15 января 2016
«Люди нас не видят, потому что мы многое делаем ночью»: как уборка снега выглядит из кабины КамАЗа
Как на самом деле работают водители снегоуборочной техники в снегопады, что они говорят о постоянных жалобах горожан на неубранный город, как относятся к соли на дорогах и с какими угрозами сталкиваются на улицах?
«Бумага» прокатилась с колонной снегоуборщиков и поговорила с людьми, убирающими снег, о том, как устроена их работа.
Фото: Виктория Взятышева / “Бумага”
КамАЗ неспешно едет по улице, откидывая в сторону серый снег. Колонна снегоуборочных машин подошла к переезду и уперлась в пробку. Не раздумывая, водители стали разворачиваться один за одним и менять маршрут, чтобы не терять время. Иначе «вообще никогда ничего не выметут».
— Это реальная работа. До 5–6 утра будем ездить. Опустил плуг, опустил щетку — всё, мы метем. Прорезали весь район, вернулись, чаю попили пять минут — и дальше, — говорит Владимир, выруливая на широкую улицу Красногвардейского района. На нем темная шапка и камуфляжная куртка. В спецтрансе он работает десять лет.
— Ночью мы прометаем самые маленькие улочки, а потом под утро метем главные магистрали, чтобы они были чистые, когда будет поток машин. Иначе снег их опять засыплет и будет уже не успеть. Пока мы едем, где-то снова подсыпало. Мы же не можем оказаться везде в одно время, — объясняет он, почему улицы не бывают одинаково чистыми постоянно. — А люди ноют — меня это бесит. Да и какой это снег? Вы снега не видели. Вот пять лет назад на КамАЗе не проехать было!
Это реальная работа. До 5–6 утра будем ездить
Всего в колонне пять машин: они едут по диагонали друг за другом, чтобы в итоге снег с центра проезжей части попал на обочину. Потом за ними проедет «песочница» — машина, разбрасывающая песко-соляную смесь, а следом — погрузчик, который должен будет забрать «вал» снега с края дороги и отвезти на снегоплавильный пункт.
Водители спецтранса работают сутки через двое. За смену они выходят на линию несколько раз. Если начинаются сильные снегопады, то людей могут попросить выйти на работу дополнительно, а водители техники практически не уходят с линии.
Владимир показывает на полоски утрамбованного снега в центре проезжей части.
— Здесь всё вовремя было сделано. Только когда снег валит, машины его всё равно прикатывают. Тут хоть сто машин мести будут.
С того момента, как колонна выехала со стоянки, прошло около двух часов. За это время машины преодолели 17 километров. После снегопада, который прошел в начале недели, с такой же скоростью — 20–25 км/ч — снегоуборщики проехали 300 километров, работая круглые сутки почти без перерывов.


Слева — бригадир водителей Эдуард. В центре — Владимир.

