3 декабря 2019

В Москве уже год воюют с «Ночлежкой» — сначала не дали открыть прачечную для бездомных, теперь борются с приютом. Почему петербургский фонд пытаются прогнать из столицы

«Ночлежка» — старейшая в Петербурге организация, помогающая бездомным. Здесь она добилась уважения и доверия как горожан, так и властей — фонду ежегодно жертвуют миллионы рублей. В 2018 году в приюте «Ночлежки» проживало 145 бездомных людей — больше половины из них в итоге смогли выбраться с улицы.

В 2018-м «Ночлежка» открыла филиал в Москве и планировала до конца года запустить в Савеловском районе прачечную. Но неожиданно для фонда местные жители агрессивно отреагировали на инициативу и даже угрожали подопечным фонда и самой прачечной. Проект пришлось свернуть.

Спустя год «Ночлежка» объявила, что откроет приют и консультационную службу в Беговом районе Москвы. Хотя проект заранее обсудили с москвичами, «Ночлежка» опять столкнулась с протестами. Около 1,5 тысячи жителей района подписали обращение к президенту, в котором потребовали проверить деятельность фонда и, при наличии оснований, признать его «иностранным агентом». Протестующих поддерживают и некоторые местные депутаты.

«Бумага» рассказывает, почему жители Москвы не верят «Ночлежке» и обвиняют ее в мошенничестве — и зачем вообще петербургский фонд пришел в столицу.

Вход в приют «Ночлежки» на Боровой улице в Петербурге. Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Основные тезисы текста

1. «Ночлежка» с сентября 2019 года пытается открыть приют в Беговом районе Москвы, но местные жители сопротивляются и жалуются на организацию президенту.

2. Многие москвичи поддерживают «Ночлежку», но активность ее противников заметнее.

3. Активисты и местная власть считают «Ночлежку» мошенниками и «иностранными агентами».

4. Год назад «Ночлежка» пыталась открыть прачечную для бездомных в другом районе Москвы, но не смогла из-за агрессии местных жителей.

5. Жители Бегового района говорят, что хотят помогать бездомным, но им не нравятся методы «Ночлежки»: фонд якобы игнорирует интересы беговчан.

6. «Ночлежка» откроет приют в Беговом районе, несмотря на сопротивление, потому что считает, что бездомным Москвы нужно как можно больше помощи.


«Если „Ночлежку“ закроют — это будет ей хорошим уроком»: кто борется с «Ночлежкой» в Москве

«Теперь „Ночлежке“ станет не до Москвы. Ей придется долго объясняться с Центром „Э“. И если ее в результате закроют — это будет ей хорошим уроком. Не надо гадить местным жителям», — это слова муниципальной депутатки московского округа Лефортово Александры Андреевой. И они отражают позицию сотен жителей Бегового района, где «Ночлежка» намерена открыть свой первый столичный приют для бездомных. «Против противника нужно использовать все возможные способы борьбы», — пишет Андреева на своей странице в фейсбуке.

О проверке «Ночлежки» Центром «Э» пока не известно, но после жалоб местных жителей и конкретно депутатки Зои Андриановой фонду пришлось поговорить с прокуратурой и Роспотребнадзором. Андрианова направила открытое письмо с жалобой на «Ночлежку» Владимиру Путину. Депутатка сомневается как в соблюдении санитарных норм в будущем приюте, так и в источниках финансирования фонда: по ее мнению, Генпрокуратуре и Минюсту следует рассмотреть вопрос о признании «Ночлежки» «иностранным агентом». Обращение подписали 1,5 тысячи жителей Бегового.

Беговой район входит в состав Северного административного округа Москвы и примыкает к крупным автомагистралям. Есть прямая дорога до аэропорта Шереметьево, относительно недалеко до «Москва-Сити» и Кремля, четыре станции метро. Район считается престижным — «РБК» пишет, что по этому показателю он занимает 16-е место среди 125 районов столицы. 

