29 июня 2018
Почему россиянок осуждают за секс с иностранными болельщиками и как это связано с мужскими страхами, Олимпиадой 1980 года и политикой? Рассказывает социолог и исследователи гендерных проблем и расизма

После начала чемпионата мира по футболу некоторые пользователи соцсетей стали оскорблять российских девушек за секс с иностранными болельщиками. «Московский комсомолец» выпустил колонку под названием «Поколение шлюх: россиянки на мундиале позорят себя и страну», а во «ВКонтакте» запустили паблик Buceta rosa, в котором участники осуждали связи с иностранными болельщиками.

Почему именно сейчас женщин стали оскорблять за отношения с иностранцами, как осуждение связано с мужскими страхами и насколько сильно на настроения в обществе повлияла Олимпиада-80? «Бумага» поговорила с социологом, сексологом и исследователями гендерных проблем и расизма о том, почему женщины подверглись осуждению и что это говорит о состоянии современного российского общества.

Анна Темкина

Содиректор программы гендерных исследований в Европейском университете в Петербурге, профессор факультета политических наук и социологии

— Тенденции к восприятию иностранца как привлекательного партнера или друга были всегда. Человек из другой культуры может экзотизироваться, выглядит иным — и его отличия могут быть привлекательными как для общения, так и для сексуальных отношений. В последнее время на это накладывается миграционные стремления некоторых российских женщин выйти замуж за иностранца с Запада и уехать за границу. Во время чемпионата мира возможности для этого расширяются.

Иногда девушки просто хотят разнообразить свои культурные и интимные опыты. Российские женщины — по крайней мере, городские — довольно сильно изменились за последнее время: если говорить об интимной жизни, они стали активнее и хорошо понимают, что хотят от партнеров и себя. Быстро меняются гендерные нормы и предписания нормативной женственности. Для женщин становится нормальным быть сексуально активными. Однако во всем мире мужчины и образцы мужественности меняются медленнее, они не всегда принимают и одобряют активность и независимость женщин.

Иностранец в таком контексте — это не только иной, который интересен, но и угроза: он опасный, пытается завладеть российскими женщинами и богатствами.

Такой страх колонизации через российских женщин проявляется, например, в заголовках некоторых СМИ («Московский комсомолец» выпустил колонку журналиста Платона Беседина под названием «Поколение шлюх: россиянки на мундиале позорят себя и страну», первую часть названия которой вскоре изменили на «Время шлюх» — прим. «Бумаги»). Иностранный мужчина опасен не только как завоеватель, но и как странный представитель демаскулизирующейся «западной» культуры, в которой большая часть мужчин принимает женскую эмансипацию, включается в уход за детьми и участвует в домашних делах. Такие мужчины вызывают страх стать равным женщине и утратить свою власть.

К тому же образ страны всегда имеет гендерные коннотации: это Родина-мать, отец нации и прочие гендерные образы, через которые нация обретает лицо и свойства женщины или мужчины. Но действует и обратный процесс — действия конкретных женщин переносятся на образ страны в целом. Если женщины поступают так, как «не принято», это осуждается и становится «позором страны».

Фото: kremlin

Социологически интересно заявление председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Тамары Плетневой, в котором она призвала не вступать в интимную связь с иностранцами во время ЧМ. В нем и том, как оно срезонировало, сочетаются сразу несколько болевых точек современного российского общества. Во-первых, оно ставит вопрос о взаимоотношении граждан с государством, независимо от чемпионата: имеет ли власть легитимное право указывать, с кем гражданам вступать в сексуальные отношения, а с кем нет? Если такие заявления поступают, значит, кто-то, представляющий государство, считает себя вправе вмешиваться. Судя по реакции, граждане не всегда с этим согласны.

Во-вторых, подобные заявления демонстрируют отношение к национальному сообществу и национальным границам России, к исключительности нашей страны и тому, насколько сильно мы отличаемся от Запада и его сексуальной политики. Нам внушают, что мы другие, более традиционные и духовные по сравнению с бездуховным Западом в широком смысле. ЧМ разрушает эту грань: выясняется, что не такие уж мы другие, девушки могут вступать в сексуальные и иные отношения с «иностранными бездуховными мужчинами». Приезжают к нам представители «врагов», которые вдруг оказываются друзьями и сексуальными партнерами.

В-третьих, в противоположных заявлениях (после заявления Плетневой представитель Госдумы по спорту, туризму и делам молодежи Михаил Дегтярев призвал иностранных болельщиков влюбляться и заводить детей с россиянками — прим. «Бумаги») прослеживается и демографический аспект. Так или иначе в обоих случаях государство демонстрирует заинтересованность в контроле и увеличении рождаемости. Однако в их заявлениях прослеживается идея, что не нужно рассчитывать на социальную поддержку и на то, что матерей-одиночек будет содержать государство

Вмешательство в интимную жизнь граждан — это не исключительно российский феномен. Но в некоторых странах она осуществляется более мягкими способами, например, поддерживая семьи с несколькими детьми. Но в российском государстве, хотя мы и живем в глобальном мире, со времен советского времени не исчезает попытка прямого директивного вмешательства в частную жизнь, с указанием, когда, с кем и для чего граждане должны вступать в сексуальные отношения. И это оказывается не частным вопросом, а вопросом сексуальной, демографической и социальной политики, а также границ национального сообщества.

