30 августа 2013

Когда первое сентября не в радость: обзор книг о школе и ее героях

Во все времена школа — будь то лицей, частный пансионат или Хогвартс — была тем неиссякаемым источником курьезных случаев, детских комплексов и проблем воспитания, из которого черпали идеи сюжетов многие писатели. Колумнист «Бумаги», специалист по детской литературе Марина Соломонова, вспоминает самые важные книги о школе: дореволюционные рассказы о буднях институток, повести о советских подростках, дневники флегматичного американского середнячка и записки российского двоечника.
Иллюстрации: Рита Волох / «Бумага»
Родители делятся на «продвинутых» и недоверчивых: «продвинутые» готовы испытать на своем ребенке распоследние достижения современной детской шведской и немецкой литературы и сами тебя пугают. А недоверчивые на все твои рассказы вдохновенные, включающие цитаты из Чуковского, Габбе и Бахтина, хмыкают и отвечают: «Ну а Винни-Пуха у вас нет?». Но законы жанра остаются неизменными: «Больше всех других книг дети любят повести о людях», — цитата из Габбе. Разовьем и продолжим: самая потенциально интересная успешная книга для школьника, младшего-среднего-старшего, при всех индивидуальных пристрастиях и увлечениях кошками, рок-музыкой или футболом — книга о нем самом. То есть о школе, мальчишках и девчонках, которые живут каждый день самой обычной жизнью и пытаются прожить ее как самое интересное на Земле событие. И это прекрасно, просто не описать словами насколько, когда появляется в новинках у какого-нибудь хорошего детского издательства новая отличная книга о том самом — о школе. Мы сразу чуть ли не шампанское открываем — она точно будет продаваться. Не потому, что мы бессердечные книжные торгаши, а потому что хочется таких книг — о них. Хотя о кошках тоже хорошо.
Писатели осмелели и не боятся экспериментировать, а издатели – издавать: все просто ищут новые формы для этих новых избалованных современных детей, которые все так же, как и раньше, просто хотят, чтобы их удивили
Опять же цитата из Тамары Габбе, ее очерка «О школьной повести и ее читателе» — «Почему же нашим ребятам все еще не хватает школьных повестей и рассказов?» — как никогда актуальна. Очерк Габбе вышел в 1938 году, когда советская власть активно создавала детскую литературу для воспитания «людей будущего», когда школа менялась практически каждый день, пересматривались ценности, методы обучения, программы. Стали другими и сами школьники — в одном классе сидели разные «классы». Тогда создание литературы «такой, какой надо», причем еще и талантливой — ведь детей, в отличие от взрослых, не заставишь читать плохие тексты — было вопросом госполитики. Ныне ситуация схожая: школа меняется со страшной скоростью в течение многих лет и каждый год дети все менее похожи на предыдущих. Теперь уже речь не о детях девяностых и детях двухтысячных, а о детях 2005 года рождения и о детях 2006 года — это же совершенно разные люди! Отсюда дикий кризис жанра — попробуй угнаться за такими детьми, за их ценностями, да читают ли они вообще? Сейчас выяснилось, что читают и по-прежнему любят книги о школе — в любой форме, так что даже серия о Гарри Поттере обязана своим успехом прежде всего «школьной» составляющей, а именно Хогвартсу с его чудаками-учителями, экзотическими предметами, соперничеством между факультетами, переживаниями по поводу экзаменов и школьных соревнований. Писатели осмелели и не боятся экспериментировать, а издатели — издавать: все просто ищут новые формы для этих новых избалованных современных детей, которые все так же, как и раньше, просто хотят, чтобы их удивили. В преддверии нового школьного года предлагаем вниманию результаты последней ревизии: что есть самого интересного в подвиде литературы о школе из последних поступлений. Все это книги, которые понравятся и взрослым, — мало того, даже будут отбираться у детей, несмотря на крики об угнетении и деспотизме; ну, мы надеемся.  