Есть в Беговом и промзоны, но, по оценкам риелторов, скоро их застроят жильем. Именно в одной из промзон «Ночлежка» и решила открыть свой приют. От ближайших жилых домов до предполагаемого адреса в Бумажном проезде 500 метров. Правда, по соседству уже строят элитный жилой комплекс SOHO+NOHO. Застройщик хоть и сообщал в переписке с местными жителями, что поддерживает протестующих, публично в конфликте не участвует.

Жители Бегового боятся, что приют изменит «социальный состав» района — или, как говорят активные местные жители, превратит Беговой в «бомжатник». Их пугает, что бездомные, которые не пройдут строгий отбор «Ночлежки» и не станут ее подопечными, создадут опасность для местных, в частности — для детей.

— Почему чьи-то условия жизни должны повышаться за счет [ухудшения] наших условий? — говорит Зоя Андрианова. — Мы хотим спокойно выпускать детей во двор, чтобы наши дети не видели этих персонажей и их бытовую жизнь.

Руководитель «Ночлежки» Григорий Свердлин

Руководитель «Ночлежки» Григорий Свердлин говорит, что понимает опасения москвичей. Рассеять сомнения он пытается примером Петербурга, где «Ночлежка» с 1990-х годов работает посреди жилых домов — и никаких проблем с соседями у организации в общем не возникает. Хотя в 2017 году в Петербурге всё же произошел конфликт — из-за жалоб соседей «Ночлежке» пришлось перенести пункт обогрева с улицы Академика Лебедева на Минеральную.

В остальном же, по мнению Свердлина, проекты «Ночлежки» всегда шли городу на пользу: например, бездомные спали не в парадных, а в приюте. Те же, кого в приют не допускают (в частности, бездомные с химическими зависимостями), по опыту Свердлина в том же районе не остаются:

— Люди же не бродячие собаки, у них есть еще собственный разум. Две ключевые проблемы, которые каждый день решает любой бездомный человек, это «где я буду спать сегодня ночью?» и «что я сегодня буду есть?» Если человек приходит и ему говорят: «Извините, мест нет, мы вас сегодня поселить не можем, позвоните нам через две недели», то он не будет эти две недели находиться в незнакомом для себя районе, где он не знает, что есть и где спать.

«Ночлежка» провела в Москве несколько мероприятий, чтобы убедить беговчан: приют — не опасен. Ключевая встреча состоялась в сентябре в пространстве «Благосфера». Однако то, что задумывалось как обсуждение с участием обеих сторон, обернулось скандалом и манифестом противников «Ночлежки». «Вы забираете своих бомжей и выкатываетесь отсюда вон!», — выступила депутатка Александра Андреева. Аплодисментами ее поддержала большая часть из 90 пришедших жителей Бегового.

Противники приюта, по сути, сорвали встречу, обрывая как модератора, так и представителей «Ночлежки». Объявив, что приюта в их районе не будет, три четверти участников встречи покинули помещение.

«Я бы хотел, чтобы в каждом районе открылся такой проект»: кто поддерживает «Ночлежку» в Москве

Несмотря на активное противостояние, в «Ночлежке» уверены, что с приютом борется лишь незначительная часть местных жителей. Просто противники — самые активные.

— Да, они очень активные, да, среди них есть муниципальный депутат. Но это 1,5 тысячи подписей — из 42 тысяч человек, — говорит руководительница московского филиала «Ночлежки» Дарья Байбакова. — Есть и те, кто нас поддерживают. Онлайн-петицию [к властям Москвы с просьбой помочь найти помещение для «Ночлежки»] подписали 82 тысячи человек.

— Есть огромное количество людей, которые нас поддерживают, но делают это спокойно и конструктивно: записываются в волонтеры, жертвуют на создание московского приюта деньга, подписывают петицию к московскому правительству, — подтверждает Свердлин.

У «Ночлежки» среди жителей района и правда есть сторонники. Например, Илья Кацнельсон поддерживает фонд и уверяет, что был бы рад, даже если бы приют разместился прямо во дворе его дома:

— Совсем недалеко от нас находится Белорусский вокзал, поэтому бездомных тут много. Когда я хожу от метро до дома, то вижу более-менее одни и те же лица. Но, вообще, проблема бездомности актуальна для всего города. Я бы хотел, чтобы в каждом районе открылся такой проект, как «Ночлежка», который занимается адаптацией бездомных и помогает им выживать.