Все улицы района делятся на категории в зависимости от их важности. В первую очередь следят за главными магистралями, а затем выезжают в менее оживленные места. Маршрут снегоуборщики составляют утром, отталкиваясь от пробок и погоды.
— Смотрим прогноз, стараемся под него подстроиться. «Форека» (сервис с прогнозом погоды — прим. “Бумаги”) врет, конечно, безбожно, — улыбается бригадир Эдуард.
Он ведет за собой колонну, прижимаясь КамАЗом к встречной полосе: это нужно, чтобы очистить двойную сплошную от снега, из-за которого разделительную полосу уже почти не видно. В таких случаях приходится мешать встречному движению автомобилей.
Местные жители сейчас очень бдительные. Всё фотографируют
Иногда снегоуборщиков могут сопровождать сотрудники ГИБДД, но это случается крайне редко. Зато сотрудники спецтранса знают, когда и с каких улиц эвакуируют неправильно припаркованные машины, — и сразу едут туда мести. Проблемой остаются карманы домов: из-за плотно стоящих автомобилей техника просто не пролезает туда, чтобы убрать снег, поэтому они остаются занесенными.
— Люди нас не видят, потому что мы много чего делаем ночью, и им кажется, что спецтранс вообще не работает, — рассуждает Эдуард. — Но даже если летом город три-четыре дня не убирать, будет очень пыльно и грязно. У нас есть навигация, нас можно отследить по GPS: где мы, чем занимается, заглушен двигатель или заведен.
— Когда люди жалуются властям на то, что в городе не убрано, на вас это отражается?
— Конечно. Все смотрят за нами: что и как мы делаем. Местные жители сейчас очень бдительные. Всё фотографируют. Одним надо, чтобы солью сыпали, другие хотят, чтобы снег чистенький был. Потом жалобы поступают, если кто-то где-то упал и ногу сломал. Мы знаем, где в районе опасные места и, когда замерзает, обязательно их посыпаем, чтобы всё было нормально. Потому что иначе все претензии к нам. Мы же для людей работаем, как ни крути.
Сейчас снегоуборщикам запретили использовать соляной раствор, поэтому дороги посыпают в основном песко-соляной смесью. В отличие от чистой соли она не разъедает наледь на асфальте, но делает его менее скользким. Больше всего смесью посыпают повороты, перекрестки, извилистые участки дорог и другие потенциально аварийные места.
В Скандинавии не используют соль — там грунтовая крошка, все дороги в ледяном накате, красиво, чисто. Но в российских реалиях это не получится
— Да, соль — это плохо для обуви, для всего. Но представьте, если кольцевую не солить, — она же просто-напросто встанет, там такие скорости! — говорит Эдуард. — В Скандинавии не используют соль — там грунтовая крошка, все дороги в ледяном накате, красиво, чисто. Но в российских реалиях это не получится, народ не такой дисциплинированный, чтобы 50 км/ч по городу ехать.
В отличие от многих горожан снегоуборщики относятся к соли нормально: когда асфальт не покрыт наледью, убирать легче, да и на дорогах безопаснее. С другой стороны, без соли остается больше снега, а значит, всегда есть работа.


Колонна подъезжает к узкой улице и кружит по ней, чтобы вычистить нападавший снег. Во время одного из поворотов между снегоуборщиками встревает черный джип, разбивая колонну. Обычно техника даже на светофорах старается держаться вместе — иначе весь собранный снег раскидают по проезжей части.
На дорогах к снегоуборщикам относятся по-разному. Кто-то благодарит, а кто-то сигналит или не пропускает. Аварий, говорит Владимир, из-за этого не случалось, но конфликты были часто.
— С таким потоком машин бывает тяжело. А сколько раз по нам стреляли из пневматики, ты что! Мы только успеваем стекла менять. На мосту трактор мел — бах-бах! — у него стекло посыпалось. Мы, человек шесть, пошли искать, кто это сделал, но не нашли. Или бутылки кидают. Ну не нравится людям, что мы тут ездим, шумим.
В другой раз на одной из нелюдных улиц снегоуборщикам пообещали набить морду, если они еще раз вернутся посыпать дорогу солью. Правда, добавляет Владимир, возвращаться они всё равно обязаны.
На повороте идущий впереди ЗИЛ начинает пробуксовывать в снежном сугробе. Владимир поднимает плуг на КамАЗе и готовится сзади подтолкнуть автомобиль, но тот сам выезжает из заноса. Эти же машины будут работать летом, только вместо емкости для песка на них ставят баллон с водой. Если зимой нет снега, техника всё равно продолжает подметать улицы. В оставшееся время водители берут метлы и идут убирать вручную.


