22 июня 2020

«Приговор зафиксировал — можно пытать подсудимого, суд всё одобрит»: что о сроках Бояршинова и Филинкова говорят правозащитники, активисты и родственники

Петербургским фигурантам дела «Сети» Виктору Филинкову и Юлию Бояршинову вынесли приговор — 7 и 5,5 лет колонии общего режима. У здания суда прошла стихийная акция в их поддержку, задержали около 30 человек. Участники скандировали: «Антифашист — не террорист» и «Свободу».

«Бумага» собрала мнения правозащитников и родственников фигурантов, которые в течение двух лет следили за процессом.

Николай Бояршинов, отец Юлия Бояршинова. Фото: Давид Френкель

Николай Бояршинов

отец Юлия Бояршинова

— Хотя всё уже было понятно, всё равно мерзкое ощущение от этого судилища, от всего, что происходит. Полнейший бред. При всей абсурдности, наверно, я уже так и ожидал. Я был на каждом заседании, видел, как судья реагирует на доводы адвокатов — что всё понимает совершенно по-своему.

Ни на какой оправдательный приговор надежды не было. Решение вынесено уже, записано, сегодня судья ничего даже и не придумывал. На прениях всё было готово, оставалось только закрыть цирк.

[Дело «Сети» было] для того, чтобы запугать всех, показать, что любая активность может очень серьезно закончиться. Но это не конец, нужно продолжать и делать всё возможное, пока ребят не освободят.

Яна Теплицкая

правозащитница

— Я не знаю, что в голове у суда и прокуратуры. Сроки, конечно, не имеют отношения к совершенным Виктором действиям. Могли дать пять, могли десять. Примерно так выглядит отсутствие правосудия.

[Тем, кто поддерживал Филинкова и Бояршинова, нужно] продолжать поддерживать. Впереди еще апелляция, этап и жизнь в колонии, которую Виктору обещали «испортить» — это дословная цитата от сотрудников ФСБ. Как глобально повлиять на ситуацию, я не знаю.

Прошло два года, мы по-прежнему мало что можем противопоставить пыткам. Этот приговор зафиксировал то, что и так было ясно: что можно пытать подсудимого и свидетелей, военный суд всё одобрит.

Екатерина Косаревская

правозащитница

— Я включила трансляцию на словах «приговаривается к семи годам» и не могла понять, кто приговаривается: если Виктор Филинков, то почему так мало, если Юлиан Бояршинов — то почему так много.

Надежды на правосудие на национальном уровне не было. Не было надежды на то, что будут доказаны зафиксированные нами пытки, не было и надежды на то, что сроки будут заметно отличаться от запрошенных прокурором. Однако Виктору дали на два года меньше, чем запросил прокурор. На два года больше минимального срока, на три года меньше максимального для не признавшего вину (и не раскаявшегося) Виктора. И защита, и Виктор очень хорошо работали. Юлиана приговорили к 5,5 годам по двум статьям, и это практически минимальный возможный срок (было бы странно ожидать «ниже низшего», как просила защита).

Петербург и Пенза — разные города. Разные фигуранты, разные УФСБ (и в Петербурге никого не сделали «организаторами», только «участниками» с меньшими сроками), разные суды (в Пензе суд повторил запрошенные прокурором сроки, а в Петербурге приговорил к меньшим). Не думаю, что полезно разбираться в том, как поведение на следствии влияет на приговор, и тем более не стоит говорить о гуманности. Едва ли суд, который вместо оправдательного приговора дал Виктору Филинкову 7 лет, гуманнее, чем суд, который вместо оправдательного приговора дал Василию Куксову 9 лет по той же статье.

И Виктор, и Юлиан будут отбывать наказание в колонии общего режима, у суда не было других вариантов: ранее не судимым участникам (а не организаторам) террористического сообщества строгий режим дать не могли. Но строгость режима не так важна, как сам выбор колонии. Любое лишение свободы ужасно, но пережить даже год (Виктору же осталось отбывать 4,5 года) в пыточной колонии будет очень трудно. Пыточной колонией Виктору угрожали оперативники ФСБ и в первые пыточные часы после задержания, и потом на протяжении всего следствия. Это страшная угроза, и противопоставить ей можно немногое: неугасающий общественный интерес сейчас, когда колония еще не выбрана, и потом, когда Виктора уже этапируют.

Нет надежды, что решение ЕСПЧ на что-то повлияет (даже без поправок в Конституцию такой надежды бы не было). Нет надежды на апелляцию, нет надежды на УДО и на амнистию. Я, впрочем, надеюсь, что Виктор Филинков и Юлиан Бояршинов выйдут на свободу раньше срока, который сегодня назвал суд.

— Дрожащими руками и задыхающимся голосом судья Муранов выдал 7 лет Вите и 5,5 Юлиану. Засчитал дату фактического задержания Вити, то есть за сутки до оформления в материалах дела (интересно, как обоснует это в приговоре).

Выходя из опустевшего зала, крикнула: «Ребята, надо танцевать!» — и станцевала. Они, кажется, улыбались, а пристав сказал: «девушка, потанцуете в другом месте». Каком другом, по-моему это самое подходящее.

Алина Есипова

активистка

— 7 лет Вите и 5,5 Юлику. Удивительным образом суд скинул Вите 2 из запрашиваемых прокурором 9 лет. Это ли не признание?

Очень радуюсь, что нас было много, надеюсь, что ребята ощутили гул толпы у суда. Задержали сегодня почти всех моих друзей у суда, мрази. Спасибо всем, кто пришел, и всем, кто кричал.