Жители Бегового района Москвы Илья Кацнельсон, Наталья Злати и Кира Горчакова во время экскурсии по петербургской «Ночлежке»

Мнение Кацнельсона, как и других сторонников приюта, не пользуется популярностью в группах «Беговой. Соседи» и «Беговой. Самоуправление» в фейсбуке, где идет наиболее активное обсуждение жизни района. «Ночлежка» там — проблема номер один. Ей каждый день посвящают по несколько постов. При этом все они негативные, сторонников единицы даже в комментариях. Дарья Байбакова утверждает, что поддерживающих «Ночлежку» подписчиков в группах просто банят, а руководители этих страниц — ярые противники «Ночлежки». «Ночлежка» уже жаловалась на баны в группах Бегового в сентябре.

Одна из противниц приюта, Кира Горчакова, рассказала «Бумаге», что мнения в районе разделились примерно поровну. Сама она не против приюта в целом, но ее смущает локация:

— Они обвели область на карте, в которой планируют открывать свой центр, и там хорошо видно: рядом строятся жилые дома, в них люди уже купили себе квартиру. Очень близко детский сад, чуть дальше — еще один, — говорит Горчакова.

Дарья Байбакова объяснила «Бумаге», что подходящую локацию искали девять месяцев. За это время «Ночлежка» исследовала 80 помещений, но лишь одно подошло по всем критериям: пешая доступность от метро, отдельное нежилое здание, расстояние более 100 метров от жилых домов и площадь 300–400 квадратных метров. Все эти ограничения нигде не прописаны — «Ночлежка» сформулировала их для себя самостоятельно.

Григорий Свердлин подчеркивает также, что они не обязаны были обсуждать открытие приюта с местными жителями — юридически, по его словам, это то же самое, что открыть булочную, а обсуждение «Ночлежка» инициировала сама.

«Мы проверили вашу организацию через спецслужбы»: почему жители Бегового считают «Ночлежку» мошенниками

— Помните, когда была ситуация в Савеловском, мы вам предложили несколько площадок в промзонах. Что вы нам ответили? Что вам это по бизнесу неудобно! — с этими словами на всё той же встрече в «Благосфере» к «Ночлежке» обратился представитель Общественной палаты Сергей Ладочкин.

— «По бизнесу»? — возмущается кто-то из противников «Ночлежки» в толпе.

— Отлично! — саркастически протягивает другая противница.

— Мы проверили вашу организацию через спецслужбы, — с короткой, но многозначительной паузой продолжает Ладочкин. — И увидели, что вам поступают деньги с заграничных счетов.

— Ууу, — взвыла девушка в толпе, одобряя разоблачение.

«Ночлежка» работает в Петербурге с 1990 года, это старейшая благотворительная организация города, помогающая бездомным. И здесь она пользуется одинаковой поддержкой у всех: у властей, обывателей и предпринимателей. Все они дают «Ночлежке» деньги — прямыми пожертвованиями или участвуя в регулярных акциях. Сама организация некоммерческая и бизнесом не является. Фраза о бизнесе, на которую ссылался Сергей Ладочкин, по словам Байбаковой, никогда от представителей «Ночлежки» не звучала — она назвала цитату ложной.

Встреча «Ночлежки» и жителей Бегового в «Благосфере». Фото: «Ночлежка»

В 2018 году доход «Ночлежки» составил 61,2 миллиона рублей. Почти половина (43 %) — это частные пожертвования. Второй по размеру вклад действительно вносят зарубежные фонды: четверть всей доходной части. Это почти в два раза меньше частных пожертвований, но всё же больше 20 %, о которых говорил Свердлин в ответ на претензии муниципальных депутатов Москвы. Еще 16 % предоставляют российские компании, федеральный и региональный бюджет в 2018-м предоставили «Ночлежке» 6,82 миллиона рублей, то есть 11 %. Остальное — депозиты и пожертвования от российских фондов.

