9 марта 2022

«Понятия не имею, как они нашли эту квартиру». Друг задержанной по делу «о чучеле» — об обысках и отчислении из СПбГУ

Полиция задержала двоих петербуржцев по уголовному делу о хулиганстве. Их подозревают в том, что 6 марта, на Масленицу, они сожгли на Малой Неве чучело в камуфляже.

МВД опубликовало видео, на котором задержанный юноша неразборчиво представляется и говорит, что он уроженец города Волжский Волгоградской области. «Я (…) сжег чучело войны, одетое в военный камуфляж и форму. В своих действиях я раскаиваюсь», — произносит молодой человек. Вторая задержанная — студентка факультета Свободных наук и искусств СПбГУ Софья Семенова.

Полиция обыскала дом друга Софьи Захара Лисицына, где девушка ночевала. Захар 24 февраля был задержан на акции протеста. Позже в СПбГУ сообщили, что готовят приказы об отчислении Лисицына и еще 17 студентов.

По просьбе «Бумаги» Захар рассказал, как проходил обыск и как развиваются события вокруг уголовного дела против его подруги.

Захар Лисицын

Студент факультета Свободных наук и искусств СПбГУ

— Соня — моя подруга, мы вместе — активные участники проекта «АКУ», клуба по преобразованию пространства нашего факультета Свободных искусств и наук.

Вечером 6 марта Софья Семенова приехала ко мне домой в гости и осталась ночевать здесь у подруги [Захар с друзьями вместе снимают квартиру]. На следующий день около 17:00 подруга и сосед ушли по своим делам, а мы с Соней остались вдвоем и сидели на кухне, когда в дверь позвонили. Соня спросила: «Ты кого-то ждешь?» Я сказал: «Нет». В дверь начали стучать. По стечению обстоятельств дверь была открыта, и сотрудник просто вошел в квартиру со словами «А что, так можно было?», показав мне удостоверение. Назвал статью 213 УК РФ, после чего мы проследовали в мою комнату.

Обыск проходил только в ней. У меня изъяли технику (ноутбук, карты памяти, жесткий диск, камеру) и другие вещи. Еще у меня забрали договор аренды, что тоже не очень приятно. Обыск велся при понятых (настоящих, это соседи, одного я знаю лично).

Я сразу же позвонил своей адвокатке из «Апологии», защищавшей меня по административному делу. Она сказала требовать постановление об обыске, фотографию или переписать от руки [документ]. Приехать ко мне она не могла. Дознавательница показать мне постановление отказалась в грубой форме, сначала сказав, что покажет после обыска и протокола, потом — что я в деле «иное лицо» и мне не положено.

В этот момент вернулись друзья, увидели, что у нас обыск, сообщили о происходящем в «ОВД-Инфо». Даже нашли адвоката на обыск — но поздно, он уже почти закончился. После этого мне сказали, что выдадут повестку на допрос, но, видимо, забыли, а Соню увезли на обыск к ней домой.

Я понятия не имею, как они нашли эту квартиру и почему в моей комнате проводился обыск. Если приходили за Соней — почему ко мне? За ней следили? Если за ней — почему мою и только мою комнату обыскали? Почему изъяли мои вещи?

Везде пишут, что я прохожу по делу как свидетель, но до меня самого эта информация следствием не была доведена. Если это так, то я, опять же, не имею представления о том, почему могу быть свидетелем по этому делу.

8 марта у Сони должен был быть суд о мере пресечения в Василеостровском районном суде. Я с утра бегал по городу и собирал характеристики о Сониной академической, волонтерской и прочей деятельности, набралась приличная папка. Бегал я не один — в удивительно быстрые сроки собрались десятки людей, готовые помогать Соне: носить передачки, писать и собирать характеристики. Если что-то и вселяет сейчас надежду (а ее у меня невероятно много все последние дни), так это люди и их безграничная способность к солидарности и участию, их смелость и отзывчивость.

Соня действительно очень много сделала для Смольного [факультета] и для города. Она волонтерила в «Общественном саду» и «Ночлежке», участвовала в нескольких студенческих клубах, делала факультетское СМИ, помогала с организацией сессий соучаствующего проектирования во Владимирском округе (и у нас на факультете, в рамках нашего проекта «АКУ»). Соню знают и любят, и очень за нее переживают. Поэтому за ночь и половину дня мы собрали с дюжину характеристик и передали их адвокату. Суд перенесли на вечер 9 марта.

Первое сообщение, которое Соня передала нам через адвоката звучало так: «Я делала разное для сообщества Смольного, очень надеюсь на сообщество Смольного сейчас. Наверное, меня будут отчислять, надеюсь, это не пройдет тихо. Пишите, говорите, протестуйте, приходите ко мне на суды, носите новости и передачки. Россия будет свободной, и Смольный будет свободным» [текст сокращен].

О своем возможном отчислении я узнал в субботу, 5 марта. Мне написала девушка из студсовета, показала письмо из МВД в СПбГУ на имя заместителя ректора со списком из 20 задержанных студентов с моей фамилией вверху списка. Также в списке я нашел Нику Самусик и свою однокурсницу Дашу Неволину. Как я понял, все они были задержаны 24-го.

