За «Зенит» болеют все. Истории фанатов из Петербурга, других городов России и США

На «Зенит» ходят все — от актеров и политиков до безработных, а болельщики клуба живут по всему миру.

В 2018 году «Зенит» признали самым посещаемым футбольным клубом в истории России. Каждый его матч собирает около 50 тысяч зрителей, а в прошлом сезоне их общее число превысило миллион.

Кто все эти люди? В материале спецпроекта «Бумага» рассказывает восемь историй фанатов «Зенита» — от американца из Флориды до болельщика с «виража».

Как болеть за «Зенит» из другого города и объехать всю Россию с ДЦП ради любимой команды

Андрей Рожков живет на скромную зарплату курьера и социальную пенсию, а из дома не выходит без палочки: у 38-летнего мужчины из Сергиева Посада ДЦП. А еще на счету Рожкова уже 150 выездов за «Зенит» и больше 100 поездок на матчи в Петербург.

Рожков влюбился в «Зенит», когда ему было 18. В тот год, 1999-й, сначала «Зенит» впервые выиграл Кубок России, а затем сборная России благодаря голам петербургского форварда Александра Панова обыграла действующего чемпиона мира — сборную Франции.

Конечно, болеть за московский клуб Андрею было бы удобнее, но он подчеркивает, что Петербург не чужой для него город: там познакомились его бабушка и дедушка, там он сам родился.

Ради каждой поездки на матч Андрей проводит в дороге по 16–18 часов и проделывает путь в 700 км только в одну сторону. Ночные поезда и автобусы, знакомство с фанатами и посещение новых городов — Андрей говорит, что его «не отпускает выездная романтика». Рожков был на золотом матче (матч, в котором команда гарантировала себе чемпионство — прим. «Бумаги») в Раменском в 2007-м, когда «Зенит» впервые за 23 года стал чемпионом России, ездил в Тамбов и Уфу, свой сотый выезд за «Зенит» Андрей отмечал на новом стадионе ЦСКА в Москве.

— Когда кто-то в интернете кого-то критикует, его обычно спрашивают: «А что сделал ты?». Если такой вопрос зададут мне, я смогу ответить: «Вот, пожалуйста, у меня 100 выездов. Идите отдыхайте, господа тролли!».

Поездки «бьют по кошельку» Андрея, но ради футбола он старается экономить: «Пытаюсь иногда в чем-то себе отказать и каждый год покупаю абонемент, [так дешевле]».

Болезнь для Андрея вовсе не препятствие для фанатской жизни. «Лучше я буду ходить, чем сидеть дома и прислушиваться к своему организму: то здесь кольнуло, то там, — считает болельщик. — Сложности возникали только на „Петровском», когда поднимался по лестнице. Но и стюарды помогали, и народ. А на новом стадионе появились перила. Проблем нет».

Других фанатов Рожков считает своими братьями. Особенно уважительно относится к «виражу» — фанатской трибуне «Зенита», объединяющей несколько тысяч самых активных болельщиков клуба. В дальнейшем Андрей планирует смотреть матчи именно с фанатской трибуны.

— Я захотел перейти после игры с «Краснодаром» [весной 2018 года]. Я сидел напротив «виража», игра было унылой, и к концу матча с центральных трибун на поле полетели «розы» (шарфы команды — прим. «Бумаги»). Мне стыдно за таких болельщиков. Команду надо поддерживать всегда. Спасибо «виражу» (фанаты официально осудили болельщиков, бросивших шарфы, и призвали «Зенит» не пускать их на матчи команды — прим. «Бумаги»): он показал, что мы не «мясо» (спартаковцы — прим. «Бумаги»), мы готовы отстаивать свое, зенитовское, до конца. Настоящий фанат познается в беде.

А вот радикальную часть болельщиков, из-за которых клуб иногда получает штрафы или играет при пустых трибунах, Рожков не признает: «Это провокаторы. Они любят себя в «Зените», а не «Зенит» в себе».

Выше «Зенита» Андрей ценит только семью.

— «Зенит» для меня точно в пятерке приоритетов. Семья — главное, а дальше «Зенит» и друзья. Я не представляю «Зенит» без своих друзей, с которыми меня свели Господь бог и фанатская дорога. Если бы не «Зенит», я наверное сидел бы и скучал дома у компа.

