30 января 2015

«Здесь нам никто ничего не должен»: как в Петербурге живут беженцы из Украины полгода спустя

С момента начала боевых действий в Украине прошло уже больше десяти месяцев. За это время, согласно данным ПАСЕ, более 524 тысяч человек бежало с Донбасса в Россию. «Бумага» пообщалась с тремя украинскими беженцами, живущими в Петербурге, о том как они начинали новую жизнь в России.
Строитель, ставший барменом, студент и домохозяйка, продающая «Пиццу по-донбасски», которую печет сама, — беженцы и переселенцы рассказывают о том, как пытаются найти подходящую работу, обжиться в Петербурге и не вспоминать то, что видели на родине.

«Как-то утром я пришел к УФМС и просто ахнул»

Сергей Погорелов

Донецк
— После Евромайдана в Украине начались волнения как на рынке валют, так и на рынке труда. С горем пополам прошла весна, я работал на стройке, но работы было все меньше и меньше, а инфляция росла. Большинство начало жить от зарплаты до зарплаты.
После того как к России присоединили Крым, в Донецке начали ходить разговоры о том, что тоже было бы хорошо стать частью РФ. И вот ближе к концу августа я увидел самолеты в стороне аэропорта и дым вокруг него. Для меня это стало началом гражданской войны и, как и для многих дончан, началом перемен.
Я занимался отделкой квартиры одного майора СБУ. Он тогда приостановил ремонт и сказал мне, что, скорее всего, здесь в ближайшее время работать и жить станет невозможно. В мою голову тогда начали лезть мысли о том, что мне делать дальше. Работы не было, денег тоже, а в городе начали появляться новые люди с оружием.
Я принял решение искать работу в России до урегулирования ситуации в Донецке. Чисто случайно связался с одним из знакомых и узнал, что он работал в Твери на стройке. Час разговаривал по телефону, в итоге меня взяли к ним в бригаду. Вечером я уже звонил матери, чтобы предупредить, что на три месяца уезжаю в Россию на заработки.
Город ошеломил меня своей красотой и историей — действительно казалось, что я попал в Европу
В Твери я попал в бригаду на стройку, которая состояла из ребят из Донецкой и Харьковской областей. Мы быстро сработались. Но месяц спустя вся бригада начала подозревать, что что-то с этой работой не так: вместо тысячи рублей в неделю на питание нам выдавали по пятьсот рублей, с каждой неделей мы получали все меньше и меньше денег. Дошло до того, что на еду бригадир давал нам на балок по 200-300 рублей на 2-3 дня, а в балке проживало по меньшей мере пять человек. Многие начали поговаривать, что пахнет «кидаловом», и через две недели эти опасения подтвердились. Нам дали понять, что денег сейчас нет и намекнули, что если мы уйдем, то их и не будет.
На протяжении всей этой истории я созванивался с домом. Стало понятно, что пути назад уже нет — в Донбассе идет братоубийственная война. Я разузнал телефон дальних родственников в Питере и попросил помощи у них. Так как денег у меня не было даже на поезд, им пришлось ехать за мной в Тверь, так в конце августа я оказался в Питере. Город ошеломил меня своей красотой и историей — действительно казалось, что я попал в Европу.
Родственники мне помогли снять квартиру и оплатили первый месяц аренды. Первую свою работу здесь я искал недолго, просто вышел из дома и увидел в ста метрах от него автомойку. Пришел туда и сразу устроился мойщиком.
Через некоторое время встал вопрос о моем статусе на территории России. Учитывая развал на Украине, да и прелесть Петербурга, я принял решение остаться здесь и оформить себе статус беженца. Как-то утром я пришел к УФМС и просто ахнул: у здания собралось по меньшей мере человек двести. Все кричали, были на нервах, и никто не знал, что делать и как оформлять документы. Кто-то пытался получить жилье, у многих было по 3-4 ребенка. Отстояв весь день, я так и не попал в нужный мне кабинет — очередь остановилась на середине. Слава богу, там нашелся человек, который составил список на следующий день.
Первую свою работу здесь я искал недолго, просто вышел из дома и увидел в ста метрах от него автомойку
Я вернулся для оформления желаемого статуса, прождал пять часов и прорвался в кабинет, где мне сказали, что статус беженца я не получу — максимум «временное убежище». Во время заполнения анкеты я слушал окружающих, наблюдал за ними и понял, что не все так гладко в России: мамаши с детьми бегают, пытаясь найти хоть какое-нибудь жилье, сотрудники ФМС, работающие на месте, не могут ответить и на половину вопросов.
Пока мое заявление рассматривали, я начал искать более оплачиваемую работу и ушел с мойки. Везде, конечно, говорили, что берут только граждан РФ, спрашивали о разрешении на работу и регистрации. После долгих поисков я утроился на птичьих правах в одно заведение барменом. До этого я уже стоял за стойкой восемь лет.
Каждый день я думаю о доме, но, если честно, после увиденного в новостях и соцсетях, я могу твердо сказать, что вернуться туда можно будет только в том случае, если Донецк и Луганск станут частью России или автономией. То, как грабили наши регионы киевские политики и олигархи, я наблюдал в мирной жизни, сейчас я вижу, как они поступают с мирным населением моего города, убивая земляков и называя их террористами.

