14 июня 2013

«Пони»: «Часть группы заняла позицию „Политика – говно“»

В субботу в Петербурге выступит московская группа «Пони», исполняющая меланхоличный, но добродушный русскоязычный рок. В прошлом году они записали «Постпанк-молебен» — самое точное и самое печальное описание современной России, а неделю назад представили новый альбом «Веселись и пой», на котором нет громкой политики, но есть сильные чувства. Накануне концерта «Бумага» узнала у музыкантов про запись в Петербурге, клипы в метро и митинги.

Фото из архивов группы
«Бумага»: Из-за песни «Постпанк-молебен» многие ждали социальной лирики. Почему на новом альбоме ее все же не оказалось? Алексей Пономарев, вокал, гитара: Изначально у нас была такая мысль: сделать немного тревожный альбом, социальных песен на нем должно было быть больше. Потом мы поняли, что протестная активность начала задалбывать – в нормальном смысле – и сами немного перегорели по поводу «Постпанк-молебна». К тому же часть музыкантов в группе заняла позицию «Политика – говно». Виктор Давыдов, бас: К тому же было ощущение, что это разовое высказывание. Алексей Пономарев: Спекулировать на теме Pussy Riot нехорошо. То есть надо, конечно, об этом напоминать, потому что они сидят в тюрьме, пока мы тут кофеек пьем. «Бумага»: На митинги вас звали ее спеть? Алексей Пономарев: Нет. И если бы позвали, то не пошли. «Бумага»: Музыка для вас уже стала больше, чем просто хобби? Алексей Пономарев: Понимаешь, какая заковырка: музыкой в России почти нельзя заработать денег. Чтобы серьезно бросить все и заниматься музыкой, надо становиться группой «Сплин», каждый день давать концерты, выступать на корпоративах. Пока выходит за концерт заработать, к примеру, на мастеринг. «Бумага»: Есть ли у вас какая-то сверхцель? Стать, например, новой группой «Сплин»? Алексей Пономарев: Ну, не «Сплином». Надо сказать, что инди-сцена в России начинает развиваться. Постоянно проходят фестивали. Появляются варианты с концертами. Это сложный организационный вопрос, но, возможно, в какой-то момент станет легче, чем сейчас. Виктор Давыдов: Если можно было бы жить с этого…
«Чтобы серьезно бросить все и заниматься музыкой, надо становиться группой „Сплин“, каждый день давать концерты, выступать на корпоративах»
«Бумага»: «Велотрек» (предыдущий альбом группы) и «Веселись и пой» действительно разнятся и по звуку, и по общему уровню звучания. Что и как изменилось? Алексей Пономарев: Дело в том, что «Велотрек» мы записывали, когда Витос уехал в Италию на два года. И фактически это была моя idee-fix. Мы договорились с нашим саунд-продюсером Артемом, что все-таки запишем диск. Но у нас не было постоянного концертного состава. И не было какой-то идеи. Запись длилась полтора года – и никакой целостности не было. А с «Веселись и пой» было по-другому. Мы собрали постоянный концертный состав, решили записываться в Питере у Олега Баранова (бывшего гитариста Tequilajazzz и саунд-продюсера). Там мы буквально за десять дней записали все. Большая часть песен уже была готова. И все музыканты вложили свои пять – а то и пятьдесят – копеек в аранжировки. Вот и разница с «Велотреком», который склеили из отдельно записанных партий. Виктор Давыдов: Но надо понимать, что если бы мы не записали «Велотрек», то и группы не было бы. А «Веселись и пой» у нас получился такой лайвовый. Там редко можно услышать больше двух гитар. «Бумага»: Вы специально выбирали эскалатор для съемок видео на песню «Вслед», чтобы все было точь-в-точь с хронометражом песни? Алексей Пономарев: Да. Мы с Витосом фанаты метро, вспомнили, что самый длинный эскалатор – на станции «Парк победы» – едет ровно столько, сколько нужно. А дальше шли разные придумки: например, чтобы люди въезжали в кадр на соседнем эскалаторе в нужное время. «Бумага»: «Веселись и пой» — будто бы меланхоличный диск от имени человека, которому 25–30 лет и чего-то не хватает. Алексей Пономарев: Да, как в первой песне: «Все не слава богу». Действительно, у нас была идея сделать такой не-мимими-альбом. Нам постоянно говорили, что, мол, ребята – вы такие добрые, милые. И Баранов сказал, что он из нас вытравит московскую интеллигентность. Главным образом, это сказалось на продюсировании пения. Олег, если я начинал улыбаться во время записи вокала, сразу все останавливал и говорил: «Леха! Опять потерял тему». И если сравнить изначальную и альбомную версию песни «Вслед», то последняя получилась совсем обреченной по настроению. Когда я в ночь перед релизом решил послушать диск, то понял: «Ну пипец, такая безысходность!».
«Когда я в ночь перед релизом решил послушать диск, то понял: „Ну пипец, такая безысходность!“»
«Бумага»: Эта обреченность и меланхолия не просто так взялись? Виктор Давыдов: Просто последние два года были тоскливыми. Алексей Пономарев: Не тоскливыми – тревожными Я большую часть дней, когда проходили митинг, был на работе. Но я пришел, например, на акцию на Чистых прудах (5 декабря 2011 года – прим. «Бумаги»). Это была такая движуха: мы просто ходили по Москве, а за нами автозаки ездили. И было видно, что люди наверху перепугались. Это было дико. А самое запоминающееся мероприятие было во время суда над Pussy Riot. Толпа народа слушала трансляцию с заседания, сопереживала, и когда все узнали, что всем по «двушечке», все встали и пошли к суду. Казалось, что будь там побольше антифа-молодчиков, то здание могло бы и пострадать. А мы поорали – и пошли грустные по кабакам. Я ведь никогда не хотел писать про политику. И строчка про Путина в «Постпанк-молебне» нас постоянно обламывала. Но все сработало – песня многих зацепила.
«Я ведь никогда не хотел писать про политику»
«Бумага»: Многие из групп, которые так или иначе совпали с текущим моментом, они все из Москвы. В Петербурге все наоборот. Вы сами размышляли, почему так выходит? Алексей Пономарев: Интересно, что когда мы пришли играть живой концерт на «Маяке», люди начали везде писать, что мы звучим как питерская группа. И для нас это было немного удивительно. Для меня Питер всегда ассоциировался с меланхолией: «Пилот», «Сплин» — все, кто вырос из русского рока. Но я не думаю, что меланхолия – это такая чисто московская тема. Слышал ведь группу «Петля пристрастия»? Они из Белоруссии. Вообще, интересно, что наша песня «Дэнс-Дэнс» пересеклась по тематике с их треком «ТЭЦ». В Москве, по сравнению с Питером, сложилась очень неприятная обстановка. Не из-за Путина или ОМОНа, а просто потому, что людей много на улице: шумно, суетно. А в Питере легче дышать. Сейчас Москва очень переполнена людьми – все сюда едут, непонятно куда. Мест нет уже. Куда? И вот эта вот постоянная толпа в метро, пробки на улицах – все это влияет.

