Михаил Шемякин, Евгений Водолазкин, Елизавета Боярская и другие герои проекта «В Петербурге можно всё» — об отношении к жизни и работе

С 2016 по 2018 год «Билайн», «Бумага» и Ассоциация выпускников СПбГУ проводили проект «В Петербурге можно всё» — серию встреч с известными людьми, а также петербуржцами, которые преуспели в технологичном бизнесе.

За это время вышли интервью с 17 профессионалами в сфере музыки, кино и театра, а также предпринимательства. Среди них были Михаил Шемякин, Давид Ян, Михаил Боярский и Евгений Водолазкин. «Бумага» публикует лучшие цитаты героев проекта о жизни в Петербурге, творчестве, работе и борьбе с профессиональным выгоранием.

Давид ян

Основатель ABBYY

— Мне кажется, нет никакой разницы, чем заниматься в этой жизни. Главное — быть счастливым человеком. Была история на Физтехе, мы ее называли «комплекс Нобелевской премии». Любой человек, поступая на Физтех, считает, что следующий шаг — Нобелевская премия. Иначе непонятно, зачем ты живешь. В какой-то момент на третьем курсе происходит перелом — и ты понимаешь, что Нобелевская премия уже не важна. Важно, чтобы то, чем ты занимаешься, делало счастливым тебя и людей вокруг.

Посмотреть запись трансляции

— Однажды мы с Борей Гребенщиковым сидели вечером и пытались понять: как узнать, счастлив ты или нет? Выяснилось, что всё очень просто: если ты насвистываешь, ты счастлив. Напеваешь или подпрыгиваешь. Есть такие проявления, которые очень точно сообщают тебе, что ты счастлив.

— Надо прожить молодость наотмашь, не щадя себя. Не получится из горбатого писаки и читаки нормального джигита. Нужно успевать всё. В это время очень голодные душа, сердце и тело — необходимо быть всеядным. Влюбляться, дружить, щедро себя отдавать, читать, делиться, познавать, знакомиться.

Фото: Юрий Гольденштейн

Алексей герман

Режиссер

— Ничего в жизни нельзя сделать, не совершив ошибку. Ты всё равно учишься на своих ошибках, на попытках найти ту форму и те смыслы, которые для тебя важны. Я не так часто пересматриваю свои старые фильмы, но в какие-то грустные моменты, когда думаю, что что-то не получается, пересматриваю. Иногда радуюсь, иногда думаю, что что-то сделано неправильно. Иногда думаю, что они сделаны правильно, но никто этого не поймет. Но я никогда ни о чем не жалею, потому что всё, что я делаю (неважно, удачно или неудачно), [делаю] на том максимуме — физическом, эмоциональном, интеллектуальном, — каком могу. И если что-то не получается, это значит, что я просто каких-то вещей не понимаю.

— Главное для писателя — опыт. Это такая смесь пережитого с обдуманным. Переваренное пережитое. Если этого нет у человека, он может писать по-настоящему круто, такие заворачивать пассажи, что просто ах, но это не литература. А можно быть не очень себе стилистом, но при этом до того мощно писать!

Нужно видеть героев не просто в качестве фигурок, а плакать над ними, идти за своими героями. Удивляться, как Лев Толстой удивлялся тому, что Анна Каренина бросилась под поезд, — он не ожидал этого. Стиль — это вершина айсберга. А основная плоть литературы под водой. Она состоит в душевной работе. Я немножко стесняюсь произносить эти слова, но мне кажется, очень важно их произнести. Если бы я услышал такие слова в свое время, я бы избежал многих ошибок.

Михаил шемякин

Художник

— Чем дальше вы идете вперед, [будучи художником,] чем больше развиваетесь, тем меньше вы нужны обществу, которое остается позади вас. Поэтому вы должны понимать, что, возможно, не будете своим творчеством зарабатывать денег. Вам придется работать, так же, как и мне долгие годы, не художником. Или придумывать, как зарабатывать себе на хлеб при помощи изобразительного искусства.

Вы можете быть не признаны всю вашу жизнь — так, спрашивается, в чем тогда смысл этой профессии? А смысл в том, чтобы испытывать муки творчества, которые испытывает только человек, идущий по данному пути. Вы начинаете творить, и это самое главное. Мои ребята это поняли и смирились со своей участью. Поэтому они занимаются с полной отдачей, я очень доволен группой.

Посмотреть запись трансляции

— Многие артисты начинают с монтировщиков, а потом становятся директорами театров — или хорошими актерами и режиссерами. Мне кажется, в любой сфере нужно не бояться делать простую или грязную работу: начинать с маленького. Потому что всё это — бесценный опыт. На мой взгляд, главное — уметь трудиться.

Неважно, работаешь ты директором театра или водителем — будь самым аккуратным, самым пунктуальным. В любой профессии нужно стараться быть лучше самого себя. И поэтому, даже когда ты начинаешь с курьерской службы, нужно сделать что-то такое, чтобы доверяли только тебе — потому что ты лучший в этом самом простом деле.

Илья пшеничный

Директор по развитию Playkot

— Идея не стоит ничего. В любой компании хороших идей сколько хочешь — нет людей, которые эти идеи бы воплощали. Если крутых специалистов объединить вокруг средненькой идеи, можно получить настоящий хит; если над отличной идеей работают некомпетентные люди, не получится ничего.

Посмотреть запись трансляции

— Успех — это когда тебе есть что делать, когда тебя ждет что-то впереди. Предположим, я ставлю сейчас спектакль, а через полгода другой — и готовлюсь к нему.

Я знаю и страшную пустоту. Помню, когда сделал первый спектакль в Мариинском театре, думал — сейчас я положу телефон: «Давайте уже, разрывайте меня, директора театров!». Но никто не узнал, что я поставил спектакль в Мариинском театре.

Я знаю и помню, что это такое — заканчивать спектакль в провинции и не знать, что ставить, что есть и на какие деньги вернуться домой, потому что весь мизерный гонорар был прогулян в первую неделю репетиций.

СЕРГЕЙ ШНУРОВ

Лидер группы «Ленинград»

— Самое глупое, что можно придумать, — это давать самому себе честное слово. Ни к чему хорошему это не приводило никого и никогда. Приходится нарушать это честное слово и самому с собой конфликтовать.

Андрей бреслав

Программист JetBrains

— Выгоревших по тем или иным причинам программистов я видел немало — и это очень грустно. Сотрудники выгорают непредсказуемо: всё было ничего, ходил немного невыспавшимся, а потом что-то случилось в жизни — и он не смог больше работать. Потому что нагрузка стала для него слишком большой. Это очень плохо для работодателя, потому что человека не заменить за пять минут: это и дорого, и долго. Поэтому компании выгодно, чтобы люди оставались здоровыми.

Эта проблема начала освещаться в западных компаниях, у которых явление профвыгорания стало массовым. Я как-то проходил стажировку в Microsoft. Когда ты первый раз приходишь на работу, там всех новичков собирают в большом зале и рассказывают разные вещи, в том числе говорят: «Мы не хотим, чтобы вы маниакально работали до бесконечности: ни в коем случае не делайте так». Если кто-то рассказывает на работе [в JetBrains], что он не успел и работал в субботу, я его прошу взять выходной после этого, потому что потом можно получить гораздо худшие результаты в целом, если забывать отдыхать.

Посмотреть запись трансляции

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.