Все эти цифры есть в открытом доступе на сайте «Ночлежки». Тем не менее протестующие жители Бегового в своих группах в фейсбуке регулярно задаются вопросом, откуда у «Ночлежки» деньги на создание приюта в Москве и подозревают, что открытие заведения в Бумажном проезде — часть некой бизнес-схемы. Даже конфликт с местными жителями, по их мнению, «Ночлежке» на руку — больше пиара, больше денег от спонсоров.

— Они приходят в район, поднимают там хайп, настраивают жителей. Потом подключают протестные, оппозиционные источники, которые пишут, что там нарушаются права человека, вот этих несчастных бездомных. Людям жалко, они начинают деньги переводить. Это практически мошенническая схема, но никак нельзя доказать, — заявляет Зоя Андрианова.

За 30 лет работы «Ночлежка» в Петербурге добилась цикла помощи бездомным, по мнению Свердлина, близкого к идеальному. Есть приют, несколько точек обогрева и пропитания, «Ночной автобус», раздающий бездомным в разных частях города горячую еду и чистую одежду, прачечная. «Ночлежка» решила показать москвичам, как устроена организация в Петербурге, в надежде, что это переубедит протестующих. Поездку организовали на деньги неназванного мецената. В «Ночлежке» надеялись, что посетители экскурсии расскажут о своем положительном опыте соседям.

На экскурсию поехали всего трое жителей Бегового (впрочем, бюджет мероприятия и не позволял приобрести билеты больше, чем для пяти человек) — и лишь одна из них, Кира, изначально не одобряла проект. Григорий Свердлин утверждает, что на экскурсию звали и других протестующих, в том числе муниципальных депутатов, но у них якобы не было возможности поехать. На Киру увиденное в Петербурге произвело впечатление — структура «Ночлежки» превзошла ее ожидания. Но полностью сомнения Киры мероприятие не развеяло:

— Я не боюсь бомжей. Но представьте: благотворители говорят, что планируют обслуживать 10 тысяч бездомных в год. Это значит, что в Беговой потянутся бездомные со всей Москвы. Представьте, что каждый день рядом с вашими домами будет проходить колонна из 50–60 человек. Я не думаю, что даже те, кто поддерживает «Ночлежку», реально этого хотят, — говорит Горчакова.

Противники приюта отнеслись к экскурсии скептически. «Их кто-то уполномочивал представлять наши интересы?» — написала Зоя Андрианова под фотографией поехавших в Петербург москвичей. Экскурсию она назвала «очередным пиар-ходом „Ночлежки“ для привлечения средств». Кроме того, Андрианова отрицает, что муниципальным депутатам предлагали поехать в петербургскую «Ночлежку».

Не добавляет доверия и московский благотворительный концерт «Ночлежкафест» с участием IC3PEAK, Фейса и Найка Борзова. Для противников приюта это стало лишь еще одним поводом указать на то, что у «Ночлежки» подозрительно много денег, раз они могут позволить себе подобные концерты. Как Байбакова рассказала «Бумаге», музыканты выступали бесплатно, а ГлавClub Green Concert, где проходил фестиваль, не брал деньги за аренду.

«Мы будем просто избивать их»: как «Ночлежка» не смогла открыть прачечную для бездомных в Москве

Беговой — второй район Москвы, в котором «Ночлежка» встретила ожесточенное сопротивление. Год назад фонд попытался открыть прачечную для бездомных в Савеловском районе. Эту попытку предпринял московский филиал, о создании которого организация объявила в начале 2018 года. Руководство «Ночлежки» объясняло это решение желанием делиться опытом с московскими коллегами, а также бороться с бездомностью не только в Петербурге, но и по всей России.

Как и позднее в Беговом, жители Савеловского района отреагировали на проект «Ночлежки» резко. Более 150 человек пришли на инициированную «Ночлежкой» встречу в Мирском переулке, чтобы объяснить, почему «бомжам» там не место. И точно так же в качестве аргумента они упоминали безопасность детей. «Мы не хотим бояться отпускать наших детей во дворы», — говорили на встрече. «Вы забыли самое главное — спросить мнение людей, которые здесь живут!» — добавляли в толпе.

