1 марта 2016

«Культурно-искусствоведческий беспредел»: зачем журналисты пожаловались чиновникам на граффити с Хармсом

Вчера стало известно, что чиновники велели закрасить портрет Даниила Хармса на фасаде дома 11 по улице Маяковского. Об этом рассказали жильцы, которые, во-первых, пытаются сохранить граффити, а во-вторых — не хотят оплачивать покраску.
Позднее выяснилось, что запрос в КГА отправили журналисты: Вадим Кузьмицкий и главный редактор «Канонера» Дмитрий Ратников. «Бумага» попросила Ратникова объяснить, зачем они написали чиновникам, подняли очередную волну недовольства среди горожан и создали почти федеральную новость.
Фото: Паша Кас
— Какие цели вы преследовали, когда обращались с запросом в профильные ведомства?
— Мы совершаем одни и те же действия после появления подобных больших рисунков, поскольку городское законодательство прямо запрещает размещение крупной рекламы и изображений в историческом центре Петербурга. В случае с Малым проспектом П. С. (рисунок на брандмауэре ко Дню Победы — прим. «Бумаги») и с двумя случаями на Обводном канале, в том числе с поздравлением президента Путина, мы отправляли такие запросы в комитет по градостроительству и архитектуре. Он должен выдавать разрешение на подобные рисунки. Комитет в таких случаях всегда говорит, что не может сам принять решение о художественной ценности того или иного изображения. Для этого нужно пройти художественную секцию градостроительного совета, где этим занимаются эксперты.
— К чему приводили ваши запросы в предыдущих случаях?
— Поздравление Путина на Обводном закрасили. По двум другим адресам, насколько я знаю, будут приняты аналогичные меры.
На углу Обводного канала и Серпуховской улицы на стене надпись «Трезвая Россия» и огромное изображение резиновой лодки. Там, чтобы закрасить, ждут потепления: технология требует, чтобы было в течение нескольких дней более пяти градусов тепла.
Фото: Дмитрий Ратников / «Канонер»
— В случае с портретом Хармса на улице Маяковского были ли какие-то отличия в действиях чиновников или в процедуре?
— Нет, это рядовой запрос. Меня немного удивил результат. Мы спрашивали, законно изображение или нет. В итоге районная администрация сделала всё в соответствии со своими полномочиями, но немного забегая вперед. Чиновники не стали выяснять законность, а сразу отправили управляющей компании письмо с просьбой предоставить разрешительную документацию, а если ее нет, закрасить портрет.
— Для вас принципиально содержание граффити, личность автора или заказчика?
— У нас так получается, что любой человек, обладающий каким-то количеством денег, может заказать у промышленных альпинистов нарисовать всё, что заблагорассудится, на какой-нибудь стене. Есть ли у этого человека талант или нет — никого не волнует. Примеры последних лет с тем же Цоем, Павлом Дуровым и другими картинами доказывают, что ни один чиновник не замечает самого процесса разрисовывания стен. Букву П рисовали несколько дней, чиновники даже ходили туда, но никого не остановили, в итоге она провисела год или полтора.
— То есть даже одобрение жителей дома не является аргументом в пользу граффити?
— Смотря каких жителей. Тут есть опасность, что жители будут защищать граффити не с художественной точки зрения, а с бытовой — им иначе придется за свой счет его закрашивать. В целом же подход к облику исторического города сформирован законодательно: и на городском, и на федеральном, и на мировом уровне. Рисунок на лицевых стенах дома — это дело не только жильцов дома, это дело всего города.
В случае с Хармсом работали неплохие художники, в отличие от трех других примеров. Этот рисунок мне лично нравится, но такой подход совершенно некорректен
Мне другое непонятно. Почему не пойти с тем же Хармсом и не разрисовать какой-нибудь убогий панельный дом на проспекте Авиаконструкторов? Почему все хотят реализоваться именно в центре города? Я надеюсь, что, если мы будем переключать внимание с того, какие «бессмысленные чиновники«, и начнем рассуждать на саму тему, приводить разные аргументы, может появиться хотя бы какая-то регламентация подобных вопросов. Важно, чтобы в этом могли принимать участие другие жители города.
— Что первостепенно для вас сейчас: усовершенствовать процедуру или избавиться от рисунка на фасаде?
— Во-первых, нужно узнать, проходила ли картина согласование и каковы мнения экспертов на этот счет, чтобы понять, к кому апеллировать. Во-вторых, хочется объяснить художникам, что такой культурно-искусствоведческий беспредел для Петербурга, на мой взгляд, неприемлем. Конечно, в случае с Хармсом работали неплохие художники, в отличие от трех других примеров. Этот рисунок мне лично нравится, но такой подход совершенно некорректен.
Толпе у нас достаточно какого-то первого мнения более или менее известного источника: либо человека, либо издания
Нет четкого желания стереть или оставить этот портрет. Мне кажется, что необходима регламентация, чтобы ясно и четко зафиксировать, какие рисунки, какого размера и на каких местах могут быть в центре города. Кроме того, это должно широко обсуждаться, причем не после появления очередного искусствоведческого вандализма, а до него.
— Как вы относитесь к шумихе, которая поднялась после публикации, когда люди стали выступать в защиту рисунка?
— Толпе у нас достаточно какого-то первого мнения более или менее известного источника: либо человека, либо издания. Его хватает, чтобы составить якобы свою точку зрения и дальше ее лоббировать. Эта толпа не способна на внимательный анализ всех аргументов и изучение ситуации. Но такова природа толпы, и к этому нужно относиться философски.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Сравнивают себя с Рейхсбанком и спасают россиян. Что мы узнали из текста «Медузы» о работе Центробанка в военное время
Давление на свободу слова
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
В Минюсте объяснили, кого признают «иноагентами». Тех, кто просит изменить законы и противоречит госполитике
💚 Мы запускаем мерч «Свобода мне к лицу». Встречайте: худи, футболки, косметика, свечи и торты
«Бумага» улучшила свой VPN: можно заходить на российские госсервисы из-за границы 💚
«Дочь сказала, что ей больше не нравятся полицейские». Директор «ПЕН-клуба» в Петербурге — о задержании за дискредитацию армии на выходе из поликлиники
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.