Петербург 100 лет назад: о чем писали городские газеты 1903–1916 годов
Совместно с «Домом культуры Льва Лурье» «Бумага» запускает проект «Петербург 100 лет назад». Что происходило в городе в начале века: чем торговали лавки, как развлекались горожане, как жили простые люди и самые известные петербуржцы дореволюционной России. Всё о Петербурге век назад — в газетных заметках и исторических зарисовках из книги «Град обреченный».
Американские фокусники и ясновидящие, студенческие волнения, светская хроника, кавказские балы, наводнения и происшествия — в первом выпуске о самых любопытных событиях в жизни Петербурга, о которых писала городская пресса в ноябре 1903–1916 годов.

1903 год: репортаж о наводнении

12 ноября 1903 года в Петербурге — крупное наводнение. Вечером 11-го с моря подул сильный ветер «моряна», который с каждой минутой крепчал. Ночью Нева вышла из берегов. К утру вода достигла уровня 9 футов 6 дюймов. Это самое большое наводнение с 1891 года. Деревянный Дворцовый мост выпучило настолько, что конное движение по нему пришлось закрыть. Затопленная Нева представляет из себя величественную картину. Марсово поле превратилось в необычайно красивое озеро. Все набережные Невы усеяны гуляющей публикой. Учащаяся молодежь возвращается домой по крышам домов. В Зоологическом саду погибло много мелких зверьков и мелкой птицы. Слон из сада, ввиду боязни за его здоровье, был переведен в Народный дом. Пекарни и мясные заливает водой. Пекари выбегают с горячими хлебами, которые публика тут же расхватывает. Водная стихия, залив водой все берега Петропавловской крепости, Александровский парк и двор Кронверкского арсенала, могучим неудержимым потоком хлынула в Невские ворота, образовав широкий ручей и затопила площадь перед Петропавловским собором. В Екатерининском канале вода слилась с водой набережных. На вокзалах прекращено прибытие поездов. Гонимые ветром и волнами по проспектам носились пустые бочки, лодки, разломанные заборы, масса дров и бревен.
После бури масса дорогого леса унесена в Финский залив. Мастеровые, «босяки», «дровяники» Максима Горького вылавливают лодки и лесные материалы и тут же продают. Несчастье одних — счастье других. Ломовые извозчики заработали от 7 утра до 1 дня по 8–10 рублей на человека. На славу торгуют продавцы насосов и ручных помп. На Обводном канале при спаде воды многочисленные суда оказались выброшенными на берег, а некоторые оказались в висячем положении. <...>
Залита водой ночлежка Феликса Фора на Гутевском острове — есть жертвы. Спасение утопавшей на Фонтанке-12. В первом часу ночи дворник Корбанов увидел в реке тонущую женщину. Протянул ей рукав своего картуза. Подбежал городовой Кокорин, прыгнул в воду и спас девушку — крестьянку Матрену Боркову. Боркова заявила, что в реку прыгнула сама — решила покончить счеты с жизнью. Братья милосердия Красного Креста оказывают помощь пострадавшим от наводнения. В 9 часов утра был сорван водой Офицерский мост.
«Петербургский листок», 12 ноября 1903 года


1904 год: студенческие волнения, Нобелевская премия Павлова и премьера «Дачников»

Студенческие беспорядки. 28 ноября в первом часу дня на Невском проспекте на участке между Садовой и Полицейским мостом несколько тысяч человек участвовали в беспорядках. Раздавалось пение, выкрики, выкинуто 10 флагов с антиправительственными надписями. Полиция всех разогнала, побила флагоносцев. Демонстранты пускали в ход палки, полиция плашмя действовала шашками. Убитых нет, есть раненые. К 4 часам дня — Невский очищен.
«Петербургские ведомости», 28 ноября 1904 года
28 ноября, в 1 часу дня, на Невском проспекте, на протяжении между Полицейским мостом и Садовой улицей, при большом стечении публики произошел уличный беспорядок, в котором принимала участие преимущественно учащаяся молодежь в числе нескольких тысяч человек. В разных местах раздавалось демонстративное пение, крики и выкинуто 10 красных флагов с противоправительственными надписями. Мерами пешей и конной полиции и жандармского дивизиона толпа была быстро рассеяна, флаги отобраны, флагоносцы задержаны. Во время общего смятения и давки демонстранты пустили в дело палки, а чины полиции вынуждены были обнажить шашки, которыми действовали плашмя. Энергичными действиями полиции порядок к 3 часам дня был совершенно восстановлен.
«Петербургский листок», 28 ноября 1904 года


