«Церковь сильно оторвалась от реальности»: пикет против закона о защите чувств верующих

Сегодня на Марсовом поле прошел пикет против законопроекта, предусматривающего уголовное наказание за оскорбление чувств верующих, который недавно прошел в Госдуме первое чтение. «Бумага» узнала, почему участники пикета считают, что защищать права верующих абсурдно и чем опасен новый закон.

Александра Барыкина-Маркевич,

организатор:

Фото: Андрей Шуршев / «Бумага»
— Данный закон, во-первых, дискриминационный, во-вторых, совершенно очевидно, что применяться он будет избирательно. В Думе уже пошли обсуждения, какие религии отнести к «чистым», а какие к «нечистым». Это нарушение прав человека, 28-й статьи Конституции на право распространять свободно свои религиозные и иные убеждения. Я сама верующая, и мне несколько противно знать, что какой-то дяденька будет защищать мои чувства, не спрашивая, надо ли мне это. В принципе, мы в состоянии справиться с какими-то оскорблениями сами. Знаете, буквально вчера патриарх Кирилл сказал, что после катастрофы Крымск стал еще красивее, — вот такое высказывание меня оскорбляет!

Даниил Грачев и Алексей Блохин,

гражданские активисты:

Даниил: При такой плохой формулировке, как защита чьих-то религиозных чувств, содержание закона неприемлемо, потому что я, например, не считаю, что чьи-либо религиозные чувства нужно защищать, тем более на уровне государства. Я могу сказать, что бога нет, и это оскорбит какого-то ортодоксального христианина, в то же время я могу сказать, что мужчина не имеет права бить женщину, и это оскорбит религиозные чувства какого-нибудь исламиста или фундаменталиста. Понятно, что чувства исламистов никто защищать не будет. Такие законы принимаются против людей, которым не нравится действия Русской православной церкви. Наказание же, предусмотренное за нарушение этого закона, просто не вписывается ни в какие рамки приличия: три или пять лет — человек не должен сидеть в тюрьме за свои убеждения. Алексей: Никакие ограничения свободы слова не должны вообще существовать. Это один из основополагающих принципов для построения здорового общества. Мне кажется, этот закон все-таки лоббирован РПЦ, почему — сказать сложно. Возможно, с их стороны это некое тщеславие.

Дмитрий (в центре):

— Уже существуют законы, достаточные для того, чтобы пресечь всевозможные нарушения: например, статьи о хулиганстве, о воспрепятствовании проведению религиозных обрядов и так далее. Эти поправки понадобились в качестве очередной дубинки против неугодных людей, потому что оскорбление религиозных чувств — это совершенно недоказуемое деяние. Можно утверждать, что оно произошло, только со слов того, кто оскорбился. То есть кто-то скажет: «Я оскорблен», — и по закону его чувства будут защищаться в уголовном порядке. С юридической точки зрения это совершенный абсурд. Все должны быть равны перед законом, как и сказано в Конституции, — тут ничего изобретать не надо. Наша же власть постоянно пытается ее задвинуть и сделать вид, что этих статей нет. Я атеист, и меня скорее оскорбляет клерикализация государства. Эти высшие церковные иерархии, по-моему, уже очень сильно оторвались от реальности и живут в каком-то своем мире.

Вадим Суходольский,

член движения «Солидарность»:

— Сколько религий, столько и чувств. И они пересекаются: то, что нормально для православного, может оскорбить мусульманина и наоборот. В светском государстве такие законы наносят ущерб и порождают ненужные конфликты.

Анна Глебовна:

— Объясните мне, что такое чувства верующих и как их можно оскорбить? Это не юридическое понятие. Я скажу громко: «Бога нет!» — и меня смогут привлечь. Я атеист, но воспитывалась в религиозной семье и у меня были родственники священники, кристально честные, аскеты — зная их, я хорошо относилась к церкви. Но то, что я вижу сейчас вокруг себя, — это сплошное мздоимство. Когда мы защищали археологические раскопки Охтинского мыса, мы провели две панихиды — там же захоронения есть, — и пригласили православного священника, заплатили ему, а потом позвали лютеранского пастора — и он сказал, что не может брать за это деньги.

Галина Грибова,

член движения «Солидарность»:

— Где-то в 80-е годы в «Науке и религии» напечатали занятное предисловие: вы нарисовали мир — представьте, как жители этого двухмерного мира будут представлять вас, исходя из своих понятий. Каждая религия трактует разные понятия по-своему. Мешать друг другу жить совершенно не надо. Основной маразм этого закона в том, что хотят ввести уголовное наказание. Уже посадили Pussy Riot, хотя по закону должны были оштрафовать. За последний год было много серьезных провокаций вокруг церкви — мне все время хотелось понять, для чего они устраиваются и почему церковь на них ведется? По сути, провокации были со стороны власти. Меня же оскорбляет, например, что ввели религию в школах — раньше это было на уровне университетов, а сейчас ее пытаются втюхать детям вполне определенного возраста — 2-4 класс, как раз когда идет своеобразная ломка психики.
ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Новости

все новости

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.