1 февраля 2017

Фельдшеры и водитель скорой помощи — о том, кто не пропускает на дорогах и что больше всего мешает работать

После участившихся случаев, когда водители намеренно не пропускали машины скорой помощи, депутаты сначала предложили в 60 раз увеличить штраф за такое поведение на дороге, а затем даже подготовили законопроект об уголовном наказании сроком до четырех лет.

Как шумиха вокруг проблемы повлияла на работу врачей, что больше всего мешает помогать людям и как водители скорой решают конфликты — в материале «Бумаги».

Максим Картышев

Фельдшер

— На самом деле случаи непропуска скорой сейчас встречаются не так уж и часто. Еще реже это стало происходить после телевизионного репортажа: проблемой стали заниматься даже органы. Недавно вот с нами катались сотрудники ДПС, выявляя тех, кто не пропускал нас с включенной мигалкой.

Чаще всего случаи непропуска скорой происходят на дорогах с односторонним движением. Зачастую мы в таких случаях сами вынуждены пропускать спешащих куда-то водителей, теряя 5–10 секунд. Эти секунды в большинстве случаев погоды не делают, зато спасают от препирательств, способных затянуться и на большее время.

К скорой вообще достаточно негативное отношение. Даже когда мы выезжаем на вызовы, люди ведут себя очень агрессивно, будто мы приехали не лечить их, а оказывать услуги в ресторане. Часто предъявляют необоснованные претензии и обещают жаловаться. Это, честно говоря, очень выматывает нервы. Приезжаешь помочь человеку, а к тебе такое отношение.

До сих пор остаются даже случаи рукоприкладства по отношению к сотрудникам скорой

С другой стороны, мы тоже совершаем ошибки. Та программа, которую нам дают в учебных заведениях, не полностью покрывает весь спектр задач, с которыми приходится сталкиваться фельдшеру. Многое приходится самостоятельно наверстывать.

Большие сложности появляются и из-за недостаточного оснащения машин, поэтому некоторые диагнозы пропадают из вида. Какую-нибудь патологию, которую положено лечить через поликлиническую службу, мы можем и пропустить. За это нас тоже не любят, ругаются. До сих пор остаются даже случаи рукоприкладства по отношению к сотрудникам скорой.

Подобное происходит, на мой взгляд, из-за сложившегося в стране отношения к медицине вообще и скорой помощи в частности. Весь авторитет профессии был подмочен в 90-х. Я не могу отрицать, что тогда была другая служба скорой помощи, и плоды этими непропусками мы и пожинаем. Но без доверия в современных условиях никуда. Главное сейчас — это воссоздать положительный образ сотрудников скорой в глазах народа.

Сергей Кузьмин

Водитель

— Я работаю в Ленобласти, где нет больших пробок и повышенной аварийности. Тем не менее, по словам коллег из города, после поднятого шума вокруг проблемы непропуска скорой таких случаев стало гораздо меньше. В действительности же в городе людям чаще некуда деться, поэтому они и пропустить не могут. То есть не по злому умыслу, а из невозможности.

На мой взгляд, скорую на дорогах часто не пропускают из-за сложившегося в России недоверия вообще ко всем институтам. Люди возводят в абсолют увиденные на ТВ единичные случаи, когда на скорой катаются депутаты или когда на машине просто ради веселья ездят врачи, включив мигалку. Но, честно говоря, я за свою практику никогда не сталкивался с подобным.

В действительности же в городе людям чаще некуда деться, поэтому они и пропустить не могут

Мы не имеем права отходить от маршрута, потому что каждая машина оснащена специальным GPS-датчиком, который отслеживает траекторию пути до вызова. За отклонение от курса следует солидный штраф.

В целом же, если говорить по учебнику, бригада скорой помощи гораздо сильнее зависит от пробок и аварий, чем от таких вот «непропускаторов». Они задерживают нас на несколько секунд, если не вступать с ними в конфликт, — пробки же могут не дать доехать до вызова вообще.

Внештатные ситуации случаются чаще у врачей, находящихся в кабине, чем у самого водителя. У нас, водителей, есть только ошибки, которые ничем нельзя оправдать. Водитель скорой — это всегда профессионал. На вызов мы едем со средней скоростью 90–100 км/ч, так что фельдшер может иногда и удариться на резком повороте. Если при такой скорости создается аварийная ситуация, которой невозможно избежать, то, конечно, виноват водитель. Мы призваны спасать жизни, а не забирать.

Они задерживают нас на несколько секунд, если не вступать с ними в конфликт, — пробки же могут не дать доехать до вызова вообще

Но, вообще, ошибок у водителя скорой быть не должно. С нашей стороны нарушения ПДД случаются только в том случае, если маневр абсолютно безопасен и необходим. Например, выезд на «тяжелого пациента» будет оправдывать действия водителя, а на очередного «поликлинического», у которого температура 38,5, — едва ли. Пациента реальнее спасти, если довезти его до стационара с задержкой, но не разбившись на пути.

Михаил Арсенов

Фельдшер

— За время моей работы я никогда не сталкивался с тем, чтобы нашу машину скорой помощи не пропускали. Всегда были понимающие люди. Тем не менее можно понять, но не принять тех, кто так делает. Скорую не пропускают те, кто просто не воспитан, не думает ни о ком, кроме себя, безразличен к окружающему. Мол, мне нужно домой, я тоже тороплюсь.

Но люди не одинаковые — это важно понимать. На тех же вызовах все ведут себя совершенно по-разному. Даже среди прохожих множество способно помочь занести какого-нибудь неходящего больного в машину. В другой день эти прохожие уже пройдут мимо, испугаются той же крови. Мне кажется, так и на дороге: в один день он пропускает, а в другой — уже нет.

Главная сложность в профессии фельдшера — это неправильное использование скорой вообще. У граждан нашей страны нет понимания, что скорая — для неотложных случаев. В последнее время нас используют как терапевтов поликлиники. Большая часть работы приходится как раз на такие «поликлинические» вызовы. Людей, действительно нуждающихся в скорой, очень мало.

У граждан нашей страны нет понимания, что скорая — для неотложных случаев. В последнее время нас используют как терапевтов поликлиники

К проблемным пациентам в таком потоке вызовов достаточно сложно добраться. Как, например, определить, кому помощь нужна быстрее? Два случая: один пациент задыхается от обострения хронического бронхита (затрудненное дыхание), второй — от отека легких. И среди них очень сложно определить, кому действительно нужна скорая, а кого нужно отправить в поликлинику. Мы тратим время на тех, кому могут помочь и в стационаре, забирая его у тех, кому действительно нужна скорая.

И везде будут появляться свои внештатные ситуации, из-за которых может пострадать пациент. Так, в городе это пробки, аварии, люди, которые не хотят пропускать. В Ленобласти — отдаленность населенных пунктов, отсутствие ближайших больниц, преодоление десятков километров. Из-за всего этого можно не успеть на вызов или не успеть довезти пациента. То, что подняли одну проблему, — хорошо. Но остались же еще никем не рассмотренные.

Photo Credit: photuum Flickr via Compfight cc

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.