В «Ночлежке» заявляли, что прачечная получит охрану и видеонаблюдение, а постирать вещи можно будет только до 17 часов. Жителей это не устроило, они требовали найти помещение в промзоне или вовсе покинуть район.

Руководительница московского филиала «Ночлежки» Дарья Байбакова надеялась, что регулярные разъяснительные беседы помогут переубедить жителей Савеловского района. Однако уже во время мероприятия в Мирском переулке дело дошло до угроз. В толпе заявляли о намерении вызывать полицию при появлении любого бездомного в районе и даже поджечь прачечную. Кто-то говорил и о расправе над ее посетителями:

— Нам, мужикам, это может не понравиться. Вы не боитесь за своих подопечных? Мы будем просто избивать их. Будем перекрывать вам кислород, — говорил один из жителей Савеловского района.

— Я купила квартиру здесь не для того, чтобы жить с бомжами! Посмотри на эти бессовестные глаза! Им всё равно! — кричала активистка Кэри Гуггенбергер, которая прежде боролась с реновацией.

Открыть прачечную намеревались в октябре 2018 года, но после протестов жителей Савеловского района проект свернули. Григорий Свердлин объяснял, что «Ночлежка» оказалась не готова к такому агрессивному сопротивлению. По его мнению, организация совершила ошибку, когда не стала обсуждать с жителями детали проекта на самых ранних этапах. Свердлин говорит, что прачечную в Москве «Ночлежка» еще откроет, но когда — неизвестно.

«Вы навязываете добро со зверским оскалом»: почему жителей Бегового оскорбляет поведение «Ночлежки»

Беговчане, выступающие против приюта, сравнивают «Ночлежку» с более «скромными» организациями, которым «не до пиара». В ноябре подписчики групп Бегового в фейсбуке активно писали про дом трудолюбия «Ной». Эта московская организация помогает бездомным с 2011 года. Подопечным предоставляют еду и жилье, — а взамен требуют работать и не пить. Как и «Ночлежка», организация помогает бездомным вернуться в общество, восстановить паспорта и другие документы, найти работу.

Однако риторика «Ноя» отличается от «Ночлежки». В организации не стесняются называть бездомных «бомжами», хотя это слово считается некорректным. Руководитель «Ноя» Емилиан Сосинский отрицает официальные данные московских властей, согласно которым на улице живут от 10 до 15 тысяч бездомных. «Это полный бред, придуманный для дилетантов, — пишет Сосинский. — Конкретно на улице живет не более пары тысяч — которые не хотят работать, зато хотят бухать».

Сосинский открыто нападает на «Ночлежку» и винит ее в желании заработать деньги. «То, что делает команда „Ночлежки” и аналогичные ей — это добывание денег на собственные зарплаты», — пишет он. Сосинский уверен, что деятельность петербургской организации лишь вредит бездомным.

Подробнее эту мысль раскрывает еще один сотрудник «Ноя» Роман Трончук в своей колонке на «Радио Свобода». По его мнению, методы работы «Ночлежки» развращают бездомных, так как вместо работы им дают ресурсы, которые они тратят впустую, а социализации это якобы никак не помогает. В «Ночлежке» же утверждают, что больше половины их подопечных не возвращаются на улицу.

— Всё это (кормление, раздача вещей и другая деятельность «Ночлежки») прекрасно, если ставить целью пиар, фандрайзинг, освоение средств и приятную глазу отчетность. У Дома трудолюбия «Ной», однако, другая цель — реальная помощь бездомным людям, а не создание коммерческих проектов, которые не только не помогают, но и, как выясняется, часто вредят, — пишет Трончук.

При этом два года назад «Ной» оказался в аналогичной ситуации: один из их приютов в Подмосковье закрыли после жалоб жителей соседних домов.

Дарья Байбакова указывает на то, что «Ной» — незарегистрированная организация. Их подход к реабилитации бездомных «Ночлежке» тоже не близок.

