Что значит «партнерский материал»
Меткой «Партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными. Например, компании, разделяющие ценности здорового образа жизни, могут поддержать публикации о любительском спорте, вузы и технологические компании — рубрику о науке, а петербургские бренды — истории о городских героях.
Сделать спецпроект с «Бумагой»
«Новые адреса»: мы живем у воды, и это здорово. Вот что можно делать в Петербурге благодаря нашим рекам и заливу

Вокруг небоскреба «Лахта Центр» скоро появится новый район. Там построят проезды и набережные, планетарий и амфитеатр для концертов и театральных шоу. Новые улицы на берегу Финского залива еще никак не названы — и сделать это можем мы с вами.

Вместе с «Бумагой» вы можете изменить карту города. Предложите свои названия для локаций, и лучшие из них станут петербургскими топонимами. Для этого оставляйте любые варианты в комментариях во «ВКонтакте» или в Facebook. Мы соберем ваши идеи, предложим их топонимической комиссии и расскажем, какие из новых имен появятся на карте.

Кататься на каяках и байдарках по центру города. Отправиться на пикник на набережную и смотреть на заходящие в Неву корабли. Гулять по фортам Кронштадта, как по Форту Бойяр, и серфить в 6 утра на Финском заливе перед работой, как будто мы живем не в Петербурге, а в Сан-Франциско. Всё это можно делать в Петербурге благодаря нашей удаче жить и у реки, и у моря — пусть на севере.

В партнерском проекте с «Лахта Центром» «Новые адреса» редакция «Бумаги» рассказывает, почему реки, залив и вода в целом так важны для петербургского образа жизни.

Водные виды спорта, прогулки на катерах и яхтах, городская рыбалка и сходство с Венецией и Амстердамом — всё это могло бы лечь в основу названий для новых улиц Петербурга. Предлагайте ваши названия новых улиц Петербурга в соцсетях с хештегом #лахтацентрадреса.

Отдыхать на набережных и устраивать пляжные вечеринки

Коротким летом в Петербурге все отдыхают у воды. Люди сидят на гранитных скамейках у Невы, ужинают на траве у Карповки, загорают на пологих спусках на набережной Фонтанки.

Мест для встречи у воды в центре — не счесть: это и спуск у слияния Зимней канавки и Невы с видом на Петропавловку, и ступеньки у Замятина переулка напротив Академии художеств (и точно напротив — на Васильевском острове), и газоны рукотворной Новой Голландии и ЦПКиО. Ближе к окраинам отдых у воды становится более пляжным: на проспекте Обуховской Обороны к Неве можно спуститься через рощицу по речному песку и устроить там пикник. Дальше, в Рыбацком, вдоль берега тянется узкая зеленая полоса. Рядом шумный проспект и многоэтажки, но людям это не мешает: они валяются на траве, загорают, рыбачат и ставят палатки.

Местные архитекторы даже придумали экспериментальный стол, позволяющий выпивать на набережных. Он крепится к перилам, в специальные отверстия можно поставить бутылку и стаканчики, есть даже фиксатор для салфеток — чтобы не унесло морским ветром.

В 2018 году из привычки сидеть у воды выросли два важных для Петербурга проекта. На Южной дороге оборудовали площадку с шезлонгами и видом на Финский залив и ЗСД: здесь петербуржцы не только любуются водой со скамеек, но и играют в настольный теннис, занимаются на тренажерах и курят кальяны.

Второе место — самое модное в нынешнем сезоне — «Порт Севкабель». Сюда приходят послушать электронную музыку на фестивале, поиграть в петанк; скоро можно будет перекусить в кафе с балийской кухней. Но всё традиционно сводится к лежанию на пледе и распитию местного сидра.

Фото: «Бумага»

Рыбачить в самом центре города. И иногда вытаскивать огромного окуня

В первой половине XIX века в Неве водилась форель и даже осетр, слава местной ряпушки распространялась далеко за пределы Петербурга, а копченые сиги из Ладоги даже были гастрономическим сувениром.

