«Поспать удалось только сидя». Задержанные 2 февраля в Петербурге — о ночи в отделе полиции без воды, ударах электрошокером и судах

На стихийной акции 2 февраля в Петербурге задержали более 250 человек — многие из них провели ночь в отделении без воды, еды и возможности поспать. К ним также не пускали адвокатов и волонтеров. Некоторые петербуржцы получили штрафы, часть отпустили домой под обязательство прийти на судебное заседание.

«Бумага» поговорила с пятью задержанными на акции — вот их истории.

В пресс-службе МВД по Петербургу и Ленобласти «Бумаге» не смогли оперативно прокомментировать ситуацию. В пресс-службе ГУ Росгвардии по городу и области отказались от комментариев.

Задержанная

— Мы с подругой вышли на митинг к Гостиному двору, прошли по Невскому в сторону Дворцовой. Там нас задержали и сопроводили в автобус. Это был не автозак, а обычный рейсовый автобус, довольно комфортный. Нас держали в нем 1,5–2 часа. В 21-й отдел полиции мы приехали около часа ночи.

В отделении к нам пришли два человека без опознавательных знаков и костюмов, сели и начали заполнять анкеты на каждого. Когда очередь дошла до меня, я спросила, кто они и как к ним можно обращаться, когда нас отпустят и почему задержали. Один сказал, что не знает и не работает здесь, а представляться не будет.

Во время опроса для анкеты я назвала данные, которые не была обязана говорить, но так вышло. Спрашивали о семейном положении, детях, адресе проживания, телефоне. Еще про судимости и татуировки. После часть из них ушла составлять протокол (это было в районе трех часов ночи), а вернулась только в 9 утра.

В течении этих шести часов мы спали на полу, на стульях, два человека без опознавательных знаков следили за нами до 8 утра. Я лежала на полу, вздремнула на полчаса. Агрессию никто не проявлял, но было очень неудобно. Из плюсов — нам давали воду, можно было сходить в туалет. Но нас не кормили, хотя мы просили об этом.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

В 9 утра сменилась смена — пришли две очень бодрые женщины-блондинки. Когда они узнали, что у меня дома остались двое детей с отцом, они спросили, не вызвали ли им органы опеки. Я спросила: «Вы мне угрожаете?», на что получила ответ: «Ну, может, отец не справляется». О том, что у меня двое маленьких детей, я говорила и на допросе. Заполнила заявление, что меня надо отпустить по этой причине. Его приняли и выдали мне талон-уведомление.

Эти две женщины заставляли проходить дактилоскопию. Говорили, что те, кто отказываются, получают 30 суток. Это явно была угроза. Когда кто-то еще отказался, они уже сказали о десяти сутках. Почти все подписали отказ от дактилоскопии.

Около часа дня нас всех отпустили, мне выдали копию протокола (нам вменили статью 20.2 ч. 6.1.). Я не писала объяснение и сказала, что на суд не приду, подписала отказ. Когда я спустилась вниз, меня провели через дежурную будку и сказали встать у стены, чтобы сфотографироваться. Я отказалась. Тогда мне сказали сфотографироваться с руками у лица. Я так и сделала, но зашел какой-то мужчина и заявил, что так нельзя.

После этого час я просидела в комнате три на два метра еще с двумя людьми, которые отказались фотографироваться. Нам заявили, что пока мы не сделаем этого, то сидим в клетке до суда. В итоге я согласилась на фотографию и меня отпустили, а те два человека остались.

Задержанный

— Меня задержали вместе с другом около метро «Гостиный двор». Мы стояли рядом со входом, к нам подошли пять сотрудников ОМОНа. Не представившись, они попросили документы и сопроводили нас в автозак. Это было в 22:50. Причины задержания нам не назвали.

Когда мы приехали в 64-й отдел, нас сфотографировали, не спросив разрешения. Там мы и просидели всю ночь без еды, воды и какого-либо конкретного объяснения происходящего. Нас поместили в холодный подвал, из гнилого потолка были видны совершенно ржавые трубы, которые протекали и капали прямо на нас, сидящих на скамейках. Под потолком было установлено какое-то устройство, похожее на маленькую колонку и издававшее гнетущий, невыносимый капающий звук, — его мы единогласно проассоциировали с пытками времен Средневековья.

К нам в отдел не пропускали адвокатов и защитников, не передавали еду и воду, которую принесли волонтеры. Сотрудники полиции много раз пытались унизить нас тупыми абьюзивными, экстремистскими и даже расистскими шутками, провокационными вопросами. Один сказал: «Будь моя воля, я бы вообще вас каждого пересажал и избил, чтобы ума набрались. ****** (конец — прим. «Бумаги») стране с таким поколением».