Пьеса Горького «Дачники». Из произведений Горького его пьесы наиболее далеки от совершенства. Из его пьес наиболее далеки от совершенства «Дачники». Все основные недостатки, отличающие писания этого ярко талантливого писателя встают здесь во весь рост. Какое отсутствие основной центральной драмы, какое бьющее через край изобилие философских размышлений и язвительного протестанства, какое странное для такого большого мастера беллетристики неумение преодолевать сценические трудности. И в то же время здесь всё плоть от плоти Горького. И его искания жизни и протест против пошлости и резкая, подчас грубоватая энергия, и меткость афоризма. При всех своих недостатках, неловкостях, сцены Горького, согретые талантом и осмысленным исканием, головой выше того литературного хлама, которым из недели в неделю потчуют наших театралов доморощенные драматические закройщики. Критик Смоленский.
«Петербургские ведомости», ноябрь 1904 года
Нобелевская премия Павлову. Премия вручалась в присутствии короля и наследника шведского престола. Первую речь произнес председатель Нобелевского фонда, потом другие лица. По литературе — Фредерик Мистраль, по медицине в размере 150 000 крон — проф. СПб Военно-Медицинской Академии Павлов И. П. — в тексте напечатано (в Швеции) ошибочно Павлов Е. В., по химии — Вильям Рамзэн (Лондонский университет), по физике англ. лорд Ралей. Премии вручал всем сам король. Вечером состоялся банкет в Гранд-отеле.
В этот день: украдена икона Казанской Божьей Матери (в Казани); военный суд во Владивостоке над японским шпионом; штурм русскими высот Бенсиху. В Новой опере — «Фауст» Гуно. Императрица и наследник чувствуют себя отлично.
«Петербургский листок», 28 ноября 1904 года


1909 год: 14 самоубийств и полет на моноплане

1 ноября 1909 года произошло 14 самоубийств. Покушение на самоубийство студента-филолога Лозино-Лозинского (22 года). Использовал револьвер. Самоубийству помешал его друг Карамышев, который успел толкнуть под руку Лозино-Лозинского.
Евдокия Громова, служанка (28 лет), уличенная в краже, выпила уксусную эссенцию.
Дмитрий Глазов. Сын дворника (19 лет). Принял сильнодействующий яд. Если верить слухам, юноша прибег к самоубийству вследствие безнадежной любви.
Фельдшер Яков Филиппов (38 лет) отравился сулемой. К самоубийству он прибег вследствие уличения его в каком-то крупном преступлении.
Владелец молочной лавки Игнатий Помочко (55 лет) был найден повесившимся в кладовой, где хранилась провизия.
Неизвестный рабочий бросился в Неву с Дворцового моста.
В Крюков канал бросилась молодая женщина, но была извлечена и в бесчувственном состоянии доставлена в приемный покой Коломенской части.
Королев, сторож завода «Изолятор» (28 лет), был найден повесившимся в сарае для склада материалов. Оставил записку, где указал причину: «Очень тяжко стало жить».
Извозопромышленник Яков Филиппов (39 лет) отравился сулемой. За последнее время Филиппов много пил.
Слесарь Дмитрий Евилов (23 года) выпил уксусной эссенции.
Екатерина Стрельцова (20 лет) отравилась.
Медник Леонид Светлов (22 года) смешал себе чай с уксусной эссенцией и выпил.
Рабочий Константин Васильев отравился уксусной эссенцией. Причина самоубийства — семейные неприятности.
Безработный Иван Дерганин на Садовой улице выпил уксусной эссенции.
«Петербургская газета», 2 ноября 1909 года