Что говорят другие работники

Николай Третьяков

Машинист экскаватора-погрузчика
— Чтобы убрать большую парковку, уйдет часа четыре. Но это зависит от того, идет ли снег постоянно или с перебоями, одно и то же место можно по несколько раз убирать. Это определяет заказчик. Заказчики в основном — частные предприятия, стоянки, торговые центры, люди, которые берут работы внаем. Им нет смысла приобретать свою технику, потому что она простаивает, кроме того, непонятно, будет в этом году снег или нет.
Мы можем убирать и проезжую часть, и парковки, и тротуары, и заниматься погрузкой. Обычно заказчик намечает фронт работ, ты чистишь снег, делаешь кучки; если нужна погрузка, вызываются машины, и ты грузишь туда снег.
Предприятия часто сами кучкуют снег, и ты просто приезжаешь его погрузить. В основном у нас часы погрузки ночью, чтобы машины могли свободно вывозить снег, потому что днем это делать невозможно — пробки.
Во дворах всё зависит от ТСЖ. Если ТСЖ хотят, чтобы было чисто, то постоянно заказывают технику; если экономят, то могут только весной. Был двор огромный на Ваське, там большой слой льда и снега, потому что они в целях экономии не убирали всю зиму и решили сделать это только к весне. Там мы несколько дней работали.
Когда года четыре назад были обильные снегопады, тогда мы работали сутками, работы было много. Но это накладно для техники. Четыре-пять лет назад техники было мало, люди зашивались, постоянно работали, но это было очень выгодно. После этого все накупили рабочих машин, а потом снега не стало и они простаивали. В городе сейчас техники много, расценки снизились, потому что конкуренция большая.
Нет снега — нет заказов. Если стоят морозы, начинается работа с гидромолотом (гидравлический молот, используется, чтобы разбивать мерзлый грунт — прим. «Бумаги»). Экскаватор-погрузчик может копать, убирать, дробить, поэтому даже летом есть чем заняться, техника не должна простаивать.
Сейчас снег только начался, конечно, вначале неразбериха. Иногда и механизаторов отпускают, расслабляются, а потом, когда снег пойдет, будут убирать. Это небольшая паника, и ничего удивительного в этом нет.

Константин Васильев

Уборщик территории
— Я студент, но приходится работать «уборщиком территории» при школе, там я работаю официально. А так — декоратор-оформитель при детском центре. В мои обязанности в школе входит наведение порядка территории, сбор мусора, поддержка в достойном виде главного входа. Иногда окраска. В зимнее время — уборка снега и обработка дорожек от наледи и гололеда.
Я стараюсь работать честно и на совесть. Это, наверное, эстетическое удовлетворение: сам делаю, и выходит красиво. Окружающим тоже нравится. Все уважительно ко мне относятся. Поначалу говорили, что никто так раньше не убирал. Начальство ценит, а я стараюсь.
Зимой, когда идут сильные снегопады, приходится более активно работать. Я стараюсь по прогнозам следить, когда снег будет, и выйти утром так, чтоб успеть убрать до прихода учеников. Сделать доступный проход к школе, расчистить центральный вход. Иногда приходится выходить вечером: утром, если снег валит, будет задействовано меньше усилий. График не меняется, просто задерживаюсь по своей воле и выхожу вечером, чтобы точно быть уверенным, что возле школы порядок. Конечно же, мне за это доплачивают.
Особенность в моей работе одна — вовремя убрать. Для эффективной работы важно хорошее оснащение, меня снабжают всем, что нужно, но вот качество инструментов плохое: железо гнется. В прошлом году купил пластиковую лопату, так она развалилась за полчаса, поехал возвращать уже сломанную. Еще, конечно, обидно, что убираешь снег руками, тратишь время, когда можно взять трактор и сделать то же самое за 30 минут. Но это уже не мне судить. Как говорится: не было бы мусора, не было бы дворников.
По-моему, в городской уборке допускают халатность. Вроде, если никто не жалуется, то и убирать можно средне. Спустя сутки, как снег прекратил валить, остановки, пешеходные переходы были не очищены. Очень обидно, неужели так трудно сделать достойную уборку для жителей? Хотя бы взять дополнительных работников, увеличить время и немного доплатить. Ведь есть лопаты, люди только платить не особо хотят. Например, в моем районе, Фрунзенском, халатное отношение к уборке объясняют именно этим.
ТЕГИ: ,
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.