На фото: Андрей Рожков

Пример Андрея Рожкова не исключение: за «Зенит» болеют по всей России. У петербургского клуба больше, чем у других команд, подписчиков в соцсетях, только во «ВКонтакте» их больше 900 тысяч. По опросу ВЦИОМ 2016 года «Зенит» стал самым популярным клубом страны — его фанаты есть во всех крупных российских городах от Москвы до Владивостока.

26-летний Евгений Овсянников живет в городе Тихорецке Краснодарского края с населением в 58 тысяч человек. Там он работает администратором в кафе. Овсянников ни разу не был в Петербурге, но уже больше десяти лет болеет за «Зенит» — с победного матча с «Манчестер Юнайтед» за Суперкубок Европы. С 2008 года Евгений видел все матчи петербургской команды по телевизору, а в 2014-м поехал на матч «Кубань» — «Зенит». С тех пор он не пропускает ни одного матча клуба в ближайших Краснодаре и Ростове.

— В Краснодаре никаких проблем никогда не было. Хожу в зенитовских цветах, ко мне подходят местные болельщики, фотографируются, я рассказываю, что местный и давно за «Зенит», и мы желаем друг другу удачи. В Ростове другая история: там лучше не афишировать, за кого болеешь. Но что делать, «Зенит» — это мой выбор

Овсянников отмечает, что никогда не сталкивался с пренебрежительным отношением со стороны болельщиков, прилетающих на матчи из Петербурга, и с некоторыми за четыре года он даже успел подружиться.

За годы фанатства Евгений стал еще и патриотом Петербурга.

— «Зенит» уже давно не только городская история. «Зенит» — это про Россию, за него болеют везде. Я прочувствовал, что такое питерский патриотизм. Хочу стать частым гостем в Петербурге, очень люблю его, хотя никогда там не был. Когда приеду в город первый раз, первым местом, которое я посещу, будет «Петровский», там частичка моей души. Вторым — новый стадион.

Петербургский патриотизм проявляется не только в любви к городу — для Евгения важно, чтобы в клубе играли его воспитанники: «Кубки и медали не так важны, они придут. Идентичность — вот что важно, должны быть питерские ребята. Очень рад, что Семак возглавил наш клуб, он вернет питерское лицо».

На фото: Евгений Овсянников

Как за «Зенит» болеет американец из Флориды

Фан-клубы «Зенита» есть в Бельгии, Канаде и других странах, а болельщики живут по всему миру — от Сербии до Японии.

Шон Гайбриелли родился и вырос в штате Флорида, США. Сейчас он живет в Таллахасси, работает в местном мексиканском ресторане и обожает «Зенит». Даже в «шапке» личного твиттера американца стоит фотография нового главного тренера команды Сергея Семака.

С Россией Шона связывает не только футбол: здесь живут его родственники, поэтому Шон всегда интересовался российской культурой и русским языком, который изучал в университете Флориды. За «Зенит» американец начал болеть в 2012-м: из интереса посмотрел один матч, а спустя несколько игр стал фанатом команды. Шон вел посвященный команде англоязычный твиттер, заказывал футболку с фамилией Александра Кержакова и вставал в 4–5 утра, чтобы посмотреть матч по московскому времени.

На фото: Шон Гайбриелли

На матчах «Зенита» Шон ни разу не был, но в начале июня 2018-го впервые побывал в Петербурге и сходил к стадиону на Крестовском острове. В его ближайших планах — повторить поездку в Россию. Шон считает, что атмосфера на футболе в США очень отличается от петербургской, где фанаты весь матч скандируют речевки и ездят на игры в другие города. При этом побывать на «Зените» — не типичная для американца мечта, признает Шон.

— Родители знают, что я болею за «Зенит». Некоторые из друзей по школе тоже в курсе. [Чаще всего] я просто говорю людям, что у меня родственники в России, а «Зенит» — часть культуры, которой я интересуюсь. И они такие: «А, окей, тогда понятно».

Как девушки становятся фанатками «Зенита»

Подростком Юлия Егорова десятки раз приходила к «Петровскому» в дни матчей. Внутрь попадала редко: карманных денег почти не было. Девочка оставалась снаружи и просто слушала шум трибун. После матча смотрела на фанатов, выходивших со стадиона и мечтала попасть на «вираж».

