20 августа 2019
Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Японец Кидзима Кадзухико — о производстве лапши в Петербурге, русской бюрократии и Ладожском озере

Кидзима Кадзухико приехал в Петербург в 2013 году. В России он основал консалтинговую компанию, участвовал в запуске четырех раменных и открыл собственное производство ингредиентов для этого японского блюда.

Японец рассказывает, как адаптировал рецепт рамена своей бабушки для России, чем петербургские суши отличаются от японских и почему ему нравится улица Рубинштейна.

Возраст

37 лет

Род деятельности

Предприниматель

В Петербурге

7 лет

Я родился на севере Японии, в городе Ямагата. Он небольшой, меньше Санкт-Петербурга. Обычно люди там рождаются и живут всю жизнь, мало кто уезжает в Токио или в другие большие города, а уж за границу тем более.

Ямагата — столица лапши и рамена. Местные жители едят лапшу больше всех в Японии, поэтому, естественно, там много заведений. Моя семья — дядя и бабушка — уже больше 50 лет владеют раменной. В детстве я часто помогал им: готовил, доставлял продукты, обслуживал клиентов. Однако, несмотря на раменный бизнес, я окончил медицинский колледж и переехал в Токио, где работал медбратом. При этом мне всегда хотелось путешествовать, смотреть, как живут люди в других странах. Так что в 27 лет я решил поехать в Барселону и учить испанский язык.

До поездки в Испанию я познакомился с русской девушкой Натальей. Сейчас мы женаты. Это была, можно сказать, моя первая встреча с Россией. Наталья учила в Токио японский язык, мы встретились на языковом форуме. Я предложил ей показать город, мы начали общаться. Потом Наталья пригласила меня в Россию, в Красноярск. Там я увидел, как живут русские. Конечно, язык я тогда вообще не знал, но у меня сложилось очень хорошее впечатление о стране.

В Барселоне я тоже много общался с русскими и съездил в Украину. А когда мне было 29 лет, решил выучить русский язык и предложил Наталье поехать со мной в Киев. В то время рубль был достаточно дорогой и получалось дешевле жить и учиться в Украине. Кроме того, чтобы поехать в Киев, не нужно было делать визу, поэтому я и выбрал эту страну.

В Петербург мы перебрались в 2013 году. К этому времени я знал английский, испанский и русский. Тогда совместных проектов между Россией и Японией практически не было, и мы решили открыть собственную консалтинговую компанию MTC Japan для развития отношений между странами. Наша компания занималась медицинским консалтингом, импортом-экспортом и бизнес-консалтингом. У меня не было денег, не было никаких знаний, но когда ничего не знаешь, ничего и не боишься.

Первый запрос об открытии раменной пришел нам в 2015 году. Всего я участвовал в запуске четырех заведений в Петербурге и Москве: кафе «Ярумэн», рамен-изакай-бара [KU:] и кафе Ikigai. В этом году вместе с командой «буше» я открыл раменную Chou Do. Чтобы наладить производство рамена во всех этих заведениях, я попросил у бабушки и дяди разрешение использовать их рецепт в России и готовить это блюдо из местных ингредиентов.

Параллельно с участием в открытии ресторанов я основал собственное производство лапши и ингредиентов для рамена в Петербурге. Мы импортировали оборудование из Японии, у меня были рецепты, и производство началось. Вскоре стало ясно, что это было правильное решение, у нас практически сразу появилось много клиентов. Сейчас мы поставляем лапшу по Санкт-Петербургу и в Москву.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Я понял, что мне больше нравится жить в холодном климате. Узнал, что такое квас. И мне нравятся русские люди. Все говорят, что они закрытые, хмурые, не улыбаются, но это не так. Конечно, в общественных местах никто не обнимается, и это нормально.

В Испании тебя целуют при первой встрече в знак приветствия. В России этого нет. Зато когда люди знакомы и хорошо знают друг друга, они могут и обняться и поцеловаться. Я таким образом понимаю, насколько я близок с человеком. В Японии, даже когда у людей дружеские отношения, они не проявляют свои чувства с помощью физического контакта. Сейчас, когда я приезжаю домой, мне хочется обнять друзей, родных, но я сдерживаюсь.

Самое сложное для иностранца в России — но это было еще шесть-семь лет назад — социальные сервисы. Хуже всего — ФМС. Списки, очереди, бумаги — это просто ад. Я потратил много времени и сил, чтобы получить вид на жительство. Сейчас, мне кажется, ситуация меняется в лучшую сторону. На «Почте России» и в ФМС, например, появились электронные очереди. Еще два года назад этого не было.

Кто сыграл для вас важную роль?

Моя жена Наталья. Она мне очень помогала с русским языком, благодаря ей я заговорил. Когда мы основали MTC Japan в Петербурге, Наталья зарегистрировала ее на свое имя, я был оформлен как директор. Она во всем мне помогает. Как говорят: хорошая жена приносит успех мужу.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

Всегда, когда я живу за границей, я больше всего скучаю по суши и рамену. Рамен я уже перенес в Россию, но до того, как сам начал его делать, очень скучал по этому блюду. Зато теперь могу его поесть в любой момент. Остались суши. Русские роллы вкусные, но это другое. Для хороших суши требуются особые ингредиенты: 90 % [вкуса блюда] зависит от их качества. Они должны быть максимально свежими.

Пять находок в Петербурге

  1. Ладожское озеро 
    Оно такое большое, как море. Около него я чувствую себя спокойно. Я там был несколько раз, в том числе в белые ночи.
  2. Петропавловская крепость
    Мне она очень нравится. Очень красивый вид открывается с реки, особенно в белые ночи.
  3. «Кофе lab»
    Именно там я познакомился с ребятами из «буше». Мы много времени проводили в этом месте, разговаривали, обсуждали идеи, планировали концепцию нового заведения. Для меня это важное место, связанное с развитием раменной культуры в Петербурге. 
  4.  Улица Рубинштейна
    Рестораны там меняются часто — одни закрываются, другие открываются. Мне это нравится, на этой улице всегда интересно, вкусно и весело.
  5.  Парк 300-летия Санкт-Петербурга
    Современный и удобный парк, где часто проходят разные мероприятия и активности.

Зачем вы здесь?

Я живу здесь до сих пор, потому что вижу, что мое присутствие и моя деятельность полезна обществу, Японии и России. Я чувствую, что делаю нужное дело. Россия граничит (граница между странами — морская — прим. «Бумаги») с Японией, но, кажется, что находится даже дальше, чем Франция или Италия. Существует некое не географическое, а идеологическое расстояние. Я хочу создать хорошую историю между Японией и Россией и оставить собственный след.

Пока я чувствую, что здесь меня ценят больше, чем в Японии. Раз у меня есть шанс жить и работать в Петербурге, им нужно пользоваться. Возможно, в будущем появится возможность делать что-то еще, поехать в другую страну, я не ограничиваю себя в этом.

«Бумага» благодарит за помощь в организации фотосъемки Японский сад и его куратора Наталью Бурмистрову

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.