Примерно за полтора часа до освобождения из ОВД нам сообщили, что мы отправляемся в суд, где нас будут судить за «несоблюдение антиковидных мер» в условиях массовых скоплений людей. В ожидании суда мы просидели несколько часов в автобусе. В итоге нас отпустили с подпиской о явке на судебное заседание, приглашение на которое придет в «ближайшее время».

Задержанная

— Мы шли в толпе по Невскому. Когда толпа побежала, нам стало страшно, мы тоже побежали. Свернули в какую-то арку, открыли дверцу, забежали — и тут я понимаю, что приплюснута к земле. Мне порвали колготки и куртку, сказали, сами виноваты. Ниточку с иголочкой не предложили, чтобы зашить, хожу теперь и пух летит. При задержании нас было шестеро, все девочки: трех отпустили прямо там, а остальных повезли в отдел.

Нас доставили в 8-й отдел. Привезли около часа ночи, а оформляли до четырех. Воду не давали, одному молодому человеку на вопрос «Можно воды?» ответили: «Есть кран». Выпустили покурить за это время только один раз, но не всех. Нам с подругами повезло.

Затем нас посадили в «обезьянник» — семь девушек на одном матрасе, на всех одна подушка и два одеяла, потрепанные жизнью и заключенными. Обещали воду и еду, ничего не дали, если бы мне и еще одной девушке близкие люди не привезли еду и воду, пришлось бы голодать.

Выпустили нас в 10 утра, повезли в автобусе к другим двум отделениям, забрали остальных. Около суда мы простояли около трех часов, вызывали по одному, еду и воду не давали. В туалет отпускали под присмотром. Но суда в итоге не было, меня и еще 15 человек отвезли обратно в отдел, выдали расписку о том, что мы обязаны прийти в суд, и отпустили.

Всем, кто побывал в суде, выписали штраф 10 тысяч рублей. Вчера сотрудники полиции говорили, что тех, у кого будут адвокаты, сразу на 10–15 суток посадят.

Задержанный

— Я шел в составе колонны примерно из ста человека — от Аничкова моста до Малой Садовой, потом к Манежной, а затем на Невский по Караванной. Когда со всех сторон начали подъезжать машины [силовиков], люди пытались придумать пути отступления. Я добежал до угла Инженерной и Кленовой, к тому моменту вся колонна уже рассеялась и рядом никого не было. На Садовой меня догнали.

При задержании трое били меня дубинками по спине, рукам и ногам. Я удержался на ногах и закрывал голову, еще один сотрудник дважды ударил меня шокером. Видимо, эффект его не впечатлил, и он ударил третий раз. После него я вскрикнул и упал. Это произошло рядом с машиной, куда меня и погрузили. Никакого сопротивления я тогда не оказывал. Сотрудник с шокером ударил меня кулаком в ухо, когда меня вели к машине трое его коллег. Как я понял из разговоров, их разозлило то, что я заставил их побегать.

В целом, я сейчас в порядке: меня не били по голове, в пах и область сердца. Я ощущаю места ударов, но мое состояние не критично. Судороги от шокера прошли примерно за полчаса. Врача не вызывали, а я не просил медпомощи. Скорее всего, не буду обращаться вообще.

Ночь я провел в 78-м отделе полиции. Около трех часов меня отпустили под обязательство явки. Сотрудники отдела вели себя вежливо и корректно. Им самим вся эта история с политическими не нужна была совсем. Но условия там, конечно, не приспособлены для таких сценариев: мест для сна, постельного белья и горячего питания не предоставляли. Этого просто не было для десяти человек.

Воду и еду в отдел передали волонтеры — спасибо им. В противном случае нам предлагалось лишь набирать воду в туалете, а туалет там… я думал, таких нет уже. Поспать удалось только сидя — точнее я подремал минут 15.

Утром на нас составили протоколы, провели досмотр, забрали шнурки, ремни, все ценные вещи и развели по камерам. Парней — по трое в двухместные камеры, а единственную девушку оставили сидеть в коридоре. В камере кроме бетонных стен и лавок было одно одеяло. Но там удалось кое-как прилечь, и я проспал два часа.

Задержанный

— Меня жестко задержали на Невском, это попало на видео. У меня болит нога, я прихрамываю. Я просил другого задержанного попросить полицейских вызвать скорую, тот сказал, что скоро к нам спустится начальник, которому нужно объяснить необходимость вызова скорой, но он так и не спустился.