Мечта исполнилась в 14 лет, и девочка влюбилась в команду. Абсолютным идолом для девочки-подростка был нападающий Александр Кержаков — его автобиография до сих пор остается единственной книгой, которую Юля купила в печатном варианте.

В 18 лет Юля вышла замуж, но супруг был недоволен увлечением девушки: «Он запрещал мне ходить на стадион, потому что ревновал к фанатам и футболистам. Даже просто смотреть футбол не приветствовалось, говорил, почему это девушка увлекается футболом».

Девушка перестала активно следить за жизнью команды: пропустила первое за 23 года чемпионство, победу в Кубке УЕФА, приезд Халка и победы при Лучано Спаллетти. А в начале 2018-го развелась с мужем и сразу вернулась к «Зениту»: пошла на новый стадион и набила на руке зенитовскую Стрелку. Сейчас Юля планирует вытатуировать на теле льва — еще один символ «Зенита».

На фото: Юлия Егорова

Ксении Ивановой 24 года. Она окончила вуз с красным дипломом, преподает аналитическую химию и собирается в аспирантуру, не пьет алкоголь, а матерится только на футболе. Ксения работает в фанатском баре «СБГ-25», ходит на «вираж» и ездит на выезды.

6 июля 2006 года на последний матч на стадионе имени Кирова пришло больше 40 тысяч петербуржцев. Среди них была и 13-летняя Ксения с семьей. Девочка сидела с родителями на центральной трибуне, а ее старший брат, активный фанат «Зенита», прощался со стадионом на фанатской трибуне. Ксения вспоминает, что за игрой почти не следила, хотя пришла на футбол впервые: она наблюдала за фанатскими секторами, не замолкая скандировавшим заряды. В перерыве она даже попросила брата взять ее на «вираж», но тот сказал, что отведет Ксению на сектор, только когда ей будет 18. У девочки появилась мечта — стать на фанатской трибуне своей.

В 18 лет Ксения отправилась на первый выезд в Москву, а на обратном пути, по фанатской традиции, прямо на трассе спела гимн клуба «Город над вольной Невой». Потом прошла собеседование у лидеров «виража» и получила абонемент на фанатскую трибуну.

— Спустя почти десять лет моя мечта исполнилась. Помню, как стояла на секторе, вокруг меня все заряжали «Стольный град» (одна из основных кричалок болельщиков «Зенита» — прим. «Бумаги»), и у меня просто текли слезы.

Сейчас на счету Ксении уже 27 выездов. Она без денег добиралась из Нижнего Новгорода в Петербург, убегала от футбольных хулиганов во Владимире, добиралась до Краснодара в фуре «Магнита» и обманом ездила на выезд на Кавказ. «Мама у меня паникерша: сказала, что на Кавказ я поеду только через ее труп. Ну я всё равно съездила, но сказала, что в Астрахань. В итоге всё прошло хорошо», — рассказывает девушка.

Ксения говорит, что девушкам сложнее влиться в фанатскую среду, чем мужчинам.

— Сейчас я уже знаю всех, так скажем, авторитетных фанатов, но раньше приходилось постоянно сталкиваться с отношением «куда ты лезешь, баба». Например, на «вираже» молодые фанатки могут быть только на крайних секторах, на центр их не пускают.

«Зенит» занимает большую часть жизни девушки: она не представляет себя без «виража», выездов и работы в фанатском баре. Но и противоречий между фанатской и обычной жизнью не видит.

— Да, я езжу на выезды, кричу заряды и всё прочее. Но я же не виновата, что при этом мне нравится учиться и я не балбес. Почему нельзя сочетать приятное с полезным?

Кто ходит на «вираж» и как устроена фанатская трибуна «Зенита»

15 марта 2018 года — матч ⅛ финала Лиги Европы между «Зенитом» и немецким «Лейпцигом». Перед стартовым свистком трибуна за правыми воротами превращается в полотно. На нем — эмблема «Зенита», львы, флаги России и Петербурга, ангел с Александровской колонной и надпись «Город над вольной Невой». Акцию провел «вираж» — именно он скандирует заряды на протяжении матча, проводит массовые акции фанатов и ездит на гостевые матчи.

Обычно представители «виража» не общаются со СМИ, потому что «только журналисты хуже мусоров (полицейских — прим. „Бумаги“)». Но три фаната с «виража» дали анонимные интервью «Бумаге», а еще трое рассказали о его устройстве авторизовано.