— «Мы переживаем крупную, отнюдь не локальную трагедию … так называемого гражданского общества, чей совокупный крик не может даже на миллиметр сдвинуть чашу (испорченных) весов в сторону милосердия и здравого смысла», — пишет Антон Долин [о деле «Седьмой студии»] <…>

Всё так. И это касается не только дела «Седьмой студии», но и дела «Сети», по которому сегодня вынесены приговоры двум невиновным ребятам, оговорившим себя под пытками: Виктору Филинкову — 7 лет, Юлиану Бояршинову — 5,5 лет.

И дела 80-летнего ученого Владимира Ивановича Лапыгина, который вчера должен был выйти по УДО, — он уже собирал вещи, родные дома уже готовили праздничный ужин… Но в последний день прокуратура опротестовала решение суда.

И еще десятков уголовных дел против людей, виновных лишь в том, что системе хочется кушать, причем с каждым днем всё больше и больше. И десятков, если не сотен тысяч россиян, которых 1 июля, в разгар эпидемии смертельного вируса, гонят на избирательные участки, чтобы они придали видимость легитимности пожизненному правлению Путина. «Гражданское общество» кричит в голос, но всем плевать. Это глас вопиющего даже не в пустыне — в болоте.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Дело «Сети»
Осужденный по делу «Сети» петербуржец Игорь Шишкин впервые рассказал о пытках: «В виде вишенки на торте — подключили провода к большим пальцам рук»
На свободу вышел осужденный по делу «Сети» петербуржец Игорь Шишкин
Суд в Петербурге оштрафовал четырех активистов, задержанных после оглашения приговора фигурантам дела «Сети»
Фигурант петербургского дела «Сети» Юлий Бояршинов подал иск на 400 тысяч рублей из-за условий содержания в СИЗО
В Петербурге полиция оштрафовала активиста за мат после суда по делу «Сети». В пример нецензурной брани привели лозунг «Антифашизм — не преступление»
Новые тексты «Бумаги»
На «Бумаге» — премьера клипа «Научи меня жить» от группы «Простывший пассажир трамвая № 7»
От хюгге-кэмпа до экофермы: блогеры рекомендуют необычные места для путешествия по Ленобласти
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Четвертая волна коронавируса
Международный культурный форум в Петербурге отменен из-за неблагоприятной ситуации с коронавирусом
Минздрав попросил пожилых медиков, самоизолировавшихся в начале пандемии, вакцинироваться и выйти на работу
«Фонтанка»: в Петербурге хотят ввести QR-коды для некоторых мероприятий, но не для общепита. Окончательное решение еще не принято
Собираетесь в Выборг, Новгород или Псков? Сверьтесь с картинкой — мы отметили регионы рядом с Петербургом, где ввели систему QR-кодов
Математики СПбГУ посчитали, какой может быть заболеваемость COVID-19 в России в ноябре
Как меняется Петербург
На Охтинском мысу создадут общественные пространства — какими они будут? Показываем прогулочную тропу, кафе и зимний сад
Смольный обещает до 2024-го ввести беспилотный транспорт, оплату проезда лицом и агрегатор культурных событий. Вот что может (но не точно) появиться в Петербурге
В Калининском районе появится 3 тысячи контейнеров для раздельного сбора мусора. Их установят в 2022 году
Власти готовят документы для приватизации дома Брюллова на Кадетской линии. Его могут выставить на продажу
С 2022 года платная парковка на улице Рубинштейна станет круглосуточной
Научпоп
Рецепторы, глобальное потепление и экономика труда. Главное о научных исследованиях нобелевских лауреатов — 2021
Космический туризм, астрономия и облачные технологии. Присоединяйтесь к нашему фестивалю Science Bar Hopping в Москве!
Петербургские археологи нашли геоглиф в виде быка в Тыве. Рассказываем, что это и почему находку называют уникальной
Откуда берутся слухи про чипирование, как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и можно ли зарабатывать на фактчекинге в России? Рассказывает сооснователь Fakecheck
Мы проводим научный фестиваль «Кампус» — офлайн! Приходите на лекции о том, как устроен интернет 💻 И поспешите, билетов не очень много
Вакцинация от коронавируса
Что известно об обязательной вакцинации в Петербурге. Кто должен привиться, какие санкции ждут отказавшихся и возможно ли введение QR-кодов
Российская сторона тормозит взаимное признание COVID-паспортов, заявил посол Евросоюза. Они позволят россиянам въезжать в страны ЕС без карантина
Блогера из Петербурга будут судить за видео с фейками о коронавирусе. Он утверждал, что применение вакцины приводит к смерти. Обновлено
Заболеваемость COVID-19 растет. Как обезопасить себя? Очень простая инструкция
Центр Гамалеи разрабатывает единую вакцину против гриппа и коронавируса. Ее начнут испытывать в конце 2022 года
Коллеги «Бумаги»
Кто реально победил на выборах в Госдуму? В чем не правы противники «Умного голосования»? Как были устроены фальсификации?
Как протест против ввоза мусора из Москвы пробудил в ярославцах интерес к экологическим проблемам
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
Гид по пригородам Петербурга
Прогулки с видом на реку, 100-летняя ГЭС и краеведческий музей в доме инженера — приезжайте в Волхов
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
Подкасты «Бумаги»
Как спасти планету от мусора? Придумываем варианты во время мозгового штурма: от геймификации до новой экономики
«Нахрен все эти деньги, открываем бар!». Каково запустить бизнес своей мечты — и закрыть его
Вместе со школы❤️ Выпуск про первые отношения и неловкие романы
«Твой умный кореш»: слушайте подкаст «Бумаги» — с историями про безумный автостоп, жизнь с пятью детьми и отказ от алкоголя
Как создать идеального робота и не породить корпорацию зла? Придумываем правила для искусственного интеллекта в первом видеовыпуске подкаста Science Bar Hopping!
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.