Почему горожане покидают мегаполисы и выбирают деревенский быт? Рассказывает петербургский разработчик, побывавший в 40 экопоселениях

Некоторые городские жители уезжают в экопоселения — чтобы быть ближе к природе, поддержать экологию или из неприятия городского стиля жизни. Там они строят дома, сажают овощи, разводят скот и воспитывают детей.

Петербуржец Сергей Дмитриев, исследовавший около 40 экопоселений в разных частях России и других странах, рассказывает, как там устроен быт, на что живут поселенцы, с какими проблемами сталкиваются и почему не возвращаются в города.

Сергей Дмитриев. Фото: Александра Федорова

Сергей Дмитриев

Разработчик, живет в экопоселениях

— Интерес жить среди лесов возник у меня еще в школе, классе в третьем. Во время учебы и работы сохранялось желание жить на природе, хотя бы в пригороде. Мы с друзьями организовывали выездные коворкинги: уезжали в будни на несколько дней за город.

Я работал инженером по мобильной связи в Siemens, потом занимался связями с университетами в DELL. Привлекал студентов на стажировку, работал над совместными исследовательскими проектами между компанией и университетскими лабораториями. Затем уже сам с командой делал межвузовскую программу GameChangers по профориентации в индустрии IT.

Я думал устроить загородный коворкинг с конференциями и другими семинарами, где можно будет совмещать привычную работу с жизнью на природе. Однако в 2015 году в результате некоторого выгорания у меня начались проблемы со здоровьем (в таком состоянии я еще поработал в Google — также на сотрудничестве с вузами). Врачи говорили: «Мы не знаем, что с вами делать, идите умирать куда-нибудь в другое место». Я понял, что в городе уже физически быть не могу — поеду в деревню.

Начал смотреть в интернете, кто из горожан уже переехал в сельскую местность. Списывался с ними, приезжал, помогал по хозяйству. И искал, где мне понравятся климат, ландшафт и соседи.

Поиски места и наработку опыта продолжаю до сих пор. Я встретил много людей, которые слишком поспешно переехали. Они говорят, если бы было больше времени, они бы переехали в другое место и сделали бы гораздо меньше ошибок. Например, не покупали бы старый дом, а построили новый. Переезд на землю — это ответственный и серьезный шаг — лучше не торопиться.

В городе я уже не живу, но и на конкретном месте не обосновался. Обычно календарь поездок-переездов у меня расписан на полгода вперед. Когда температура опускается ниже нуля, я остаюсь на зимовку. В первый год жил в деревне и поселке городского типа в Ярославской области, потом было поселение «Чистое небо» в Псковской, потом Кавказ. В этом году я провел зиму, сотрудничая с Костомукшским заповедником. Иногда я заезжаю в город — в апреле, например, делал визу, чтобы поехать в скандинавские страны.

Что такое экопоселение

— Сам термин «экологическое поселение» западный и на нашей почве весьма расплывчатый. В России гораздо более успешен и внятен формат «родовых поместий». Государственные программы «Дальневосточный гектар», а теперь и «Ленинградский гектар» вышли именно из него. Хотя изначально сторонников такого формата почитали за сектантов и называли анастасиевцами (образ родового поместья описан предпринимателем Владимиром Мегрэ в серии книг «Звенящие кедры России», в которых рассказывается о девушке Анастасии, живущей в сибирской тайге — прим. «Бумаги»).

Поселения любого типа сейчас можно найти на специальном сайте «Поселения.Ру». Еще у нас есть Российский союз экопоселений и экоинициатив — он занимается организацией ежегодного фестиваля экотехнологий и связями с поселениями в других странах.

Лично я исследовал более 40 мест, где обосновались выходцы из городов [из стран бывшего СССР] и насчитал три переселенческих волны. Первая была сразу после развала Советского Союза — интеллигенция пошла на землю — одна фермерствовать, другая восстанавливать монастыри в глубинке. Вторая волна — это двухтысячные годы — связана анастасиевским движением.

Сейчас идет третья волна — молодые успешные в городах семьи в поисках лучшего качества жизни для себя и детей (чистые воздух и вода, здоровое питание и ЗОЖ), а также озабоченные давлением собственного потребления на экологию вдумчиво и основательно переселяются на землю, учитывая опыт и пользуясь инфраструктурой, созданной первыми двумя волнами. Об этих волнах и видах поселений у меня вышел обзор в «Вестнике союза экопоселений и экоинициатив».