Подробнее о том, как устроено фанатское движение «Зенита», читайте в интервью «Бумаги» с одним из бывших лидеров болельщиков Максимом «Пацификом» Дукельским


По словам фанатов, в «вираж» входят самые разные болельщики — от тех, кто специализируется на рисовании фанатских граффити или производстве баннеров, до футбольных хулиганов.

«Вираж» — это организованная структура. Трибуна состоит из представителей нескольких десятков фанатских групп численностью от 20 до 200 человек каждая — кроме того, есть болельщики, вообще не входящие в такие группы. У каждой структуры свой руководитель или выбранный представитель, им подчиняются рядовые члены группы. В сезон представители объединений регулярно встречаются для решения организационных вопросов. Есть и правила поведения на «вираже»: например, активная поддержка команды обязательна, а приходить на игры в красном — цветах «Спартака», главного врага петербургских болельщиков, — запрещено.

Чтобы попасть на «вираж», нужно пройти собеседование у опытных фанатов. На нем задают вопросы о личной биографии соискателя и о «Зените»: могут, к примеру, попросить назвать дату основания фанатского движения.

— На «вираже» — самые разные люди. Кто-то на «мерседесе» приезжает, кто-то на метро, кто-то пешочком приходит. Конечно, основная движущая сила, как и везде, — молодняк, 18–30 лет, которые еще не связаны семейными узами. Но есть отдельные экземпляры на шестом десятке, — пояснил Максим Дукельский, один из лидеров фанатского движения 2000-х, который и сейчас ходит на «вираж».

Слова Дукельского подтверждают и остальные болельщики с «виража», отмечая, что на трибуне много людей с собственным бизнесом или высокооплачиваемой работой. «Мнение о том, что фанаты — это сброд, простой миф. На новом стадионе „вираж“ еще больше изменился, сейчас многие ходят семьями», — подчеркивают они.

При этом сразу два фаната рассказали, что в последние годы на «вираже» появилось больше «случайных людей»: «Стало больше новеньких, тех, кто только начинает болеть. Много старших в последние годы ушло с трибуны, может быть, люди просто выросли или не ходят по каким-то своим причинам. Иногда на их место приходят люди совсем ни о чем. Кажется, что они не очень-то и болеют за «Зенит», а на трибуну пришли, потому что это модно».

В том числе из-за таких «новеньких», которые, по словам фанатов, портят атмосферу на трибуне, больше всего активные болельщики ценят гостевые игры. «Если у тебя нет хотя бы десятка выездов, тебя из фанатов никто и слушать не будет», — объясняет один из болельщиков.

Номинальной отметкой, отделяющей начинающего фаната от полноценного участника движения, считается 33 выезда. Число объясняется историческим фактом: фанатское движение «Зенита» зародилось на 33-м секторе стадиона имени Кирова. Сейчас примерно у 200 зенитовцев больше 100 выездов, а у четырех — больше 350.

На фото: Максим Дукельский

Легче всего попасть на выездные игры на специальных автобусах, их организовывают сами болельщики. В них же, по словам фанатов, можно познакомиться со многими лидерами движа и за одну поездку влиться в субкультуру.

— Попасть в движуху несложно. Просто нужно себя нормально вести в автобусе. К тебе могут подойти поговорить, попросить проставиться за первый выезд. Если не будешь кочевряжиться и вообще нормальный человек, то всё будет хорошо, — рассказал один из фанатов. — Но ситуации всякие бывают. У нас на одном выезде из автобуса выписали девушку, когда узнали, что она лесбиянка.

Другой фанат типичный выезд описал так: «Это одно большое приключение, которое происходит при диком количестве алкоголя».

Несмотря на организованность, время от времени внутри «виража» происходят конфликты. Один из ярких примеров — ситуация вокруг возвращения в «Зенит» Владимира Быстрова — воспитанника клуба, который со скандалом перешел в «Спартак». Когда Быстров вернулся в петербургский клуб, отдельные группы болельщиков выразили свой протест. Это привело в том числе и к скандалу на встрече команды с болельщиками: часть фанатов скандировала речевки против Быстрова — и все игроки «Зенита» демонстративно покинули встречу.