В группах жителей Бегового «Ной» получил куда более положительный отклик. Они даже выразили готовность разместить в Беговом пункт сбора вещей для подопечных «Ноя», живущих вдали от их района. Желание поддержать «Ной» Зоя Андрианова объяснила тем, что жители Бегового выступают не против помощи бездомным, а конкретно против открытия приюта петербургской организации, игнорирующей их протест:

— Продолжая тему помощи бездомным хочу отметить, что ни жители района Беговой, ни я как их представитель, не являемся противниками помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. А те, кто распространяет подобную информацию, способствуют росту социального напряжения, раздуванию скандала и вводят всех в заблуждение. Мы выступаем лишь против открытия в нашем районе филиала некой организации из Санкт-Петербурга, которая не считается с нашим мнением и своими действиями порочит базовые принципы и основы благотворительности.

Жители Бегового, борющиеся с приютом, уверены, что как такового выбора у них не было — их якобы поставили перед фактом. Это еще один сильно раздражающий их фактор.

— Некоторые беговчане уже теряют терпение и пишут в интернете что-то вроде: «Забирайте своих бомжей и валите», — говорит Кира Горчакова. — Мне кажется, это потому, что несколько месяцев «Ночлежка» нам твердит: мы всё равно откроемся, нам наплевать на ваше мнение. Если хотите делать добро — делайте, но не причиняйте дискомфорт всем, кто рядом.

Беговчане регулярно говорят о «навязанной» благотворительности и враждебно воспринимают публикации о конфликте в либеральных изданиях и пабликах, где их регулярно сравнивают с фашистами.

— Сторонники вашего проекта принесли в наш район социальную нервозность, нас обвиняют в фашизме и во всех смертных грехах. Почему вы навязываете добро со зверским оскалом? — заявила депутатка Зоя Андрианова на встрече в «Благосфере», сорвав бурю аплодисментов.

Пользователи соцсетей и правда оскорбляют борющихся с приютом жителей района. Посты с резкой критикой в их адрес появляются в фейсбуке, в твиттере и в комментариях к большинству материалов СМИ о ситуации в Беговом. Журналист и кинопродюсер Иван Филиппов на своей странице в фейсбуке назвал противников приюта «биологическим мусором» и сравнил с авторами доносов при Иосифе Сталине. Журналист и директор «СПИД.Центра» Антон Красовский, комментируя письмо Зои Андриановой к Путину, заявил, что в муниципальные депутаты избрали «******* говно» (Андрианова избиралась от партии «Яблоко»). «Вот он фашизм в чистом виде», — написала журналистка Екатерина Истомина.

Активисты считают, что «Ночлежка», ее сторонники и либеральные СМИ развернули против них «информационную кампанию». Мнение жителей никто не слышит, а «Ночлежка» и поддерживающие их издания «шеймят»протестующих, уверены активисты. Об этом идет речь в одном из самых залайканных постов группы «Беговой. Соседи», в котором жительница района Юлия Калашникова призвала «настоящих» соседей объединиться против «псевдоблаготворителей», лгущих и навязывающих им добро.

— Все настоящие, постоянно проживающие в районе жители, от мала до велика, и стар и млад участвуют в сборе подписей против этого рейдерства псевдоблаготворителей, устроивших травлю, склоки, принесших раздор и вражду, против принуждения к добру, против принуждения к жертвенности. Дом за домом, подъезд за подъездом, квартира за квартирой. Есть Мы. Мы есть!

Перед анонсом открытия приюта «Ночлежка» вместе с консалтинговым агентством «КСИlab» опросила 300 человек вблизи Бумажного проезда о том, видят ли они бездомных в Беговом районе и следует ли оказывать им социальную помощь. Большинство респондентов поддержали социальные проекты помощи в районе. Противники «Ночлежки» говорят, что опрос был некорректным: якобы респондентам не говорили, где именно откроется приют. На карте указаны места, в которых у жителей брали интервью.

Дарья Байбакова считает, что «Ночлежка» всё сделала правильно и никаких ошибок в общении с жителями Бегового не допустила. Она не согласна с тезисом о том, что людей поставили перед фактом. По словам Байбаковой, говорить с беговчанами фонд начал еще до заключения договора аренды — на самом раннем этапе. По ее мнению, настроения протестующих не отражают позицию всех жителей района.