Ретро: серии «Девичьи судьбы» и «Маленькие женщины»

Многие родители безмерно любят эти книги, вздыхая: «Ах, что ж сейчас все не так»

У издательства «ЭНАС» есть не книги, а целые серии для самых пуританских и недоверчивых родителей, которые блюдут своих дочерей в этом кошмарном, полном соблазнов мире: «Девичьи судьбы» и «Маленькие женщины». В «Девичьих судьбах» выходят дореволюционные повести о буднях институток, написанные в основном по личным воспоминаниям писательниц: «Парфетки и мовешки» Татьяны Лассунской-Наркович, «Веселые будни. Дневник гимназистки» Веры Новицкой, «Институтки» Надежды Лухмановой, ну и Чарская, конечно же. Многие родители безмерно любят эти книги, вздыхая: «Ах, что ж сейчас все не так». И слава Богу, что не так, в институты большей частью попадали девочки бедные или, вообще, сироты. Государство о них заботилось таким образом, и участь их после окончания института была незавидна — унылая и унизительная работа в том же институте или в гувернантках. Кроме того, образование в институтах, несмотря на легенды, было весьма специфическое, а уж атмосфера и вовсе удушливая и нездоровая сопровождалась истериками, плохой едой и предельной религиозностью. Но, видимо, утрированное девичество — темная фрейдистская сторона сильных русских женщин.
Иллюстрации с сайта labirint.ru
В серии «Маленькие женщины» (для насмешливых невежественных в детской литературе придир — серия названа в честь книги Марии Луизы Олкотт, легендарного американского произведения о четырех сестрах) выходят канонические и образцовые английские и американские книжки о девочках, среди которых очень хочется рассказать об Элизабет Мид-Смит. Дочка ирландского протестантского священника, первую книгу она издала в 17 лет, а ее «Девичий мирок (история одной школы)», вышедший в 1886 году, стал так популярен, что именно с него романы о школе появились как жанр. Ей подражали, и книги о школе так и стали называть — школьные романы… «Семь молоденьких девиц, или Дом вверх дном», «Девичий мирок (история одной школы)», «Школьная королева» — действие всех книг проходит в частных школах для девочек, не институтах, как у нас, а в пансионах. Такое заведение мог открыть практически любой человек в Великобритании — сделать из своего дома школу, набрать учителей по своему разумению и вести дела. Такие школы, правда, для мальчиков активно поминаются у Диккенса, о такой школе пишет Бернетт в «Маленькой принцессе» — страшно интересно.  

Советский «Дневник Кости Рябцева»

Готовьтесь к разговорам о буржуазности Пушкина и супружеских отношений

Издательство «Теревинф» переиздало книгу, которая для советской России 20-х годов стала такой же классикой, как «Республика ШКИД», и которая повествует о становлении общеобразовательной школы в те годы. О жанре дневника я расскажу ниже — сейчас он претерпевает самые мощные пертурбации, порождая главные бестселлеры и шедевры, но «Дневник Кости Рябцева» — это именно классика. Книга датируется 1928 годом, а первые годы учебы приходятся на 1923–1924 год — вы представляете, что творилось тогда в школах? Нет? Костя Рябцев — типичный постреволюционный радикальный подросток, готовьтесь к разговорам о буржуазности Пушкина и супружеских отношений. И как же это похоже на современную школу, когда учителей обвиняют в консерватизме и преданности «строю», а преподаватели пытаются сражаться и любить этих новых странных детей, совершенно «иных» по их «устаревшим» учительским меркам. Потрясающая книга, необыкновенной силы и откровенности текст.  