Один из бывших активных болельщиков «Зенита» рассказал «Бумаге», что перестал ходить на «вираж» именно после возвращения Быстрова. «Клуб провел свою точку зрения на его переход через лидеров группировок. Те заставили замолчать недовольных, — рассказал он. — Все просто сделали вид, что приход Быстрова — это норма и всё хорошо». На фоне подобных конфликтов контакты представителей клуба с активным фанатским движением стали минимальными, отмечают болельщики.

Но большая часть скандалов вокруг фанатов «Зенита» связана с национализмом. Европейские таблоиды иногда называют «Зенит» самым расистским клубом Европы, указывая, что в петербургской команде до сих пор не играли чернокожие футболисты. «Бумага» поговорила с несколькими десятками болельщиков, и практически все заявили, что большинство фанатов придерживается «умеренно правых патриотических взглядов», а отсутствие чернокожих футболистов — «важная традиция», которая отличает «Зенит» от московских «Спартака» и ЦСКА.


Действительно ли активные фанаты «Зенита» националисты? Читайте 13 интервью с активными фанатами клуба.


Как посетить все матчи «Зенита» за сезон

В иерархии фанатов «Зенита» одно из важнейших мест занимают золотники — болельщики, которые посетили все матчи клуба в конкретном сезоне. Их список ведут на объединенном сайте болельщиков «Ландскрона». Даже самые опытные фанаты признают, что золотники «не могут вызывать ничего, кроме уважения». Главный золотник «Зенита» — предприниматель Михаил Локтионов: у него на счету 10 золотых сезонов.

27-летний предприниматель Артур Лампель — золотник сезона 2014/15. Впервые на стадионе Лампель побывал в 2005 году, стал ходить на футбол в Петербурге, а в 2007 году впервые отправился на выезд — в Москву на матч «Зенита» с «Локомотивом». С тех пор предприниматель побывал на матчах в Дортмунде и Льеже, Перми и Саранске, Уфе и Грозном. На одном из выездов — в Махачкале — на Лампеля с друзьями напали местные фанаты: «Нас было трое, расслабились, ну и молодежь налетела и отпинала, я ничего не успел сделать».

Стать золотником Артур решил тоже на выезде: в июне 2014-го «Зенит» играл на Кипре с местным «АЕЛом», тогда Артур и сказал другу, что попробует посетить все матчи сезона. Лампель говорит, что золотой сезон продвинул его вверх в фанатской иерархии, но признает, что ожидал большего.

— Получилось всё довольно успешно. Я на тот момент окончил университет, работал удаленно. Но ожиданий в целом было больше. Просто теперь знаю, что я это сделал, а другие нет.

Тем не менее Лампель перед каждым сезоном задумывается: не повторить ли достижение. И каждый раз решает, что не нужно: «Главная проблема всех выездников — это время. Даже не деньги, их можно одолжить, в кредит взять. А вот времени не хватает. У кого-то из-за семьи, у кого-то из-за работы. Меня это тоже касается, хоть я и работаю сам на себя».

Несмотря на выезды и золотой сезон петербуржец считает себя фанатом-одиночкой. Лампель знаком с лидерами движа, но никогда не состоял в фанатских группировках и на выезды всегда ездил сам по себе: «Для меня выезд на „Зенит“ был больше в туристических целях, если можно так выразиться, чем в фанатских. Съездить, посмотреть новый город — в России или в Европе. Кавказ я впервые посмотрел».

На фото: Артур Лампель

Предприниматель и сейчас ездит на матчи — например, никогда не пропускает игры со «Спартаком».

— Считаю, это одни из лучших матчей в России и Европе. И по звуковой поддержке, и по накалу матча. На чемпионате мира люди говорят: «Вау, какая крутая атмосфера», а я отвечаю: «Ребят, вы не были на „Зенит“ — „Спартак“». Особенно на выезде в Москве. Там надо просто побывать и прочувствовать. Потрясающая энергия, офигенные матчи, всем советую.

Как болельщики «Зенита» ездят на выезды автостопом и бесплатно летают на самолетах

На счету бармена Артура Андреева пока нет золотых сезонов, он почти не ходит на домашние матчи, зато ездит практически на все выезды. «Раньше я ходил на „вираж“, но года три назад почти перестал: там не та атмосфера, нет приключений до матча и после», — поясняет Артур.