1 ноября на ипподроме в Коломягах состоялся полет А. Гюйо на моноплане Блерио. На этот раз ожидания зрителей были блестяще удовлетворены. Два полета оказались вполне удачными. Небывалое еще в Петербурге зрелище человека в воздухе наподобие птицы, изящно и легко парящего над землей и передвигающегося по заранее выбранному направлению, вызвало взрыв восторга у многотысячной толпы. Руль сзади поднимается, моноплан бежит несколько сажен на двух передних колесах, потом отделяется от земли и плавно устремляется вверх. Несколько грациозных движений вниз и вверх рулем, и Гюйо утверждается на высоте в 12 или 15 метров. Под гром аплодисментов и восторженные крики публики авиатор быстро летит мимо трибуны. После приземления Гюйо согласился описать в воздухе еще один круг — на bis. Красиво обогнув ипподром, Гюйо опускается у беседки судей. Новая овация. Публика расходится очень довольная редким спектаклем.
«Петербургская газета», 2 ноября 1909 года


1910 год: краденое пальто со скунсовым воротником и обвал лепнины в здании Биржи

В ночь на 6 ноября чинами сыскной полиции были получены сведения о том, что в д. 22 по Константиновскому проспекту на Крестовском острове в квартире Елены Стацевич скрываются воры. Полиция направилась туда и арестовала всех в квартире. Среди задержанных оказались хорошо известные полиции: Зиновий Корнилов, Егор Мельников, Сергей Степанов по воровской кличке «Парикмахер». В квартире обнаружено меховое пальто с скунсовым воротником и другие вещи, купленные, по словам хозяйки, от неизвестного мужчины. Воры отправлены в полицию.
«Петербургский листок», 7 ноября 1910 года
13 ноября закончился набор новобранцев по СПб. Итоги набора оказались много печальнее, чем можно было ожидать и в отношении нашей гнилой и нездоровой столицы. Из 2062 призывающихся подлежало приему на действительную службу всего 870 новобранцев. Но и этого количества далеко не удалось набрать. Недобор выразился в крупной сумме 370 человек. Население столицы дает крайне плохой контингент здоровых солдат вообще. Среди призывающихся был один глухонемой, один студент с отрезанными ногами.
«Петербургский листок», 13 ноября 1910 года


18 ноября во время разгара биржевого собрания в здании Петербургской биржи на В. О., недалеко от входа в биржевую канцелярию, выходящего в биржевой зал, обрушилось со страшным шумом одно из больших жестяных архитектурных украшений, находящихся на потолке биржевого зала. Эта громада едва не задела при падении биржевого деятеля Д. Л. Рубинштейна. Неожиданное падение с потолка такой глыбы перепугало биржевых деятелей. На потолке биржевого зала таких украшений очень много.
«Петербургский листок», 19 ноября 1910 года

1911 год: закон о борьбе с пьянством и дворянин-аферист

В 20-х числах ноября возмущение вызвал новый закон о борьбе с пьянством — фактически разоряющий трактиры 2 и 3 разрядов. В связи с этим от представителей трактирных заведений была подана резолюция о внесении поправок в закон. Эту резолюцию поддержала и Городская управа. Самыми вопиющими статьями закона были признаны следующие: воспрещение трактирам 2 и 3 разряда продажи спиртных напитков; сокращение времени продажи до 12 часов в будни; воспрещение торговли в праздники, коих было примерно 70; ограничение торговли вином в предпраздничные дни до 6 вечера. Требования питерских трактирщиков были поддержаны всеми. А конце ноября прибыли представители от Москвы и Новгорода.
«Петербургский листок»
Старуха Бурова жила на П. С., у Тучкова моста, занималась ростовщичеством, скупкой и продажей старья. Вольдемар Герман и Владимир Остатьев были ее постоянными клиентами, к моменту убийства Герман продал уже всё, кроме своего пиджака, за который Бурова предложила 30 копеек. Герман был обижен. Сидя в квасной рядом с домом Буровой, он предложил Остатьеву убить Бурову, аргументируя, что убить ростовщицу не только не грех, не преступление, но даже долг, способствующий искоренению наживы за счет бедняков. Дело было сделано. На суде Герман взял всю вину на себя и отрицал участие Остатьева в деле вообще, да тот и не признавал себя виновным. Приговор: Герман 4 года каторги, Остатьев 5 лет арестантских отделений за пособничество.
«Петербургский листок»