Какие экопоселения бывают

— В Ленинградской области с поселениями слабо — слишком дорогая земля. Я был в «Гришино» в Подпорожском районе и в «Ясном» в Выборгском районе. Есть еще социальная деревня «Светлана», где часть жителей — люди с ментальными расстройствами. В основном петербуржцы, которые хотят жить на природе, переезжают в Псковскую область: климат хороший, земля недорогая.

Около года я провел в Ярославской области. Там есть и анастасиевские поселения, и кластер из православных сел и деревень. Батюшки переезжают в сельскую местность, а за ними начинают подтягиваться прихожане. Суммарно население в таком кластере больше двух сотен человек. Там своя жизнь, и она весьма самодостаточна.

В Карелии зарождались как минимум два поселения — экологическое «Нево-Эковиль» и родовых поместий «Карельское залесье». Я также был в Нижегородской, Владимирской, Калужской и Архангельской областях и в Краснодарском крае рядом с Адыгеей.

Есть места, которые мне лично по климату совсем не понравились — жарко, мало воды. А кому-то такой климат подходит. По степени развитости мне больше всего запомнились поселения «Ковчег» и «Миленки» в Калужской области и «Чистое небо» в Псковской. На юге страны заметен «переселенческий кластер» в центре которого село «Новые поляны».

Как устроен быт экопоселений

— В основном в поселениях живут люди, у которых есть возможность себя обеспечить в негородском контексте. Часто они из сферы IT и других видов работ, где можно трудиться удаленно. Еще одна категория — семьи, в которых мужчина занят в строительстве.

В моем случае оказалось, что я полезен детям как альтернатива школьным учителям и репетиторам. Помогаю по школьной программе — математика, физика, английский, информатика.

Я изменил свое отношения к финансам. Помогаю по хозяйству (сад, огород, животные) за еду и жилье. Бывает, что остаюсь как «наместник» присматривать за коровами, козами, собаками на несколько недель и даже месяцев, пока хозяева в отъезде. Денежный доход начинают приносить мои отчеты и заметки о сельской жизни — читатели жертвуют разные суммы для продолжения исследований. Ссылки на эти тексты выкладываю у себя [на страницах] во «ВКонтакте» и Facebook.

Как правило, люди думают, что в экопоселениях нет никаких благ цивилизации. Но часто там весьма комфортные для горожанина условия, за редким исключением: есть душ, баня, стиральная машина. Всегда есть интернет.

Я бывал в местах, где нет электричества от сети — по идейным соображениям или из-за технических ограничений. Но когда у хозяев подход к организации процесса с умом, то вы можете там пять дней прожить и не заметить разницы. В ход идут солнечные батареи, а в случае чего — генератор.

Чем занимаются поселенцы

— В основном переселенцы занимаются тем, что растят детей: своих или приемных (в этом случае они получают дополнительные деньги от государства). Расходы на детей в сельской местности меньше, а детям на природе хорошо. Из-за этого получается не один-два ребенка на семью, а три-пять. Часть детей помогают по хозяйству, когда подрастают.

Подсобное и тем более фермерское хозяйство заводят немногие, но и такие есть. Выращивают овощи и фрукты, держат коз и коров. У значительной доли переехавших есть базовый доход от сдачи городской недвижимости, что позволяет заниматься интересным делом не ради денег: варить сыры, давить растительное масло, печь хлеб, шить, ткать. Мужчины осваивают строительное и печное дело. Кто-то устраивается в местные бюджетные учреждения образования и культуры. Главный необходимый навык — готовность и умение продолжать осваивать новые навыки.

С какими сложностями сталкиваются жители экопоселений

— Основной сложностью жители считают не сельский труд, а выстраивание отношений с соседями. С другими переселенцами в первую очередь, и во вторую — с местными жителями.

Часто бытовые трудности и круглосуточная жизнь с супругом и детьми (а не как в городе — после работы, детского сада, школы) вскрывают внутрисемейные и личностные конфликты. Те, кто пережил первые три-четыре года внутренней перестройки, дальше уже спокойнее обустраиваются. Это всё международная практика. Россия тут не специфична.

В большой город люди редко возвращаются. Переезжают либо в другой регион, либо в город поменьше, где жизнь спокойнее и проще найти хорошую работу для себя и школу для детей. Про такой townshifting — отъезды в малые города — я написал подробный текст.

Сам я скорее уехал, а не переехал. Для меня самое трудное — это спланировать новый маршрут, понять, за каким опытом куда ехать, услышав именно себя, а не чужие наводки.