«Я тут как обычный человек, как русский»

Андрей Б.

Краматорск
— Когда я уезжал в Россию, люди из ДНР отговаривали от поездки, но я не послушал и в начале лета приехал в Петербург.
Летом я поступил в РГПУ им. Герцена на бюджетное отделение факультета математики. Мне очень повезло: было всего 19 мест, а я как раз оказался 19-м. Стал старостой группы. Сейчас почти сдал сессию. Весь семестр я проработал в вегетарианском кафе, поэтому было сложно: учеба, работа, а после работы уже час ночи и пора спать.
Я гражданин России, но родился и вырос в Краматорске. Когда я приехал в Петербург, у меня был только заграничный паспорт, но тут я с легкостью получил внутренний. Никаких льгот при поступлении тоже не было, я ведь гражданин России. Но зато из-за того, что я бюджетник, мне дали место в общаге, я плачу за нее тысячу рублей в месяц. Денег сейчас хватает, но не на многое — пару раз в неделю могу попить кофе в кофейне, «МакФлурри» в Макдональдсе купить.
И российской армии я нужен, и украинской
Небольшие проблемы были с военкоматом: нужно было в беготне собрать большой пакет документов. Надо страховой полис сделать. Еще, наверное, ИНН стоит оформить. После бакалавриата, я так понял, меня призовут в российскую армию. Я не горю желанием служить, но и отлынивать тоже не стану. Это же всего один год — поднакачаюсь. Там правила, дисциплина, жизненный опыт получу. На войну, думаю, не отправят.
На Новый год хотел съездить домой — в Краматорске у меня осталась мама, куча родственников, мы не виделись больше полугода — но вот денег не нашлось. С родными в Краматорске мы постоянно созваниваемся. После того как его взяли войска, в городе почти спокойно, только на границе города постоянно проходят учения украинской армии — стреляют постоянно. Непонятно, впустят ли меня теперь туда, я же гражданин России. Хотя, несмотря на это, осенью мне пришла повестка в украинскую армию. И российской армии я нужен, и украинской. На два фронта воевать!
Еще я не знаю, как теперь быть с тем, что я носил еду ополченцам. Это забавно, потому что моя подруга то же самое делала для солдат украинской армии. Мы очень удивились, когда друг о друге это узнали. Я раньше бы весь такой за ДНР, за ополчение. А теперь не знаю. Блин, ребята, зачем воевать? Сдались бы этим украинцам и стали бы все украинцами. Подумаешь!
Я не раз вспоминаю события в Донбассе, все, что видел, и начинаю грустить
В Петербурге очень круто. Я отсюда никуда не уеду, только на каникулы — на месяцок на родную Украину. Я вижу свою жизнь здесь, я полюбил этот город. То, что я из Украины, никто не замечает, если только я специально не говорю. Я тут как обычный человек, как русский. Через пару дней после того как я начал работать в кафе, туда вышла девушка. Ее Настя зовут. Сейчас я с ней встречаюсь — это вообще огонь!
Мне недавно приснился сон. На улице у моего дома перестрелка солдат и ополченцев. Кого-то ранили и оставили, во сне не было понятно, кого. И вот этот раненый лежит под окнами — я выбежал, начал обрабатывать его раны перекисью водорода. Проснулся в холодном поту. Я не раз вспоминаю события в Донбассе, все, что видел, и начинаю грустить. Но из-за девушки отпускает — она меня спасает.

«Муж чинил компьютеры и рыл могилы на кладбище»