Всю ночь я провел в 7-м отделении. Большую часть времени нас — 22 человека — держали в комнатке 20 на 2 метра без окон. В туалет пускали только в сопровождении и отказывались сопровождать, когда было слишком мало желающих или они были заняты. Не было возможности курить — просто говорили, что запрещено. Не кормили, забрали паспорта, некоторые отказывались выдавать копии протоколов. Зато не били и больше ничего не забрали.

Доставили нас примерно в 0:15, составлять протоколы начали где-то в 03:20 и закончили к семи утра. Адвоката к нам не пустили: сказали, что он нужен только при составлении протоколов, так что и пускать его было нечего. Но к четвертому часу ночи адвокат уже ушел.

Еду нам принесли волонтеры, передачи пускали. Ребята заказали пиццу и что-то еще, но после бессонной ночи есть как-то не хочется. Некоторые спали — кто на полу, кто в углу, кто на импровизированной подушке из одежды и рюкзаков на коленях, но мне поспать не удалось.


Ранее «Бумага» рассказывала: губернатор Александр Беглов заявил, что митинг 31 января нарушил планы на выходной у тысяч горожан. При этом он не упомянул, что именно власти закрыли метро и перекрыли центр Петербурга.

Читайте об итогах январских митингов в Петербурге — если кратко: недовольных всё больше, силовики и протестующие всё агрессивнее, а власть не идет на диалог. Здесь — главное о прошедшей 2 февраля спонтанной акции, где к людям применяли электрошокеры.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Вся лента

все новости
Протесты в Петербурге — 2021
Петербургским школьникам раздают памятки о последствиях участия в несанкционированных митингах
Эксперты представили доклад о свободе интернета в России в 2020-м. Петербург снова попал в «красную зону»
Петербургское управление МВД не усмотрело нарушений при задержаниях журналистов на январских акциях протеста
Запрет на проведение протестных акций нельзя отменить, так как требование использовать СИЗ противоречит закону о митингах, заявил Беглов
В центре Петербурга заметили автомобили Росгвардии, у «Горьковской» установили заборы
Зима в Петербурге
Прошедший февраль стал самым холодным в Петербурге с 2012 года. Зато солнца было больше, чем за декабрь и январь вместе взятые 🥶🌞❄
Петербургские водители массово жалуются на ямы. В Смольном объяснили, почему дороги пришли в негодность
Вода Адмиралтейского и других каналов окрасилась в ярко-желтый цвет. Горожане называют водоемы «горчичными» и сравнивают с Хуанхэ
Петербуржцы массово жалуются на ямы, которые стали заметны на дорогах после оттепели
Жители Центрального района жалуются на склад снега на Орловской — улицу затопило, людям мешает спать шум техники
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге прививку от коронавируса теперь можно сделать в восьми торговых центрах
За два месяца в Петербурге две дозы вакцины от коронавируса получили 64 тысячи человек — это меньше 1 % от реального населения
В Смольном рассказали, как в торговых центрах будет проходить вакцинация от COVID-19. Предварительная запись не нужна
В России зарегистрировали третью вакцину от коронавируса — ее разработали в центре Чумакова. В марте в гражданский оборот поступят 120 тысяч доз
В Петербурге пункты вакцинации откроют в четырех ТЦ, в том числе «Невском центре» и «Охта Молле»
Коллеги «Бумаги»
Анастасия Пустовойтова — самая известная женщина-арбитр в российском футболе
Разговор инвалида по зрению с задержавшими его полицейскими
Что россияне думают о фильме «Дворец для Путина»
Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
Подкасты «Бумаги»
«Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
«Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
«Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
«Человечество — как оркестр: в нем нужны разные инструменты». Как люди с психиатрическим диагнозом публично говорят о жизни с расстройствами
Слушайте семь подкастов «Бумаги» за 2020 год. В них говорим о дружбе, ЛГБТ, путешествиях по России и медицине
Утрата памятников архитектуры
История дачи Громова в Лопухинском саду — от купеческой виллы до ленинградской телестудии. Отрывок из письма «Бумаги»
«Меня привлекает обшарпанность города». Как художница создает конструкторы в виде петербургских дворов — с гаражами, деревьями и надписями на стенах
У апостола на фасаде казачьего собора оторвали руку — возможно, во время митинга. Возбуждено уголовное дело
Суд отказался отзывать разрешение на перестройку дома Басевича. Активисты считают, что иск подал человек, связанный с застройщиком
В Ленобласти произошел пожар в усадьбе Пименовых-Шараповых, построенной в XIX веке. Пострадавших нет

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.