В ночь на 16 ноября один из пароходов, идя вниз по течению, на полном ходу ударился в один из устоев Тучкова моста. Мост стоял на устоях их бревен, и пароход сломал ряд бревен в месте удара и «раскрошил часть устоя». В носу парохода образовалась течь, и он сел на мель у дамбы Тучкова моста. Жертв нет.
«Петербургский листок»
Некто Сигизмунд Поплавский, дворянин, нагрел несколько страховых обществ на сотни тысяч рублей. Делал он это очень просто: страховал себя, умирал, воскресал и получал деньги. Естественно, использовал фамилии настоящих покойников. Такой же фокус он проделал со страховкой на имя жены. Кроме афер со страховкой на счету Поплавского и другие дела: махинации с банками, убийства и т. д. Одни только признания Поплавского занимают много номеров газет. В деле участвовали также его мать, брат и др. Афер было очень много, и все они чрезвычайно ловко закручены.
«Петербургский листок»


Ресторан “Доминик” на Невском, 24. До 1914 года. Фото: russiahistory.ru


1912 года: визит экс-короля Португалии и Кавказский бал

3 ноября в Университете наблюдались студенческие волнения. Еще накануне в столице были произведены аресты и обыски в связи с ожидавшимися волнениями студентов, решивших по примеру рабочих выразить протест против Севастопольского смертного приговора матросам. Громадные отряды полиции были стянуты к Университету. Студенты в масках читали заранее приготовленную резолюцию. Толпа студентов-академиков бросилась к ораторам, стремясь прекратить сходку, но тут раздались громкие аплодисменты. Полицмейстер Крылов ввел полицию. Группы студентов были окружены, и началась перепись. Трехтысячная толпа приветствовала арестованных и требовала, чтобы полиция переписала все 30 000 студентов. Вскоре отряды полиции были увеличены и участники сходки были переписаны.
«Петербургский листок», 4 ноября 1912 года
Португальский экс-король в СПб. 11 ноября высшие придворные сферы были извещены о приезде в Петербург бывшего португальского короля Мануэля, путешествующего по России инкогнито. Король Мануэль прибыл с севаастопольским поездом с юга. Он часто выходил на промежуточных станциях и производил фотоснимки «на память о великой России». Экс-король выглядит жизнерадостным элегантным путешественником-аристократом. Днем 11 ноября он совершил прогулку на автомобиле по Петербургу и побывал на островах. Вечером он посетил балетный спектакль в Мариинском театре. После театра он отправился ужинать в популярный кафе-шантан «Виллу-Родэ».
«Петербургский листок», 12 ноября 1912 года


11 ноября открывается выставка картин и этюдов художественной молодежи России в Соляном городке, Пантелеймоновская, 2, организованная художественно-артистической ассоциацией. В выставке принимают участие ученики Высшего Художественного училища при Императорской Академии художеств и других художественных училищ, ученики Серова, Петрова-Водкина. Ассоциация, не разделяя сильных и слабых и отрицая в искусстве «правые» и «левые» направления, собрала в числе экспонатов самые противоположные искания молодежи.
«Петербургский листок», 9 ноября 1912 года
22 ноября 1912 года состоялся Кавказский бал в Благородном собрании. «Затрэпать гостэй весэльем» — вот каким лозунгом руководствовались смуглые жгучие устроители «бала терцев» в Благородном собрании. В концерте участвовали г-жа Кардуччи, гг. Лерский, де-Лазари, Бобрович и др. Распорядителями вечера были засл. артистка Императорских театров М. Г. Савина и И. В. Лерский.
«Петербургский листок», 23 ноября 1912 года