Юлия Качалова

Горловка
— Поводом для отъезда стала война и страх за годовалого сына. Страх за его жизнь. Бесконечные бомбежки города не давали надежды на лучшее. Даже не знаю, что было страшнее — оставаться или ехать, ведь ехать было некуда и не к кому. В июле все-таки уехали в Ленобласть, поселились в Токсово на даче у местного жителя. В группе для беженцев «Мирное небо» написал мужчина, что примет беженцев. Мы с ним созвонились по Skype. После переезда муж сразу устроился на стройку. Помогали соседи, помогали неравнодушные к нашей беде люди. Мы им очень благодарны.
Люди — для нас главная поддержка
После Токсово мы жили в общежитии, а теперь снимаем квартиру рядом со станцией метро «Ломоносовская». Муж уже где только ни работал. Сейчас трудится в фирме по продаже светильников: зарабатывает тысячу рублей в день. Вечерами и ночами он подрабатывает в мебельном цеху — делает диваны и кресла. До этого чинил компьютеры, делал электрику и рыл могилы на кладбище. Вообще-то у него высшее экономическое образование, но беженцам редко везет с честным работодателем, ну, или с работодателем, готовым принять беженца на нормальную работу.
Я сама пока сижу дома с ребенком: сыну сейчас год и семь месяцев, в детский сад пока не берут. Недавно придумала себе подработку: дома, в Горловке, я пекла пиццу и решила попробовать то же самое здесь. У меня особый семейный рецепт от мамы — мы его никому не даем. Выручка с каждой пиццы 150-200 рублей, продаю ее через соцсети — «Пицца по-донбасски» называется. Этих денег хватает, чтобы оплатить супругу дорогу на очередное собеседование. Хочется, конечно, не дома пиццу печь, а организовать свое дело.
У мужа высшее экономическое образование, но беженцам редко везет с честным работодателем, ну, или с работодателем, готовым принять беженца на нормальную работу
Нам здесь очень помогают наши новые друзья: мы часто остаемся без денег, когда заплатим за аренду жилья. Бывает, что нам не на что купить ребенку еду и подгузники. Нас выручали и волонтеры. Вообще люди — для нас главная поддержка. От властей России было меньше помощи: никаких финансовых выплат не было. Говорят, беженцам выделяется помощь. А тем, у кого, как у нас, временное убежище или разрешение на временное проживание, не дают ни копейки! Хотя я и не утверждаю, что они должны нам помогать. В России много семей, которые нуждаются.
Здесь нам никто ничего не должен — нам должно правительство Украины! Должно детские пособия, это как минимум, но оно нас убивает. Я хотела бы вернуться, но когда я звоню по телефону родным, то слышу, как бомбят. Страшно.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Военное положение
Власти Ленобласти отменили запрет митингов. И назвали эту меру «избыточной»
Затоплены, замусорены и сокрыты. В каком состоянии бомбоубежища Петербурга — и почему большинство горожан их не найдет
В Петербурге почти месяц действует военный «режим базовой готовности». Что это такое? И касается ли он горожан?
Россия проводит ядерные учения. Что об этом нужно знать
«Меры безопасности усиливаются». Беглов — о режиме базовой готовности в Петербурге
Мобилизация
Песков призвал не обращать внимание на сообщения о готовящейся волне мобилизации
«Или вы едете, или в тюрьму». В Петербурге двое мобилизованных пожаловались на отказ в госпитализации. По их словам, их готовят к отправке в неизвестном направлении
Беглов поздравил мобилизованных с окончанием военной подготовки и отправкой на фронт
Петербуржец побывал на войне, досрочно расторг контракт, а теперь пытается отменить решение о мобилизации, пишет «Фонтанка»
«А где в православии указано, что вы не должны убивать человека?» Как суд отказал в АГС мобилизованному Кириллу Березину
Визовые ограничения
Президент Финляндии заявил о бессрочном запрете на туристические визы для россиян
Финляндия собирается строить забор на границе с Россией. Каким он будет и сколько займут работы?
Чехия ограничит въезд для российских туристов с 25 октября
На финской границе развернули более 500 россиян после введения запрета на въезд для туристов. До этого отказы были единичными
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Давление на свободу слова
«Весну» признали экстремистской организацией
Чем известен Тимур Булатов, арестованный за вождение без прав. От доносов на ЛГБТ до аварии с Z на капоте
«Дождю» аннулировали лицензию на вещание в Латвии. С чем это связано?
Правозащитный центр «Мемориал» исключили из государственного реестра юридических лиц. Суд утвердил это решение
Бар «Доски» уволил сотрудника после доноса основателя экстремистского «Мужского государства»
Свободу Саше Скочиленко
«Би-би-си» внесло Сашу Скочиленко в список самых вдохновляющих и влиятельных женщин мира
Саше Скочиленко продлили арест до 10 апреля 2023 года
Обвинение Скочиленко опирается на экспертизу, где говорится, что Саша лжет, а военные РФ «гуманны». «Бумага» разобрала документ
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Экономический кризис — 2022
Как изменится прожиточный минимум в России в 2023 году?
За год мандрины в Петербурге подорожали более чем на 50 %
В 2023 году билеты на поезда дальнего следования в России подорожают на 8,1 %
Предельная плата за техосмотр транспорта в Петербурге вырастет почти вдвое
Туристы в Петербурге теперь будут платить курортный сбор. О какой сумме речь и кого это коснется?
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Chrome или Mozilla Firefox Mozilla Firefox или Chrome.