— Мы действительно не согласовывали [решение об открытии приюта с жителями] — потому что невозможно получить согласие всех 42 тысяч жителей. А если имеется в виду, что нужно получить согласие конкретных активистов — то почему именно их? Они не представители, они не выражают мнение жителей всего района. И если идти по этому пути, то пункты помощи бездомным, хосписы, психоневрологические диспансеры, центры помощи ВИЧ-положительным людям никогда не откроются в черте города. То есть все эти люди не должны получать помощь?

Байбакова добавляет, что предлагала активистам, муниципальным депутатам и представителям префектуры и управы создать общественный совет, который контролировал бы работу приюта. По ее словам, никто не согласился.

«Нужно раз в 30 больше организаций»: зачем «Ночлежка» пришла в Москву и чего добивается

Кроме уже упомянутого центра «Ной» с бездомными в Москве работает, например, Центр социальной адаптации им. Елизаветы Глинки и фонд «Люди добрые». Но в «Ночлежке» уверены, что на помощь бездомным в столице необходимо направить и их ресурсы. В подтверждение этого фонд указывает статистику Мосстата: в 2018 году в Москве зарегистрированы смерти более 2,5 тысячи бездомных. Для сравнения, в Петербурге за прошлый год зафиксированы 947 смертей среди бездомных. При этом в Петербурге на улице живет около 60 тысяч человек; в Москве, по разным данным, — от 13 до 80 тысяч.

— Да, в Москве есть десяток других организаций, — рассуждает Свердлин. — И слава богу. Но нужно раз в 30 больше. Если бы помощи бездомным оказывалось достаточно, как пишет московский Департамент соцзащиты, то ежегодно не фиксировалось по 3 тысячи смертей среди «неопознанных и лиц БОМЖ». Очень хочется с этой статистикой хоть что-то сделать, в меру наших небольших ресурсов.

Свердлин надеется, что работа в Москве поможет «Ночлежке» сильнее влиять на ситуацию с бездомностью в России, менять отношение общества к бездомным и помогать совершенствовать законодательство. «Мы давно этим занимаемся из Петербурга, но из Москвы это просто эффективнее», — говорит Свердлин.

Тем не менее убедить в важности проекта не удается не только активистов, но и поддерживающих их политиков. Власти Москвы отказались выделять фонду помещение, аргументировав это тем, что в столице достаточно организаций, помогающих бездомным. Депутаты и представители управы тоже встали на сторону протестующих. Не помогла даже положительная характеристика, которую приюту дали петербургские чиновники.

Григорий Свердлин считает, что у агрессии, с которой они столкнулись в Москве, есть несколько причин. Это и страхи из-за стереотипов о том, что все бездомные алкозависимы, переносят инфекции и могут быть опасны. Это, в том числе, и временной контекст — в Петербурге «Ночлежка» открывалась в 1990-х, когда у многих было бедственное положение. А одна из главных причин — отсутствие широкого общественного обсуждения проблем бездомных.

— Мне кажется, на такие темы, как, например, люди с аутизмом и люди с инвалидностью, уже состоялась широкая общественная дискуссия, есть общественный договор, что доступная среда это важно. Нет дискуссии, нужны ли пандусы, — решено, что нужны. А бездомные — это одна из тем в благотворительности, по которой широкого общественного обсуждения еще не было.

«Ночлежка» уже точно решила открывать приют в Бумажном проезде, несмотря на сопротивление активистов — запуск намечен на март 2020 года.

— Мы упорные, — говорит Свердлин. — Мы понимаем, что без такого непростого разговора, который происходит сейчас, в России не изменится отношение к бездомным.

По мнению Свердлина, изменить мнение противников может только стабильная работа приюта и отдельная работа с людьми. Займет это не один год, говорит руководитель «Ночлежки». В свою очередь, Зоя Андрианова, представляющая интересы 1,5 тысячи противников «Ночлежки», пообещала закрыть приют при помощи санитарных, противопожарных, антитеррористических и всех других существующих проверок.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.