Что дает жизнь в поселении

— Жизнь на природе я начинал с вопросов о том, как выращивать помидоры, доить козу и строить дом, — и уже сэкономил не один год жизни и не один миллион рублей, перенимая опыт у переселившихся. Я также узнал, как живут семьями на земле и когда в семье больше, чем один ребенок.

Еще я увидел, откуда берется еда в магазинах, вода в кране, стройматериалы на базе и металл для инструментов. И насколько дорого они обходятся окружающей среде: вырубки лесов, содержание и отправка под нож домашних животных, разведение рыбы в природных водоемах, песчаные карьеры и места добычи руды, районные полигоны твердых бытовых отходов, то есть свалки. Всё это я видел и теперь не могу развидеть.

Теперь я знаю, что вот этот голый участок без леса, не злой дядя капиталист для наживы вырубил — это сделал я сам. Туалетная бумага или бумажный стаканчик, которые я использовал, — это мой городской образ жизни уничтожил этот лес.

Живя в деревне или экопоселении, я произвожу два-три литра мусора за полгода. Для моего городского образа жизни такой минимум — это вершина, до которой еще учиться и учиться.

Я не рассматриваю возможность уехать обратно в город. Скорее, наоборот, от поселений смотрю в еще большую глушь, хуторской формат. В мае я был три недели в Финляндии и видел такие места. А экологичность сознания и реальной практики там, по моим наблюдениям, выше, чем всё, что я встречал в России. Теперь готовлю маршрут по шведским экопоселениям и фермам.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Вся лента

все новости
Осознанное потребление
В трех городах Ленобласти протестируют раздельный сбор мусора. Если проект станет успешным, его расширят
Активисты создали инсталляцию из пластикового мусора на берегу Финского залива, чтобы обратить внимание на экологические проблемы
Greenpeace обнаружил более 200 кг мусора у побережья Нижне-Свирского заповедника в Ленобласти
На реке Сестра у ЗСД заметили масляную пленку от нефтепродуктов. Местные жители жалуются на запах мазута
«Ленфильм» и Саша Полярус выпустили совместную коллекцию эко-сумок. Они сделаны из рекламных пресс-волов студии
Вторая волна коронавируса
В Петербурге выросло число госпитализаций в коронавирусные стационары — на 9,2 %. За неделю в больницы поступили 5465 пациентов
Власти Петербурга проверят соблюдение ограничений по COVID-19 на концерте Басты. Накануне прошло второе выступление музыканта
Как растет число заболевших и умерших из-за коронавируса в Петербурге — показываем на графиках
В «Ледовом дворце» заявили, что петербургский концерт Басты с тысячами посетителей прошел без нарушений
Смольный и Роспотребнадзор ворвались на вечер джаза в петербургском «Люмьер-холле». Власти говорят, что мероприятие не было согласовано
Подкасты «Бумаги»
«Прошлое бабушек и дедушек я представляю черно-белым». Говорим про семейные истории с журналистом Александром Борзенко
«Это не продажа компетенций, а обмен энергией». Как профессионалы бесплатно помогают другим своими навыками — от стрижек до консультаций психолога
«Изменения климата уже за окном — мы просто не замечаем». Стало ли больше погодных аномалий и как остановить потепление — рассказываем в подкасте
«Если человек бежит в 90 лет — почему не бежать?». Как с возрастом меняется наше отношение к здоровью и трудно ли оставаться активным
«В обычных школах выбор отсутствует как факт». Зачем родители переводят детей на домашнее обучение и в альтернативные школы
Коллеги «Бумаги»
О народе в Ленинградской области, которого «как бы и нет»
Как коронавирус шел по системе ФСИН — исследование «Зоны права»
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Утрата памятников архитектуры
КГИОП назвал обрушение крыши корпуса завода «Красный треугольник» преступлением. Комитет требует провести противоаварийные работы
В Петербурге обвалилась крыша одного из корпусов «Красного треугольника». Ранее мародеры срезали поддерживающие металлоконструкции, сообщают активисты
Как в ближайшие годы изменятся Выборг и Ивангород и почему в Ленобласти нельзя отреставрировать все разрушенные дома? Интервью с главой нового комитета по охране памятников
Кронштадтский суд оштрафовал Минобороны из-за повреждения здания Служительского флигеля. Его построили в XVIII веке
В квартире на Васильевском острове обрушился потолок, из здания эвакуировали 15 человек. Обновлено
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Суд постановил закрыть бар Commode на Рубинштейна. Сооснователь говорит, что «видел много постановлений»
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.