Дневники мальчиков и девочек наших дней

В них столько картинок, что родители вздрагивают: как малобукаф…

Школьная повесть часто пишется от лица главного героя, максимально приближаясь к жанру дневника, часто это дневник и есть. Дневниковые записи, как пишут учебники, отличаются психологизмом, субъективностью взглядов автора, откровенностью. Автор, соединяющий школьную повесть с дневником, идет на определенный риск: он хочет быть своим, он шпион, он Штирлиц. Ему нужно, чтобы ему поверили дети, что он такой, как они, — ему нужно говорить как они, смеяться над теми же вещами, увлекаться тем же, и только тогда он сможет, как взрослый, сказать им нечто важное. Дневники современных авторов и есть по сути сами настоящие дневники — книги стилизованы под исписанные, разрисованные тетради, открывая которые, восторженные дети сразу попадают в пространство, предлагаемое автором, — обычно профессиональным дизайнером, карикатуристом и художником по совместительству. Безусловным хитом в этом жанре стали «Дневники слабака» Джеффа Кинни, о которых можно говорить бесконечно. С 2007 года серия книг о Греге Хеффли, школьном лузере, держит статус столь же успешного, «как Гарри Поттер», бестселлера-феномена. Сейчас это уже целая индустрия, с фильмами, с сувенирной продукцией. В России книгу издали «Рид Медиа» и сейчас готовят вторую — обещали на начало сентября.
Отрывок из книги «Дневник слабака»
«Том Гейтс. Мой головокружительный мир» Лиз Пичон, издательство «Клевер Медиа Групп», продолжает традицию «Дневника слабака». Том — британец, живет в маленьком городке, его отец — дизайнер, который работает дома. Том его очень стесняется, потому что папа одевается как подросток и носит футболки с символикой рок-групп, что выглядит нелепо. Еще у Тома есть старшая сестра-гарпия, девочка, которая ему нравится в школе и, конечно, свой бэнд, с которым он репетирует после школы… Очень стильная книжка. Специфика новых мальчишеских «дневников» — это обилие сленга и разговорной лексики, с которыми наши переводчики довольно неплохо справляются. И, конечно, обильные иллюстрации, выполняющие не привычную роль «картинки к тексту», а самостоятельную сюжетообразующую функцию, как в комиксе по сути. В них столько картинок, что родители вздрагивают: как малобукаф… Сразу растолкуем: современные авторы таким образом пытаются привлечь внимание детей, уже всем сердцем привязанным к визуальной культуре комиксов и фильмов, к книге как форме.
Отрывки из книги «Том Гейтс» с сайта labirint.ru
«Привет! Это я… (не оставляй меня снова одну)…» Нины Элизабет Грентвед от издательства «КомпасГид» — дневник девчачий. Весь в картинках, картах, наклейках, сердечках. Но при всем ничуть не слащавый. Шведы — что вы хотите от них. Суровая правда подростковой жизни. Девочка Ода влюбляется в старшего брата своей лучшей подруги. Очень светлая, сложная и живая книга, о поиске себя, но «упакованная» вот в такую вот форму.  

Гиваргизов как жанр

Это черный юмор — в его самом высоком проявлении, как высокая мода малодоступный, но если вы полюбили Гиваргизова, пропащая, счастливейшая вы душа

«Записки выдающего двоечника» Артура Гиваргизова не так давно вышли в издательстве «Эгмонт» с роскошными рисунками Максима Покалева, художника студии Артемия Лебедева. Надо хватать. Когда-то, в начале двухтысячных, Гиваргизова читали только молодые взрослые. Тогда еще не было принято читать детскую литературу как любимую в открытую. Все ржали как проклятые над его рассказами, это был такой новый Хармс. Его книги собирали все, даже если в «новой» был только один свежий рассказ.
Отрывок из книги «Записки выдающего двоечника» с сайта labirint.ru
Артур Гиваргизов — учитель музыки, и школу он знает не понаслышке, как светлое или темное воспоминание о прошлом. Он пишет только очень короткие рассказы или пьески — про школу, которую так здорово взорвать, про учителей, берущих взятки и видящих дурные сны про свою работу, про детей, которых приковывают к батарее, чтобы выучили, что надо, про родителей, которые делают уроки за детей по ночам и все-все расскажут о своей жизни в сочинении «Как я провел это лето». Это черный юмор — в его самом высоком проявлении, как высокая мода; малодоступный, но если вы полюбили Гиваргизова, пропащая, счастливейшая вы душа. Молодые взрослые, которые в начале двухтысячных умирали от хохота над его книгами, теперь стали молодыми родителями. Из подобной же молодой сумасшедшей развеселой роскошной прозы «не для всех», поколения журнала «Трамвай», нетайного братства, страстно рекомендую: «Моя собака любит джаз» Марины Москвиной, «Рассказы маленького мальчика» и другие книги Олега Кургузова, «Сказки про мам» Сергея Седова.  

