Петербург 100 лет назад: откуда на Марсовом взялись северные олени и роллеры
Совместно с «Домом культуры Льва Лурье» «Бумага» запускает проект «Петербург 100 лет назад». Что происходило в городе в начале века: чем торговали лавки, как развлекались горожане, как жили простые люди и самые известные петербуржцы дореволюционной России. Всё о Петербурге век назад — в газетных заметках и исторических зарисовках из книги «Град обреченный».
Как Марсово поле стало «Петербургской Сахарой» и центром порока, когда там катались на северных оленях и роликовых коньках, а также что могли построить на месте нынешнего петербургского гайд-парка — в очередном очерке Льва Лурье.

Одно из самых впечатляющих зрелищ в Европе на рубеже XIX–XX веков — знаменитый майский парад гвардии на Марсовом поле. Александр Николаевич Бенуа называл эти парады «апофеозом военного великолепия». Последний раз Николай II принимал майский парад в 1904 году, после чего этот ритуал уже не возобновлялся. С 1907 года на Марсовом поле запретили и масленичные гуляния: их перенесли на Семеновский плац.
В результате поле превратилось в «Петербургскую Сахару». Его функциональное назначение вплоть до 1917 года так и не было определено.
Из репортерской заметки:
«Несмотря на то, что это поле находится в самом центре города, о содержании его в должном порядке решительно никто не заботится. Его никогда не чистят, не метут, не поливают, и все нечистоты, которые остаются здесь после ежедневных упражнений конных и пеших войск, разлагаются, высыхают и превращаются в пыль. Пыль эта, при первом же ветерке, поднимается столбом и застилает не только дорогу вдоль Лебяжьего канала, но и весь Летний сад до Фонтанки… Ежедневно по утрам приезжают на Марсово поле различные воинские части (артиллерия, кавалерия), которые поднимают своими упражнениями такую пыль, что проезжающая в трамваях публика спешит закрыть в вагонах окна и двери, а гуляющие в Летнем саду спешат уйти домой»
Николай Брешко-Брешковский, писатель:
— Мы еще варвары. Нет у нас чувства гармонии. Петербург обладает едва ли не самой громадной площадью в мире. Это Марсово поле, не уступающее размерами даже знаменитой парижской площади Согласия. Сегодня Марсово поле — грязный, неопрятный пустырь.
В 1909 году на северо-восточном углу на Марсовом поле открылась панорама «Оборона Севастополя», созданная профессором Академии художеств Францем Алексеевичем Рубо. Павильон для нее спроектировал архитектор В. И. Шене. В 1911 году ее вернули в Севастополь.
В декабре 1910 года архитектор Шроттер закончил строительство огромного «Американского скетинг-ринка» товарищества «Роэль-Ринкерс» на Марсовом поле. Залы для катания на роликовых катках — современные роллер-вринки — появились в США еще в 1866 году. В Россию мода на ролики свалилась внезапно в 1910-е и стала сродни коллективному помешательству. Число скетинг-ринков в центральных районах Петербурга и на модных курортах росло очень быстро. Вход в «Американский скетинг-ринк» днем стоил 55 копеек, вечером — 1 рубль 10 копеек, недешево по тем временам. Скетинг-ринк становится главным в Петербурге.
Светские репортеры того времени так описывали открытие заведения, состоявшееся 12 января 1911 года: «Кассиры не успевали продавать билеты на столь престижное мероприятие. На треке под звуки военного оркестра каталось множество пар изящных молодых людей, а у его барьеров за столиками развлекались нарядные горожане, голоса которых и смех разносились по всему зданию». Как писала «Петербургская газета», «под флагом скетинг-ринга вырос грандиозный ресторан для всепьянейшего препровождения времени с шампанским на десятках столиков, с отдельными кабинетами и с торговлей до часа ночи».
Из рассказа Аркадия Аверченко «Петухов»:
«Ах, ах! Умоляю вас — где же мы увидимся? — прошептал Петухов. — Нет, нет, — усмехнулась брюнетка. — Мы нигде не увидимся. Бросьте и думать об этом. Тем более что я теперь каждый почти день бываю в скетинг-ринке».
Из записок Александра Куприна:
«Едем на скетинг-ринг. Круглый, гладкий, как лед, манеж, а в местах для зрителей — пропасть публики, и, что всего обиднее, половина из них — наши хорошие знакомые, со многими из которых я имею солидные деловые связи. На манеже молодые люди обоего пола бегают и крутятся, как сумасшедшие, на коньках с колесиками. Грохот невыбразимый!».
Скетинг-ринк становится местом, куда съезжались дамы полусвета, великосветские бездельники, бывали там и гвардейские офицеры, предприниматели и даже молодые депутаты Госдумы. Колоссальный белый зал скетинг-ринка окаймлялся вокруг легкой аркадой изящных греческих колонн, чередовавшихся с античными вазами. Вокруг трека размещалась широкая двухъярусная галерея, на которой были расставлены столики для отдыхающей публики. «Зимой это своеобразный сборочный пункт петербургского полусвета — людей, не имеющих твердого общественного положения, но стремящихся во всем подражать родовой и денежной аристократии. К полудню сюда съезжаются дамы и молодые люди, катаются до глубокой ночи. Здесь заводят ни к чему не обязывающие романы, ищут и находят богатых поклонников, флиртуют, обмениваются сплетнями».