1913 год: Бальмонт, облитый пивом, и нехватка натурщиков

11 ноября в Уделенском парке на Кленовой аллее, вблизи Коломяжского ипподрома, парковым сторожем обнаружены трупы техника Некрасова (19 лет) и фельдшера Шмидта (19 лет). Трупы лежали в парке пять дней. В письме от 5 ноября самоубийцы написали: «Мы кончаем жизнь самоубийством по приговору „Лиги самоубийц“. Нам дано сроку три дня. В течение этого времени мы должны привести в исполнение приговор Лиги»
«Петербургская газета», 12 ноября 1913 года
Футурист дерзнул выплеснуть Бальмонту в лицо бокал пива. Литературные круги СПб возмущены и соболезнуют поэту. Куприн комментирует: «Сидим как-то большой компанией. Подходит к нам неизвестный молодой человек и садится, но не так, как обыкновенно садятся все благовоспитанные люди, а прямо на стол. Конечно, я принял все меры, чтобы избавится от назойливого и грубого футуриста». О Бальмонте: его, видимо, оскорбило какое-то ничтожество, вроде жабы, плевавшей в светлячка, как о том сообщается в предисловии к одной из книг Бальмонта.
«Петербургская газета», 13 ноября 1913 года


24 ноября футуристы (Маяковский, Крученых, Северянин) в гостях у медичек и психоневрологов. «Ими как приманкой начали пользоваться устроители благотворительных вечеров». Аудитории переполнены. Билеты на все вечера с футуристами расхватываются мгновенно. Акробаты-футуристы прыгали, кувыркались и вообще ломались, увеселяя почтенную публику.
«Петербургская газета», 24 ноября 1913 года
Как известно, хорошо сложенных мужчин все меньше и меньше. Академия не может найти натурщиков. Это же говорят и врачи, свидетельствующие новобранцев. Публичная критика раздетого мужчины состоится в зале Тенишева. Здесь 5 декабря известная Нордман-Северова прочтет публичную лекцию: «Мужчина, обнаженный современной женщиной». Чистый сбор от этой лекции поступит в пользу общества защиты детей от жестокого обращения. В следующем (№ 327) номере газеты: «Спешим исправить опечатку. Вместо „Мужчина, отраженный современной женщиной“ ошибочно напечатано: „Мужчина, обнаженный современной женщиной“.
«Петербургская газета», 27 ноября 1913 года


1914 год: 17-летняя ясновидящая, предсказавшая холеру в Австрии

Ясновидящая 17 лет Соколова-Лебедкова предсказала окончание войны в декабре. Пророчица: «Будучи в гимназии, я поражала подруг умением предугадать номер билета, по которому им придется отвечать на экзамене… Ко мне приходят многие с разными вопросами, подчас весьма курьезными. Так недавно ко мне явилась дама, которая меня очень просила сказать, какие лошади выиграют на ближайших бегах». Но в основном, конечно, приходят жены, сестры, матери, чтобы узнать, вернутся ли домой их близкие. Г-жа Соколова-Лебедкина предсказывает судьбу ушедших на войну. Во время первого посещения она была не в настроении предсказывать крупные события, зато потом поведала корреспонденту многие откровения, к которым он отнесся с легким недоверием, однако записал, а газета всех их напечатала. Среди них пророчество об окончании войны в декабре, близкая смерть кайзера, холера в Австрии и пожар в Кельне.
«Петербургская газета», 9 ноября 1914 года


Урок мазурки. Смольный институт благородных девиц, Санкт-Петербург, 1915 год. Фото: vk.com/world_his