Современная школьная повесть

Книги у Жвалевского и Пастернак наимудрейшие, тонкие, ироничные, азартно закрученные. Как же мало их одних

Самые главные игроки на этом поле — Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак, белорусский дуэт, создающий драйвовые качественные повести о современной школе с элементами фантастики. «Я хочу в школу», «Шекспиру и не снилось», «Типа смотри короче», «Время всегда хорошее», «Гимназия № 13», «Москвест» — это истории о современных школьниках, которыми дети и их родители упиваются и требуют бесконечно: «А что-нибудь такое, а еще ничего нового не вышло?». На сегодня у дуэта несколько престижных детских премий — есть за что. «Я хочу в школу» — книга с самым вызывающим названием рассказывает об экспериментальной школе, которую создала группа продвинутых учителей, методы обучения шокируют проверяющего дяденьку из РОНО, да и финансирование внезапно обрывается, потому что спонсора обвиняют в старых бандитских делах. В итоге школа закрывается и дети, учившиеся несколько лет в условиях полного творчества и свободы, распределены в самую обычную среднюю школу. Как они там выживут? Книги у Жвалевского и Пастернак наимудрейшие, тонкие, ироничные, азартно закрученные. Как же мало их одних. Честь им и слава.  

Для взрослых о школе

Читать в момент тяжелейшей или тихой депрессии, когда все ценности вдруг рухнули, но миру до этого дела нет

«Когда отдыхают ангелы», «Как дневник» — книги Марины Аромштам, учительницы начальных классов, психолога, человека тончайшей души, нерва, совести. Это книги о начальной школе, современной российской, от которой требуют так много, а дать можно так мало — ну, как всегда. «Когда отдыхают ангелы» — история одного класса, с первого по четвертый, глазами девочки-школьницы и глазами учительницы. Когда я рассказываю о книге, говорю заученные фразы, которые все равно мне не надоедают: «Читать в момент тяжелейшей или тихой депрессии, когда все ценности вдруг рухнули, но миру до этого дела нет, каждый день надо вставать, идти на работу и что-то этому миру давать… Кстати, вы знаете, кто такой Януш Корчак? А то он там часто поминается…» Я, вообще-то, не сноб, не надейтесь, но люди многие и вправду не слышали о Корчаке — и ничего страшного. Я рассказываю, кто такой Януш Корчак, и наступает минута, когда у человека меняется лицо и он узнает о таком человеке, как Корчак. Вот тогда я думаю о том, что мир стал капельку лучше. Спасибо Марине Аромштам за эту книгу. Она дает мне силы делать свою работу дальше, каждый день. Она о детях — о том, что они и чудо, и чудовища, и опять чудо.
Иллюстрации из книги «Когда отдыхают ангелы»
«Как дневник» — публицистические очерки о буднях учителя начальных классов: как работать с родителями, какие нынче дети, о стажировках в других странах и школах, очень порой необычных… В серии с «Как дневник» вышла еще одна книга — «Воспоминания о школе» итальянского учителя Джованни Моска, очень трогательные воспоминания про шестидесятые годы. А у издательства «Самокат» есть похожая на «Когда отдыхают ангелы» — «Взгляд кролика» Кэндзиро Хайтани, про молодую учительницу, у которой в классе учится очень сложный мальчик, он не разговаривает и коллекционирует мух, но в итоге она находит путь к его сердцу.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Вся лента