По паркету скользят танцующие пары, официанты разносят напитки и легкую закуску. Для клиентов действуют телефонные кабинки. На ринке 28 инструкторов: они и партнеры, и тренеры клиенток роллер-ринка. Спрос на этих ловких и изящных мужчин невероятно велик. Часть денег за катание на роликах идет инструктору, часть — заведению. Получают инструкторы хорошие деньги — от 250 до 1000 рублей в месяц. Правда, и работают помногу: некоторые все три смены в день — с полудня до глубокой ночи.
Скетинк-ринк — в центре и светской, и уголовной хроники. Здесь часто бывает одна из главных петербургских взяточниц — вначале гражданская, а потом и законная жена военного министра Екатерина Бутович-Сухомлинова. Тут банковский служащий Гейсмар и молодой дипломат Долматов знакомятся с дамой без определенных занятий, бывшей актрисой Елизаветой Тиме и вскоре убивают ее с целью грабежа. Здесь «королева бриллиантов» богатая купеческая дочь Мария Толстинская вступает в связь с самым модным инструктором Альбертом Грейчунасом, берет его на содержание и становится жертвой этого жиголо.
Военно-спортивный праздник на Марсовом поле в честь 100-летнего юбилея Бородинского сражения, август 1912 года. Фото с сайта zaweru.ru
Дважды на Марсовом поле в высочайшем присутствии проводили смотры «потешных» войск. Созданная в 1908 году военно-спортивная православная организация для подростков была национальным вариантом движения бойскаутов и предвосхитила юных пионеров. Мальчики 10–16 лет занимались строевыми упражнениями, пением военных песен, гимнастикой под руководством отставных офицеров. Армейские полки назначали в них и штатных офицеров-воспитателей. Смотр и парад «потешных» состоялся на Марсовом поле 28 июля 1911 года. Подростки продемонстрировали гимнастические упражнения, принимали парад император Николай II с наследником, военным министром В. А. Сухомлиновым и командующим смотром генералом В. Е. Флугом. Печатая шаг, «потешные» проходили мимо государя, тот приветствовал каждую сводную роту: «Здравствуйте, молодцы!». 1 августа 1912 года здесь же состоялся второй и последний смотр.
1 мая 1912 года во время Всемирного съезда пожарных на Марсовом поле состоялся смотр пожарной команды Петербурга и 49-ти ближайших добровольных пожарных дружин.
Смотр принимал великий князь Андрей Владимирович: «Впереди ехал на коне командующий добровольными пожарными дружинами князь Львов, за ним — обоз пожарных курсов, прокатила на велосипедах Сиверская велосипедная пожарная дружина, проехали пожарный мотор Санкт-Петербургского пригородного общества и дружинные обозы пригородных команд, за ними проехали пожарные части столицы и обозы дружин, выстроившись снова на своих местах. Быстро выкатились вперед ручные насосы Петербургской пожарной команды, к небу подняли ряд пожарных лестниц со взбирающимися на них пожарными, и 12 струй развернулись огромными фонтанами, водяною пылью обрызгивающими слишком близко подошедшую публику». Фирма «Густав Лист» показала способ тушения нефти. Для этого на Марсовом поле заранее был вырыт бассейн размером семь на пять квадратных сажень, в который залили 800 пудов нефти и подожгли ее, потушив затем двумя рукавами пеногона с газированной пеной.
Время от времени Марсово поле использовали для развлечений. Зимой 1910–1911 годов предприниматель из Коми Вячеслав Попов установил в центре поля чум и катал пертербуржцев вокруг него на своих северных оленях по пять копеек за круг.
В 1913 году на Марсовом поле залили каток, здесь прошел междугородний хоккейный матч: команда «Спорт» (Санкт-Петербург) проиграла английскому клубу со счетом 2:6.
В 1912 году за памятником Суворову на северной кромке Марсова поля появилась общедоступная обсерватория «Урания». Ко дню солнечного затмения 4 апреля 1912 года в ней был установлен телескоп, в который за плату петербуржцы могли наблюдать прохождение Луны по солнечному диску.
Панорама, обсерватория и скетинг уродовали классицистический ансамбль Марсова поля. Неслучайно в начале XX века предпринимались попытки его застроить. Здесь предлагалось построить здание Государственной думы (проект архитектора М. С. Лялевича), оперы (по проекту В. А. Шретера), сад или парк с памятником императору Александру II (по проекту И. С. Китнера). При этом планировалось засыпать Лебяжью канавку. Возникла идея вернуть на Марсово поле Румянцевский обелиск, также создание торгового комплекса с гостиницей, рестораном и почтой. Все эти предложения, к счастью, не были реализованы.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.