горожане на референдуме, который должен был пройти в вашем городе. Горожане должны решать и другие ключевые вопросы, <…> связанные с культурным наследием и символами нашего прекрасного европейского города.

«Право Полтавченко — участвовать в выборах. Право народа — его не выбирать»

— <…> Должны быть реально выборы. Не показушно выбранные и назначаемые, а реально выборы. Безусловно, я считаю, что все главы регионов, все губернаторы должны будут в новой демократической России отстаивать свое право возглавлять тот или иной регион. Это право [губернатора Петербурга Георгия] Полтавченко участвовать в таких выборах. Но также право народа его не выбирать. Это должен быть выбор народа, а не выбор Москвы или нашего президента.

«Судебная ветвь власти на сегодняшний день отсутствует»

— У нас в принципе эта [судебная] ветвь власти на сегодняшний день отсутствует. [Глава «Роснефти» Игорь] Сечин, например, вообще плюет на этот суд (по делу бывшего министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева, — прим. «Бумаги»), он в него просто не ходит. Для него этого суда просто не существует, он видимо для каких-то других категорий граждан.

Это, мне кажется, апофеоз отношения к суду и того, что этот суд на сегодняшний день из себя представляет. Важные политические и экономические дела решаются по звонку разными группами интересов. Это не судейская площадка, а площадка тех, у кого больше знакомых и бабла.

Буду ли я менять судей? Не я должна менять судей. Должна быть проведена масштабнейшая реформа, должна быть уничтожена сцепка между судьей и прокурором, между судьей и следствием. <…> Конечно, я ее [реформу] проведу, [когда стану президентом].

«Я еду в Европейский университет, чтобы поддержать сотрудников»

— Я туда еду, как и раньше, для того, чтобы поддержать и поговорить с ректором. Мы находимся с ним в переписке. После того, как я выступила на митинге [в поддержку ЕУ], он и проректор прислали мне благодарственные письма.

Я слежу за этой ситуацией. Я ее не бросаю и еду, чтобы пообщаться с ними, с сотрудниками. Это будет некая встреча и по их шагам, и по той поддержке, которую мы можем им оказать.

«Феминист борется за равноправие полов. И в этом смысле я феминистка»

— Я считаю, что декриминализация домашнего насилия — это совершенно чудовищная вещь. У нас и вас есть статистика, вы знаете, какое количество женщин от этого страдает в семьях.

Я также считаю, что, конечно же, нужно бороться и со списком запрещенных профессий для женщин. Государство якобы беспокоится о женской репродуктивной системе, но мужчина при этом сам выбирает, репродуцировать ему дальше или работать на каких-то сложных, опасных работах. Государство за женщину решает, что репродуктивная функция важнее, чем профессии из этого запрещенного списка.

Помимо того, по части профессий из этого списка не доказано, что они вредны. РФ так и не смогла ответить по требованию ООН, что же такого вредного в этих профессиях для репродуктивной системы.

Женщина в любом случае должна сама выбирать, хочет ли она рожать или хочет заниматься карьерой, кем она вообще хочет быть и как хочет самореализовываться.

Право на аборты — это тоже женское право. <…> Да, женщину должны предупредить о возможных последствиях такой процедуры, но не более того.  Ей не должны навязывать решение. Опубликованы даже документы, которые посылают психологам, проводящим беседы с женщинами, которые хотят пройти процедуру аборта в госучреждениях. Там прямо написано, что женщины должны быть подвергнуть манипуляции, что нужно вызвать у них чувство вины. Это абсолютно запрещенные приемы.

Феминист — это человек, который борется за равноправие полов. И в этом смысле я, конечно, феминистка.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

МЕДИАМЕТРИКИ

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.