90-летний фотограф Валентин Самарин, снимавший Бродского и Хвостенко, — об эмиграции, галерее в квартире на Васильевском и собственном фотожанре

В Петербурге проходят сразу три выставки к 90-летию фотографа Валентина Самарина. Он был одним из ярких деятелей ленинградского андеграунда, организовал художественный салон в собственной квартире, а в 1970-х годах придумал жанр фотосъемки Sanki.

В 80-е Самарин эмигрировал из России после допросов в КГБ и психиатрической больницы. Оказавшись в Париже, он снимал выступления Иосифа Бродского, перформансы Алексея Хвостенко, а также отпевание Андрея Тарковского, где Мстислав Ростропович исполнил 6-ю симфонию Чайковского.

«Бумага» поговорила с Самариным о его детстве в Петербурге, нескольких неоконченных вузах и экспериментах в фотографии.

— Вы родились в Ленинграде в 1928 году. Где прошло ваше детство?

— Мы жили на улице Гоголя (ныне Малая Морская улица — прим. «Бумаги»), я катался на самокате вокруг Исаакия. В здании на Вознесенском, где сейчас находится гостиница, была 14 школа. Там я учился уму-разуму.

Иосиф Бродский и Никита Струве. Париж, 1988 год

Во время блокады я был в эвакуации в Вятской губернии. Там мне удалось неожиданным образом вдруг заняться своим образованием. Я где-то узнал, что можно учиться экстерном, и за два учебных года проскочил сразу 4 класса. В 1944 году я окончил десятилетку. Правда, потом я немного жалел, что многие науки проскочил по верхам.

— Вы учились на физическом факультете Ленинградского государственного университета, философском факультете, в театральном институте, мореходном училище и других институтах. Что вам это дало?

— Физический факультет был моим началом, которое определило многое впоследствии. Будучи дилетантом, не окончив этот факультет, я познакомился с научным знанием и впоследствии всегда с большим вниманием относился к последним достижениям в области теоретической физики. Этими знаниями я и воспользовался, чтобы определить феномен Sanki, возникающий в преображениях серебряной фотографии (в 1970-е Самарин придумал стиль фотографии, который назвал словом Sanki из книги о древнекитайской философии «Сенс-энергетика», — прим. «Бумаги»)

Гариг Басмаджян и Наталья Медведева. Париж, 1988 год

На философском факультете я познакомился с историей философии и с основами этой науки вообще. Другим моим образованием был театральный институт. Там я даже не был зачислен, а был вольным слушателем, работая осветителем сцены. Последним моим университетом была Сорбонна.

— Почему вы не окончили ни один из университетов?

— Поступить и не окончить — это даже красиво. Поначалу я не думал, что это будет так красиво, просто так получилось.

— Как вы начали заниматься фотографией?

— В детстве у меня был фотоаппарат, и как-то я сфотографировал отца и мать на одну стеклянную пластину. Это произошло случайно, но я сразу осмыслил удивительный результат, когда соединяются две проекции. Было темно, горела электрическая лампа на столе, и было много темного неосвещенного пространства, которое дает возможность очень хитрому совмещению негативов.

Хвостенко. Метапортрет. 1995 год
Иосиф Бродский. Париж, 1988 год

Вообще-то я всегда был фотографом. Не скажу, что занимался экспериментальной фотографией, но сразу же начал придумывать какие-то свои приемы. Не жалея фотоматериала, всегда делал работу начисто. Как получится. И вот получился выход на фотографии Sanki. Главное в них — это лучик, блеск небесного света, который есть и может возникнуть в каждом человеке. Этот свет — главная «суперпозиция» фотографий Sanki.

— В 1978 году вы организовали салон «Студия 974» в собственной квартире на Васильевском острове. Что там происходило?

— В этой студии проходили свободные встречи. Они назывались «понедельники», я провел их более 60.

Автопортрет

— Почему в 1981 году вам пришлось эмигрировать?

— Мне предложили выехать из России за активное участие в женском антисоветском клубе «Мария». Ну и за всё остальное, за всю мою деятельность (Валентин Самарин участвовал в нескольких культурных акциях, в том числе распространял листовки «За мир и демократию» — прим. «Бумаги»). Я не стал сопротивляться.

Автопортрет. Ленинград, 1975 год
Автопортрет. Париж, 2001 год

Выехав, я сразу попал в Париж. Там я жил в русском культурном центре в Монжероне, где когда-то жила Анна Ярославна, дочь Ярослава Мудрого, королева Франции.

Фотографии французского периода творчества Валентина Самарина можно увидеть на выставке «Русские в Париже» в Музее Анны Ахматовой в Фонтанном Доме. В галерее Art of Foto проходит выставка «Балет Валентина Самарина», в «Галерее мастеров» — «Метазнаки Валентина Самарина».

Чтобы каждую неделю получать письма о спектаклях, балете и концертах, подпишитесь на тематическую рассылку «Бумаги»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.