все новости
Читайте еще
Женские романы, которые не стыдно читать
Участник Science Slam Марина Соломонова — о Гарри Поттере как социальном явлении
Шесть книг о войне: эсэсовцы-геи и пионеры-герои
Вторая волна коронавируса
«Без работы остаются десятки тысяч петербуржцев»: владельцы детских игровых центров попросили Беглова не запрещать их работу
«Тенденции к снижению заболеваемости нет»: напряженная ситуация с коронавирусом в Петербурге может сохраниться до весны, рассказали в Роспотребнадзоре
На 24 петербуржца составили протоколы за нарушение масочного режима в транспорте после ужесточения ограничений
Прививку от COVID-19 уже можно сделать в Москве. Участники испытаний вакцины, которую будут использовать и в Петербурге, рассказывают о программе и своем самочувствии
Какие слухи про коронавирус популярны в России и почему люди распространяют «советы Юры из Уханя» и «письмо бельгийских врачей»? Рассказывает исследовательница фейков
Поддержка протестующих в Беларуси
Беларусь объявила Тихановскую в межгосударственный розыск за призывы к свержению конституционного строя
На «Марше гордости» в Беларуси задержали почти 600 человек, сообщают правозащитники
В Минске произошли столкновения милиции и протестующих. На акциях задержали несколько десятков человек, в том числе журналистов
В Петербурге прошла акция солидарности с протестующими в Беларуси. Ее участники проехали по рекам и каналам с бело-красно-белыми флагами
В центр Минска стянули автобусы с силовиками, бронетехнику и водометы. На акции протеста накануне в городе задержали около 400 человек
Коллеги «Бумаги»
Документальное кино о женщинах в ожидании свободы
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Надежда малых городов
Отравление Навального
Путин заявил, что лично дал поручение выпустить Навального на лечение за границу
Евросоюз ввел санкции против нескольких российских чиновников из-за отравления Навального
Из-за чего обвалился рубль, как на него повлияло отравление Навального и будет ли доллар по 100? Рассказывает экономист
«Санкции против всей страны не работают». Навальный призвал ЕС ввести санкции против окружения Путина
Эксперты ОЗХО подтвердили, что Алексея Навального отравили «Новичком»
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Жители Рубинштейна попросили ужесточить правила работы летних кафе во время пандемии
Озеленение Петербурга
У дома Бассейного товарищества активисты высадили 12 лип. Местные жители долго не могли получить согласование на посадку деревьев
Петербургские активисты высадили каштаны на площади Шевченко в Петроградском районе
Смольный продлил компании «Анна Нова» аренду участка в Муринском парке до августа 2024 года, сообщают активисты
Кто и как борется за сохранение деревьев в Петербурге и почему в городе так мало зелени
Петербуржцы убрались и посадили многолетние растения во дворе на Загородном проспекте
Закон о «наливайках»
В Петербурге предложили запретить выдачу двух «алкогольных» лицензий на одно помещение. Это запретит магазинам ночью продавать спиртное в розлив
В Закс Петербурга внесли новый проект закона о «наливайках». Требование о 50 квадратных метрах будет касаться только заведений в домах массовой серии. Обновлено
В центре Петербурга могут разрешить работу баров площадью более 20 квадратных метров, сообщила рабочая группа по «закону о наливайках»
Закон о «наливайках» могут смягчить. Барам меньше 50 метров разрешат работать, если они находятся в историческом центре
Беглов посетил петербургский бар Spontan, попадающий под закон о «наливайках». Губернатор выпил там соку и пригласил владельца на встречу в Смольном

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.