За последние десять лет, которые Андреев ездит на выезды, он вслед за «Зенитом» побывал почти по всей стране — от Каспийска до Томска. Всего на его счету 86 выезда, на многие он отправлялся в последний момент, добирался автостопом: «Я легкий на подъем парень, автостопом езжу не ради [экономии] денег, а ради настроения».

Бесплатно фанат ездил и в «Сапсане», а однажды пролетел без билета на самолете Уфа — Москва. И до сих пор считает это главным приключением своей фанатской жизни.

— Когда мы приехали в аэропорт в Уфе, я был пьян. Подошел к кассе, мне сказали, что билетов на рейс, которым летели друзья, нет. Были на другой, но за 5 тысяч, а у меня всего с собой 5 тысяч было. В итоге подошел к контролю вместе с парнями — и гуськом на корточках мимо контроля. На входе в самолет показал посадочный талон друзей. Внутри сел на свободное место — подошла женщина, сказала, что оно ее. Я уступил, сел на следующее, ситуация повторилась. Сажусь на третье и думаю: если сейчас не повезет, меня высадят и будут судить за терроризм. Но мы взлетели, на мое место так никто и не пришел. Я уснул и спокойно долетел до Москвы.

Главное в выездах, по мнению Артура, — это как раз подобные приключения. Но сейчас петербуржец думает сократить их количество ради работы и карьеры: «Приключения, конечно, приключениями, но нужно сначала жизнь строить, а уже потом ездить. Хотя, наверное, всё равно буду ездить. „Зенит“ — это сердце».

Как любовь к «Зениту» передается из поколения в поколение

Евгений Каширин родился в 1985-м — через год после первого в истории чемпионства «Зенита». Одно из первых детских воспоминаний Евгения — огромный плакат «Зенита», наклеенный в коридоре отцом, который давно болел за команду и был на чемпионском матче 1984-го. «У меня просто не было выбора, болеть или не болеть за „Зенит“», — считает Каширин.

На фото: Евгений Каширин

На стадион петербуржец впервые пришел в 1997 году, тогда же купил первый шарф, который до сих пор хранит дома как реликвию. Через год Каширин начал ходить на матчи с друзьями самостоятельно. Школьники смотрели матчи с фанатской трибуны за воротами: на другие билеты сэкономленных на обедах денег не хватало. Каждый поход на «Петровский» воспринимался как приключение.

— Мы сбивались в группки, чтобы на нас не напали фанаты других команд. Тогда на футболе было опасно: мы видели кровь, дубинки, потасовки с полицией и ОМОНом, бросание стульев и фанатов из Москвы, бродивших по городу с арматурами, — рассказывает Каширин.

С тех пор прошло больше 15 лет. На стадионах стало спокойнее, Каширин получил диплом юриста, но всё так же ходит с отцом на игры «Зенита», а с 2013 года еще и ездит на выездные встречи. Первый выезд был на матч Лиги чемпионов в Вену. Он обернулся одними из самых крупных беспорядков последних лет, в которых участвовали петербургские болельщики. На стадионе произошла драка, фанаты бросали файеры в других болельщиков и полицейских — на несколько минут пришлось остановить игру.

Каширин оказался в эпицентре беспорядков. «Я стоял фактически в первом ряду гостевого сектора, когда началась заваруха. Полиция в полном обмундировании зашла на сектор, начала распылять газ из перцовых баллончиков — досталось и мне. Но зато после того, как врачи оказали мне помощь, меня выпустили на беговые дорожки вокруг поля, и я смог хорошо всё отфотографировать», — рассказывает он.

Несмотря на инцидент, Каширину понравилось на выезде. Сейчас юрист и его друзья ездят на гостевые встречи семьями: «Мы совмещаем выезды с туризмом. То есть смотрим город, а потом еще и на футбол идем. Это хороший вариант посмотреть и Россию, и Европу».

Уже больше десяти лет у Каширина есть абонемент на стадион. Даже отпуск петербуржец берет из расчета, чтобы не пропустить ни одной игры «Зенита».

— Мне очень нравится принцип support your local team (лозунг, призывающий болельщиков поддерживать местные команды, а не топ-клубы, — прим. «Бумаги»). Тем более «Зенит» — символ города и часть петербургской идентичности.

Иллюстрации: Елизавета Семакина / «Бумага»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.