1915 год: фокусник-неудачник и похищение 200 бутылок коньяка

Швейцар дома № 11 по Эртелеву пер. Шестериков и жена швейцара Гвардейского экономического общества Болохова обвиняются в подложном получении партии коньяка из склада Гвардейского экономического общества от имени Красносельского военного госпиталя. Первая партия в 200 бутылок прошла безнаказанно для них, а на второй партии в 200 бутылок они попались. Шестериков являлся обыкновенно и распорядителю винного отдела Гвардейского общества и предъявлял подписанное будто бы страшим врачом Красносельского гвардейского госпиталя Ивановым требования об отпуске коньяка. Получив однажды 200 бутылок, он явился вторично, причем ему отпустили коньяк в полубутылках.
На другой день он явился снова и потребовал заменить полубутылки французского коньяка на бутылки русского. Приказчику на этот раз показалось подозрительным такое количество коньяка для госпиталя. О своем подозрении он сообщил полковнику Мейеру. Полковник позвонил тотчас в Красносельский госпиталь по телефону и выяснил, что ни врача Иванова в госпитале не имеется, ни требование на коньяк госпиталь не посылал. Шестериков был тут же арестован. На дознании он объяснил, что получение коньяка он организовал с помощью жены швейцара Болоховой, муж которой перешел на службу в госпиталь, а жена осталась исполнять его обязанности. Требования на коньяк передавала будто бы она, и бланк на требование добыла она же. Из 200 бутылок он должен был отдать ей 50 и действительно отдал, и уехали они из Гвардейского общества на разных извозчиках. Дело слушалось 9 ноября с участием присяжных. На суде выяснилось, что ни Шестериков, ни Болохова не знали о подложности требования и являлись только исполнителями. Коньяк же достался кому-то, имевшему склад на Фонтанке. Ни у Болоховой, ни у Шестерикова коньяка не нашли. Присяжные вынесли им оправдательный приговор.
«Петербургский листок»


10 ноября в театре-кинематографе «Баян» в доме 11 по Гороховой фокусник-американец, выступающий под фамилией Сименса, во время сеанса проделывал особый фокус под названием «хижина духов». Он должен был со связанными руками произвести выстрел из револьвера. Выстрел действительно произошел, но финал его оказался довольно несчастным. Патрон револьвера-монтекристо оказался с пулей, которая попала в лицо фокуснику и причинила рану, из которой потекла кровь. «Фокус» пришлось прекратить. К счастью, рана оказалась легкой. Пуля была извлечена в квартире Сименса.
«Петербургский листок»
13 ноября Петроградский уездный исправник Ф. П. Мершалк представил управляющему Петроградской губернией графу А. Н.Толстому сведения о количестве населения в Петроградском уезде. Перепись населения уезда была сделана полицией в силу специального распоряжения губернатора. Цифры получились весьма интересными. На 1 сентября 1915 года настоящего населения в уезде зарегистрировано 80 881 человек, в том числе женщины и дети. Пришлого населения, т. е. «дачников» и других временно проживающих, оказалось 98 499 человек. Беженцев 563 человека. Всего в уезде проживает 179 913 человек. Сведения эти послужат руководящими данными при разработке вопроса снабжения населения продуктами и предметами первой необходимости.
«Петербургский листок»


1916 год: критика современного искусства

27 ноября на Марсовом поле в Художественном бюро Добычиной открылась выставка современной русской живописи. Что сказали бы иностранцы, если бы такая выставка открылась где-нибудь в Париже или Лондоне? Что они подумали бы о современной русской живописи. Это только небольшие компании художественных безобразников, неизвестно с какой целью портящих холст и краски и из года в год повторяющих одно и то же. У одного только Шагала можно встретить несколько рисунков, навеянных войной, а остальные точно спят каким-то летаргическим сном, точно ничего не видят и не слышат. Физиономии таких горе-художников, как, например, Кандинский или Лентулов, давно известны.
Один пишет какие-то загадочные картинки, другой так изображает все предметы, что кажется, он хочет дать картину землетрясений. В таком же духе портреты Фалька, у которого все носы на боку. Чувствуется, что каждый из этих представителей современной русской живописи лезет из кожи, чтобы побить рекорд безобразия. Что обозначает «Желтый траур» Анненкова. Расчет автора этой абракадабры ясен: чем больше зритель будет ломать голову над его картиной, тем она покажется глубокомысленней. Курьезно, что пресловутый Бурлюк кажется на этой выставке совсем умеренным, способным даже на шаблоны, сухие пейзажи.
«Петербургская газета»
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.