Два века спустя статус городской рыбной гордости сохранился только за сезонной корюшкой. Фирменным брендом города она стала в 1950-е годы. С тех пор появление на улицах лотков с рыбой — символ прихода весны.

При этом местные рыбаки, почти круглогодично дежурящие у набережных, уносят домой также и плотву, окуней, судаков и лещей. Мы своими глазами видели, как петербуржцы вылавливали 75-сантиметрового судака и здоровенного окуня. Попадается и мелкая уклейка, которая идет, например, на корм местным котам. Говорят и о сигах с лососем, но это, чаще всего, мифотворчество.

Пойманной в Неве рыбой никто не брезгует, рыбаки даже говорят, что видели в невских водах раков, которые, как известно, в загрязненной воде не водятся. При этом по рыболовецкой традиции мелкую рыбешку обычно отпускают на волю, чтобы доросла. Но есть и те, кто выпускает весь улов, потому что рыбалка — это история про азарт, а не про меню на ужин.

Зимой петербургские рыбаки готовы часами сидеть у проруби, ожидая улова. Уже в первых поездах метро ранним утром можно заметить суровых мужчин, одетых в теплую одежду из прочной ткани, с принадлежностями для ловли. А на Финском заливе, как правило, рыбачат группами, сидя на складных стульях поодаль друг от друга.

Ездить по городу на собственной лодке

Алексей Онацко, куратор пространства «Порт Севкабель» на Васильевском острове, пару лет назад купил прогулочный катер за 500 тысяч рублей. Он отремонтировал лодку, чтобы на ней можно было перемещаться по рекам и проводить на катере время с друзьями. Сейчас катер вновь чинят, но раньше, рассказывает Алексей, он выходил на речную прогулку как минимум раз в неделю.

В Петербурге, несмотря на возможности, которая предоставляет вода, развитого сообщества владельцев лодок пока нет. Как объясняет Алексей, существующие яхт-клубы либо старомодны, либо используются просто как причалы — для швартовки и ремонта судов.

Летом частные катера в городе можно увидеть часто: на стоянках, на Неве во время развода мостов или просто проезжающие по рекам. И ими действительно можно пользоваться как личным транспортом. Но в городе не хватает инфраструктуры, чтобы на лодках ездило еще больше людей: платные причалы слишком дороги, неудобны и их мало; пришвартоваться самостоятельно у гранитной набережной непросто технически — да и нет карты мест, где это можно сделать. «Когда это всё разовьется и будут места, куда можно прийти на своей лодке и пришвартоваться на пару часов, сходить в кафе или на выставку, сесть в лодку и поехать дальше — это будет классно», — говорит Онацко.

К следующему году такое место, где можно бесплатно остановиться и сойти на сушу, планируют сделать и в самом «Севкабеле», строят причалы в Лахте, возможен подобный проект и на Охте.

Кататься по каналам вдоль дворцов, помня, что Петербург не Венеция

Северная Венеция — одно из самых известных и штампованных неофициальных названий Петербурга. Даже спустя столетия после основания города оно встречается везде: от путеводителей и книг — до СМИ и локальных пабликов во «ВКонтакте».

И хотя во многом Петр действительно задумывал Петербург как Венецию, это скорее было «трогательной и наивной идеей», обещанием, которое не могло быть исполнено, говорит преподаватель Европейского университета Валерий Дымшиц, написавший книгу «Из Венеции. Дневник временно местного». Например, линии Васильевского острова должны были быть каналами — сейчас об этом напоминают только их названия, созданные по принципу набережных: четная напротив нечетной. Реки в Петербурге не стали заменой улицам — да и не могли ей стать, так как существенную часть года они покрыты льдом.

В планировании, считает Дымшиц, у Петербурга куда больше сходства с Амстердамом. Однако, хотя в начале XVIII века голландский город стремительно рос и развивался, таким «поэтическим брендом», как Венеция, он не был. В то время как со знаменитой Венецией — тогда большим и богатым городом Европы — старались себя связать многие города, где была хоть какая-то сеть водных артерий. Так этот миф родился и в Петербурге.