Виталий Горохов

Доцент факультета сравнительных политических исследований Северо-Западного института управления РАНХиГС, исследователь расизма в спорте

— Порицание девушек за связь именно с зарубежными болельщиками носит, скорее, охранительно-националистический характер и не привязано к стереотипам восприятия иностранцев как представителей других рас и культур. Оно существует из-за консервативности части нашего общества в отношении сексуальной жизни и охраны собственных границ.

Подобные мероприятия, даже если становятся, как чемпионат мира, общественно значимыми событиями, далеко не всегда вызывают дискурс подобного рода. Например, на предыдущих чемпионатах мира и крупнейших спортивных событиях подобных вопросов не возникало, хотя в другие страны также приезжали десятки тысяч болельщиков.

На восприятие сегодняшней ситуации, скорее всего, влияет Олимпиада-1980, после которой даже зародился термин «дети Олимпиады» (дети, родившиеся вскоре после Олимпиады 1980 года, у которых один из родителей житель Африки, Латинской Америки или Азии — прим. «Бумаги»), но нужно понимать, что прошло больше 30 лет: о серьезной проблеме не позволяют говорить те же средства контрацепции. К тому же сам дискурс «остерегайтесь сексуальных контактов» — это советское наследие: не политическое направление, а просто человеческое непонимание «не такого, как мы».

Фото: wiki

В такого рода порицаниях не прослеживается открытая дискриминационная политика. Тема находится больше в онлайне и форсируется и подогревается скорее СМИ, чем самими людьми. Пока тема продается, она муссируется. На тех же стадионах этот вопрос не стоит: сцен, которые рисуют себе ярые противники этой темы (связей россиянок и иностранцев — прим. «Бумаги»), в реальной жизни вы не увидите. Просто из-за того, что чемпионат мира по футболу формирует повестку дня, на него накладываются глубинные вопросы нашего общества, в том числе этот.

Любые крупные события всегда сопровождаются сексом как неотъемлемой частью человеческого общения. Так же, как и отрицательные эксцессы из разряда того, когда русских девушек заставляют петь оскорбительные песни на непонятном им языке. Но на чемпионат мира приезжают зачастую молодые и активные люди, так что всё, что происходит, это нормально и является частью жизни.

Евгений Кульгавчук

Врач-сексолог, психотерапевт, президент Профессионального объединения врачей-сексологов

— Неприятие — это подобие социального «иммунитета» и не связано именно с Россией. Многие популяции, словно большой организм, часто отторгают внешнее.

В России значительная часть женщин относится к иностранцам или с настороженностью и безразличием, или же с небольшим любопытством, никак не переходящим в сексуальное влечение. Психотип тех, кого привлекают иностранцы с точки зрения интимных отношений, подразумевает интерес ко всему необычному, который может переходить в «пробы». Нового здесь мало: на отдыхе в Турции женщины также вступают в интимные связи с турецкими мужчинами, но говорить, что это делают все, будет явным преувеличением.

Такие отношения дают женщинам новые впечатления, могут перерасти в роман. При этом зарубежного избранника могут не принимать близкие, а впоследствии и родственники, что влечет за собой «отрыв от корней» одного из партнеров.

Юлия Зеликова

Кандидат социологических наук, преподаватель политологии в Северо-Западном институте управления РАНХиГС

— Весь порицательный дискурс запустился с заявления депутата Плетневой, которая принадлежит к поколению людей, в чьей молодости матери-одиночки были абсолютно стигматизированной группой. Сейчас это абсолютно не так. И происходит столкновение двух взглядов разных поколений.

К тому же из-за форсирования в российском обществе антиамериканских и антиевропейских воззрений иностранец становится, с одной стороны, человеком, с которым интересно общаться и с помощью которого можно понять, что все мы одинаковые. И что к нам — россиянам — хорошо относятся.

С другой стороны, иностранец — человек, к которому можно относиться плохо из-за уже сформированного образа «России, живущей в окружении врагов»: якобы «отдать» ему женщину — это проигрыш. Но из-за отсутствия прямых рычагов давления на иностранцев, давят на женщин. Конечно, это всё странно, но просто сталкиваются две точки зрения — и получается дискриминация вторыми первых.

У современных молодых людей секс далеко не обязательно сопряжен с рождением детей и созданием семьи, что в мировоззрение советского человека не всегда укладывается. Сейчас части людей уже нет дела, кто, как и когда с кем-то спит. Но это не вписывается в стереотипы патриархальной позиции, которая лишь недавно стала набирать обороты вновь.

На самом деле, согласно исследованиям, отношение к сексу в российском обществе более либеральное, чем, например, в том же американском: к добрачным и внебрачным связям все относятся терпимее. Нам пытаются навязать патриархальные ценности с недавнего времени, и это даже получается. Так, из-за начала форсирования после середины нулевых православной позиции и позиции государства в отношении семьи, либерализация секса идет на спад как среди взрослого, так и среди молодого поколения.

Фото на обложке: kremlin

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.