Пострадавший в теракте в петербургском метро подал в суд на обвиняемых. Почему он требует более 1 млн рублей компенсации и что думает о подсудимых

В Ленинградском окружном военном суде продолжаются заседания по делу о теракте в петербургском метрополитене, который произошел 3 апреля 2017 года. На слушании 11 апреля пострадавший во время взрыва Руслан Тарасенков подал иск к обвиняемым. Он потребовал более 1 млн рублей компенсации морального вреда. Около недели назад иск также подала петербурженка Елена Михайлова.

«Бумага» публикует рассказ Тарасенкова о том, что произошло с ним во время взрыва, в какой момент он решил подать иск и что думает о возможных пытках в отношении подсудимых.

Руслан Тарасенков

Пострадавший во время теракта в петербургском метро

— В тот день [3 апреля 2017 года] я спустился в метро на станции «Приморская» примерно в два часа дня. Проехал «Гостиный двор», перешел на «Невский проспект», попрощался с коллегой, с которым вместе ехал. И заскочил в поезд в сторону станции «Купчино», когда двери почти закрылись.

Когда поезд отъехал от «Сенной» и набрал скорость, прогремел взрыв. Был резкий хлопок, взрывная волна откинула меня в сторону. Было ощущение, что я горю: меня сверху вниз окатил огромный огненный шар с дымом.

В вагоне было темно, вокруг крики и паника. Я думал, что уже не выйду оттуда. Время тянулось очень долго. Потом мы доехали до «Техноложки», я вышел из вагона одним из последних, какие-то люди мне помогли вылезти из окна.

Я работник метрополитена, поэтому у меня есть допуск в служебные помещения. После произошедшего я пытался найти какое-то место, чтобы умыться, потому что руки были черными от копоти, а лицо обгорело. Просто хотел привести себя в нормальный вид — я тогда не осознавал, что может быть какой-то вред здоровью.

Внизу [на станции] я не нашел уборной, поэтому пошел в главное здание метрополитена, которое как раз там находится [на станции «Технологический институт»]. В отделе кадров мне оказали первую помощь, я позвонил родственникам и начальству, а потом обратился к врачам. Экспертиза установила легкий вред здоровью.

На первом слушании по делу о теракте [2 апреля 2019 года] судья сказал, что потерпевшие могут подать иск к обвиняемым. И я решил подать, потому что имею на это право. Обращался за бесплатной юридической помощью, которая положена по закону. В заявлении написал столько, сколько захотел, — 100 тысяч с каждого подсудимого.

Сам факт того, что я был в том вагоне, ужасающий. Я теперь всегда боюсь за свою жизнь, беспокойно сплю. Моя жизнь разделилась на два этапа: до и после. Меня до сих пор мучают головные боли, которые до взрыва не проявлялись. Даже сейчас мне плохо, болит сердце.

Я считаю, что обвиняемые придумывают пытки (двое подсудимых сообщили о пытках — прим. «Бумаги»). Почему-то я нахожусь здесь, а не по ту сторону [решетки]. Обычный человек туда не попадет.

Фото на обложке: Давид Френкель

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

НОВОСТИ

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.