— Когда возникает какой-то новый город, он пытается присвоить себе в качестве некого намерения, некой метафоры название прославленного города. Северные Афины, Северный Иерусалим. Петербург как город, возникший существенно позднее европейских столиц, примерял на себя самые разные маски: Северная Венеция, Северная Пальмира. Не совсем явным образом он связан еще и с Римом, потому что это город Святого Петра. Это способ самим себе пообещать, что мы сможем догнать что-то великое и прославленное.

Плавать по центру города на каяках, байдарках или сап-серфах

Проходя с утра вдоль Крюкова канала, можно заметить группу людей — они, в спортивной водонепроницаемой одежде, сосредоточенно раскладывают на спуске весла и спасательные жилеты. Параллельно друг другу на брусчатке лежат цветные байдарки. Чуть позже, быстро наладив всё снаряжение, спортсмены спускаются в воду и уплывают.

Каяки, байдарки, сап-серфы стали популярны в Петербурге несколько лет назад. Тогда в 5 утра на Неве можно было легко увидеть целую толпу сап-серферов, гребущих по еще спокойной глади воды. По Фонтанке — наравне с речными трамвайчиками — стали всё чаще проплывать каякеры. «Это была романтика драйва с примесью живописной архитектуры и открытия чего-то старого-нового», — так инструктор Сергей Кочас вспоминает 2016 год, когда «все разом» встали на сап-серфы.

Потом, правда, Смольный запретил это развлечение: в этом году сплавляться нельзя ни по Фонтанке, ни по Мойке, ни по каналу Грибоедова, ни по нескольким другим рекам и каналам. Хотя увидеть заплывших туда байдарочников можно и сейчас, несмотря на запреты.

Но прогулки по рекам и каналам — это лишь одна из возможностей. Иногда спортсмены выезжают далеко за пределы города: однажды, например, два молодых петербуржца сами построили каяки — и уплыли на них в Стокгольм! Всего они преодолели больше 700 км. А прошлым летом команда сап-серферов отправилась на остров Гогланд — плавать вдоль затонувших кораблей. Участница экспедиции рассказывает, что условия часто были непростыми: «За три дня мы застали все пугающие новичков погодные явления: шторм, волна вдоль берега, отжимной ветер».

Гулять зимой по замерзшим рекам и срезать дорогу до дома через Неву

Одна из главных зимних забав петербуржцев — прогулки по льду рек и каналов. Есть даже сезонный вид уличного искусства: вытаптывание слов на снегу. Прошлой зимой, например, популярны были «В Питере — пить» и — традиционно — многочисленные признания в любви.

Как только встает лед, на нем возникает и лыжня: кто-то ехал на коньках или на лыжах — не исключено, что на работу. Смельчаки выезжают на лед и на велосипеде или даже мотоцикле. Но настоящий шик — это перейти Неву напрямик, оказавшись на Васильевском, Заячьем или Петроградском островах. С точки зрения приезжих, выглядит всё это достаточно безумно.

За сезон кто-то обязательно выделится: прошлой зимой, например, прямо под Аничковым мостом петербуржцы собрались на чаепитие — праздновали день рождения. Поставили стол с угощениями и стулья вокруг. Другие на том же месте сыграли концерт на льду: прямо под Невским проспектом собрался квартет с ударными, струнными, духовыми и гармониками.

Фото: Валентин Егоршин

Гулять по Кронштадту — бывшей базе Балтийского флота и закрытому городу

Проехав по дамбе вдоль Финского залива, попадаешь в Кронштадт — когда-то главную военно-морскую базу Балтийского флота. Изначально форт Кроншлот построили практически вместе с основанием Петербурга. Город-порт пережил не одно кровавое восстание. Долгое время он был закрытым, и лишь с 1996 года попасть на остров Котлин — с его обветшалыми старыми домами, торжественным собором, ветром и волнами — могут все.

Хотя главная военная база находилась в Кронштадте, история Петербурга тоже связана с флотом. Именно здесь открывают главное и в течение долгого времени единственное учебное заведение для моряков — Морской кадетский корпус. Там обучают будущих капитанов и адмиралов, которые позже уезжают служить в порты по всей стране, участвуют в войнах, становятся полярными исследователями.