Песни с нового альбома «Веселись и пой»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Мобилизация
Мобилизованные в Петербурге и других регионах жалуются на нехватку обмундирования: бронежилетов, касок и бинтов
Павел Чиков: запрет выезда из России можно обжаловать в суде
«Чтобы не идти в армию, надо туда не идти». Как петербуржцы годами избегают воинского призыва
Baza: пеший переход на границе между Россией и Грузией закрыли. Пограничники эту информацию не подтвердили
«Осталось очень мало квартир». Как изменились цены на жилье в Тбилиси после мобилизации в России
Визовые ограничения
Helsingin sanomat: финскую границу закроют для российских туристов сегодня ночью
Финляндия скоро запретит въезд всем российским туристам. Что об этом известно
«Они должны выступить против войны». Что говорят о бегущих от мобилизации россиянах в других странах. Обновлено
Сейм Латвии запретил продлевать ВНЖ россиянам, не владеющим латышским языком, а также выдавать рабочие визы
Латвия решила не выдавать гуманитарные визы россиянам, «уклоняющимся от мобилизации»
Давление на свободу слова
В Ленобласти возбудили уголовное дело против жены активиста Правдина. Ранее его задержали из-за плаката «Русские, вы нелюди»
В Кремле подпишут «договоры о вхождении новых территорий» в состав России. На церемонии выступит Владимир Путин
Активиста Егора Скороходова приговорили 3 годам и 8 месяцам лишения свободы. Вот что нужно знать о его деле
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
Фигуранту антивоенного дела Егору Скороходову запросили 5 лет лишения свободы
Свободу Саше Скочиленко
«Имея предубеждение — неприязненное чувство…». Саше Скочиленко предъявили обвинение
«Вы совершили тяжкое преступление против государства». Как прошла встреча Саши Скочиленко и омбудсмена Агапитовой — две версии
Саша Скочиленко рассказала про типичный день в СИЗО — с обысками, прогулками в крошечном дворе и ответами на письма
Саше Скочиленко, арестованной по делу о «фейках» про российскую армию, срочно нужно обследование сердца
«На прошлой неделе Саше принесли чай с тараканом». Адвокат Саши Скочиленко — об ухудшении ее здоровья и об условиях в СИЗО
Экономический кризис — 2022
Акции «Яндекса» и Ozon с начала войны подешевели на 73 %. Почему российский фондовый рынок уже неделю падает, а рубль нет?
Российский фондовый рынок продолжает падение на фоне новостей о мобилизации. Доллар также растет к рублю
На Мосбирже происходит обвал акций. «Тинькофф» и VK потеряли по 14 %
Как изменились цены на авиабилеты из Петербурга в другие города России за год? Отвечают аналитики Aviasales
Открытие кофеен Stars Coffee в Петербурге: что рассказали Тимати и Пинский и как на замену Starbucks реагируют посетители
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.