Не вполне понятно, как быть Нике и Даше и другим студентам, у которых нет решения суда. В моем случае на решение суда моя адвокатка подала апелляцию в связи с недопуском адвоката в отдел и другими процессуальными нарушениями. Не знаю, чем всё это закончится, но всё равно хочу напомнить: если вдруг вам не повезет оказаться задержанным, обязательно фиксируйте нарушения в протоколе в объяснении.

Получайте главные новости дня — и историю, дарящую надежду

Подпишитесь на вечернюю рассылку «Бумаги»

подписаться

Что еще почитать:

  • Преподаватели и студенты Петербурга столкнулись с давлением из-за участия в антивоенном движении. Некоторых уже отчислили, части — угрожают.
  • От жестких задержаний до уголовных дел. Что происходит с участниками антивоенных акций в автозаках, отделах и судах.

Бумага
Авторы: Бумага
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить
Все тексты
Протесты в Петербурге — 2022
«Нам, конечно, тяжело проживать эту действительность, но людям в заключении в сто раз сложнее». Как в Петербурге прошел вечер писем политзаключенным
Как оппозиционеров задерживают с помощью распознавания лиц. Рассказываем о московской системе «Сфера» и ее аналоге в Петербурге
«Ты не Петр I, ты Адольф II». Как Петербург протестовал в День России — с плакатами, самолетиками и пластилиновыми птицами
Выступление Манижи на Stereoleto отменили. Этого добивались сторонники «спецоперации»
Вероятно, вы слышали о Виктории Петровой — «обычной девушке», обвиняемой в «фейках» об армии. Теперь ей угрожает следователь, говорит адвокат
Свободу Саше Скочиленко
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Как помыться из бутылки за 6 минут и погулять в помещении 2х5 метров? Саша Скочиленко — о месяце в СИЗО
Адвокат: Саша Скочиленко испытывает сильные боли в сердце и животе. Она жалуется на условия для прогулок и несоблюдение безглютеновой диеты
Адвокат: Сашу Скочиленко запирали в камере-«стакане», у нее продолжают болеть живот и сердце
«Я очень обеспокоена ее самочувствием». Адвокат Саши Скочиленко — о состоянии подзащитной в СИЗО
Военные действия России в Украине
«Петербургский форум зла». Шесть протестных плакатов из поселкового сквера в Ленобласти
Организаторы выставки «Мариуполь — борьба за русский мир» заявили о ее срыве, обвинив в этом местную чиновницу. Теперь в районном паблике пишут, что она «предатель»
Роспотребнадзор: в Петербурге не выявлены случаи заражения холерой. Ранее власти говорили о риске завоза заболевания
«Звук от фейерверков многих напугал». Школьников из Мариуполя пригласили на «Алые паруса» — вот их реакция
Как получить украинскую визу в Петербурге? Подробности от МИД
Экономический кризис — 2022
«В России не производят примерно ничего». Шеф и ресторатор Антон Абрезов — о качестве российских продуктов, будущем заведений и своем отъезде
В Петербурге проходит юридический форум — без мировых экспертов и вечеринки на Рубинштейна, но с Соловьевым и выставкой о Нюрнбергском трибунале
«Там была буквально битва». «Бумага» нашла петербуржца, который нанял сотрудника IKEA для покупки мебели на закрытой распродаже. Вот его рассказ
Что для России значит «символический» дефолт? Объясняет декан факультета экономики ЕУ СПб
Петербуржцы ищут в соцсетях сотрудников IKEA — чтобы купить мебель и другие товары на закрытой распродаже
Давление на свободу слова
Что известно о нападении на Петра Иванова спустя месяц? Журналист рассказал, что расследование не движется
Известных градозащитников Петербурга выгнали из совета по сохранению культурного наследия. Вот кем их заменили
«Теперь за доступ к информации надо бороться». «Роскомсвобода» объясняет, что происходит с интернетом и как обходить ограничения
«Мой мозг не понимает много вещей, которые пропагандирует Запад». Как на ПМЮФ обсуждали ЛГБТ, аборты, семейные ценности и «внешнее влияние»
«Нас вроде и меньшинство, но адекватные мы». Курьер, психолог и бариста с антивоенной позицией — о своем будущем в России
Хорошие новости
«Скучно стало, и поехал спонтанно». Житель Мурина второй месяц едет на самокате из Петербурга во Владивосток
Памятник конке на Васильевском острове превратили в арт-кафе. Показываем фото
В Петербурге запустили портал с информацией обо всех водных маршрутах 🚢
На Васильевском острове откроется кафе «Добродомик». Там будет работать «кабинет решения проблем»
В DiDi Gallery откроют выставку Саши Браулова «Архитектура уходящего». Зрителям покажут его вышивки с авангардной архитектурой
Подкасты «Бумаги»
Откуда берутся страхи и как перестать бояться неопределенности? Психотерапевтический выпуск
Как работают дата-центры: придумываем надежный и экологичный механизм обработки данных
Идеальная система рекомендаций: придумываем алгоритмы, которые помогут нам жить без конфликтов и ненужной рекламы
Придумываем профессии будущего: от облачного блогера до экскурсовода по космосу
Цифровое равенство: придумываем международный язык, развиваем медиаграмотность и делаем интернет бесплатным
Деятели искусства рекомендуют
«В Петербурге нет ни одного спектакля, где столько крутых мальчиков-артистов». Актриса МДТ Анна Завтур — о «Бесах» в Городском театре
«Верните мне мой 2007-й». Актер театра Fulcro Никита Гольдман-Кох — о любимых спектаклях в БДТ
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.