В Петербурге устраивают праздники в честь открытия морского сезона, во время которых на императорских яхтах собирается всё светское общество столицы. Историк Лев Лурье называет флот одним из самых аристократичных родов войск того времени: «Петербург в значительной степени использовал военно-морской флот как такое украшение, бриллианты в короне русских императоров. И поэтому для Петербурга всё это чрезвычайно важно: адмиралтейство, биржа, вода».

Но в Петербурге не только обучали военных моряков — сюда, например, приезжали путешественники. Пассажирские корабли, которые до строительства Петербурго-Варшавской дороги были главными средствами сообщения, прибывали в столицу из Любека, Данцига, Риги. Из Любека, замечает Лурье, плыли чаще всего, а среди путешественников были, например, барон де Кюстин и Александр Дюма.

Серфить в 6 утра перед работой во время шторма

На песчаном побережье Финского залива, где в непогоду дует шквальный ветер, традиционно катаются виндсерферы — этим на спотах Балтийского моря никого не удивишь. Но в Петербурге под термином «серфинг» подразумевается также и кайтсерфинг, и классический серфинг, развитый на океанском побережье. Весной 2018 года кайт-станция Fly or Die отметила десятилетие — деревянная постройка, в буквальном смысле собранная компанией друзей из Сестрорецка неподалеку от санатория «Дюны», выглядит как портал в Калифорнию. В солнечные дни на деревянном помосте загорают девушки в бикини, профессиональные райдеры объясняют технические азы начинающим, в паре сотен метров дефилируют пожилые нудисты — они освоили петербургский курорт раньше серферов. Другие популярные кайт-станции — Take Off Station и Kingwinch в Кронштадте.

Когда же приходит настоящий шторм, наступает время серфинга на ветровых волнах. Тогда на стоянку у спота «Атлантис» в Солнечном приезжает микроавтобус с прокатом досок и гидрокостюмов, который дежурит на пляже круглосуточно. Многие петербургские любители серфинга, впрочем, уже обзавелись своей экипировкой и в дни выдающегося прогноза приезжают на пляж покататься пару часов перед работой — на рассвете, в 5 или 6 утра. Выглядит это невероятно — как будто мы живем не в самом северном мегаполисе мира с самой скверной погодой, а, например, в Сан-Франциско. По вечерам и в выходные к споту иногда приезжает небольшой фуд-трак Volna Freedom Cafe, где можно купить горячие бургеры, квас или лимонад. Другие популярные петербургские споты — на мысе Флотский и на Ладожском озере. За прогнозами можно следить в телеграм-канале SPBSURFCLUB NEWS.

Отличать друг от друга бригантины и яхты

На Неве можно увидеть не только круизные лайнеры, но и настоящие корабли. Например, впереди День Военно-морского флота: в этом году 29 июля петербуржцам обещают показать более 40 военных судов, среди которых — атомный подводный крейсер  «Антей». Проходит в Петербурге и фестиваль ледоколов: в апреле этого года петербуржцам показали суда «Иван Крузенштерн», «Санкт-Петербург», «Красин» и другие.

Помимо больших кораблей в Петербурге нередко встречаются яхты. В городе проходят регаты и выставки яхт, а петербуржцы могут получить права на управление судами в многочисленных школах. Некоторые из яхт-клубов существуют уже не первое столетие: например, Санкт-Петербургский речной яхт-клуб, который находится на Петровской косе, был основан еще в середине XIX века. Еще один яхт-клуб, «Геркулес», находится в районе Лахты рядом с набережной залива — той самой, для которой можно придумать название в проекте «Новые адреса» и на которой вскоре возведут большой амфитеатр, обращенный к воде.

Но, конечно, самый грандиозный праздник на воде — это «Алые паруса». На нем последние восемь лет пускают «Тре Крунур» — копию шведской бригантины «Гладан» 1857 года. Корабль с алыми парусами выходит на Неву — под салют и музыку, пока в городе празднуют тысячи выпускников.

Ищите посты в Facebook и во «ВКонтакте» с хештегом #лахтацентрадреса и предлагайте свои варианты названий для новых улиц на берегу Финского залива

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.