«Ревность и чувство собственности исчезли»: петербургские полиаморы — об отношениях с несколькими партнерами, доверии и минусах моногамии

Полиаморы — люди, которые допускают для себя и своих партнеров возможность отношений вне моногамной пары при условии взаимной договоренности. Для России это сравнительно новое явление. Согласно исследованию социологического проекта Russian Field, большая часть полиаморов стала идентифицировать себя так только в последние два-три года. Сколько полиаморов живет в России неизвестно, но в США еще несколько лет назад насчитывалось около полумиллиона немоногамных союзов.

«Бумага» поговорила с петербургскими полиаморами о том, как устроены их отношения, сталкиваются ли они с ревностью и почему решили отказаться от моногамии.

Дарья

Мне кажется, что полиаморность — это не то чтобы какая-то идентичность, с которой ты рождаешься, а скорее моральная позиция на счет понимания свободы другого человека, восприятия его, когда ты состоишь с ним в партнерских отношениях.

У меня всё началось органично, потому что просто не было выхода. Я встречалась с аргентинцем, а он собирался уехать из России. Мы решили, что мы не дураки какие-нибудь, чтобы продолжать отношения на расстоянии, и расстались. Но при этом продолжили общаться, рассказывать друг другу о своих делах, и в какой-то момент я ему рассказала, что, наверное, начну встречаться с другим парнем. И он от этого расстроился. Тогда мы поняли, что мы не такие уж и друзья и романтические связи еще остались. И мы договорились, что попытаемся когда-нибудь снова быть вместе, а пока будем встречаться с другими людьми, но рассказывать друг другу об этом. Чтобы не было этих дурацких моментов, когда один врет, а второй понимает, что это значит. Это больно и неприятно.

Иллюстрации: Анна Кулакова / «Бумага»

Перед началом таких отношений мы созвонились и рассказали друг другу всё, что мы делали за год не вместе, — чтобы можно было начать с чистого листа. Моя подруга тогда тоже стала практиковать полиаморию и встречалась с двумя людьми. Она посоветовала мне книжку «More Than Two», в которой собран опыт разных полиаморных людей. Она помогла нам понять, что это такое.

Мне кажется, что полиамория — это честность. Ты можешь чувствовать, что тебя привлекает другой человек — не тот, с которым ты состоишь в отношениях, — и спокойно про это говорить. Понятно, что спокойствие достигается со временем. Это постоянная работа над собой. Самое страшное, что происходит, — это ревность. Но потом всё легче и легче.

Мне часто говорят, что у меня не полиамория, а просто открытые отношения. Я немного обижаюсь и трясу перед всеми этой книжкой — в ней авторы говорят, что может быть много разных конфигураций. Это могут быть два человека, у которых есть еще партнеры, могут быть пять человек, которые все между собой партнеры, какое угодно количество. Мне не нравится термин «открытые отношения». Как будто у меня отношения только с одним человеком, а все остальные — какой-то мусор, который мимо пролетает, а раз они открытые, то и залетает.

В полиамории важен моральный принцип, что со всеми остальными — тоже есть отношения: общие связи, какие-то штуки, которыми мы делимся. Всё это любовь, просто она не привязана к одному человеку. И она не свободна, потому что у тебя есть обязательства перед другими. Ты должен сделать так, чтобы всем было комфортно, чтобы все чувствовали внимание.

Андрей Бреслав

Я перешел к немоногамным отношениям примерно девять лет назад, после того как закончились мои третьи в жизни моногамные отношения. Для меня это не самоидентификация, а просто выбор. Я не называю себя «полиаморным человеком», это не какое-то мое природное свойство. Просто я считаю, что мне такие отношения больше подходят.

По моему мнению, в буквальном смысле полиамория — это концепция о том, что человек может испытывать романтическую любовь к нескольким людям одновременно. Но обычно это слово употребляют применительно к форме отношений, что создает разночтения. Я обычно говорю просто «немоногамия». Чтобы не путаться в тонкостях классификации, некоторые люди говорят «этичная немоногамия» — это еще более аккуратный термин. Главный смысл в том, что партнеры не запрещают друг другу иметь параллельные отношения, и договариваются об этом явно и добровольно.

Сейчас я не женат, живу один, встречаюсь с несколькими женщинами. У меня есть центральные отношения, в которых есть долгосрочные планы — мы думаем о том, чтобы жить вместе и так далее. Эти отношения продолжаются уже больше четырех лет. Параллельно есть еще несколько партнеров, некоторые из них знакомы между собой, некоторые нет. Среди них есть относительно долгосрочные: год, два, три. Есть совсем недавние знакомства, про них сложно предсказать, сколько они продлятся, но пока нам хорошо вместе.

В любых отношениях проблемы одни и те же — личные границы, доверие, чувство собственной ценности, интерес и умение видеть другого. Это, мне кажется, главные факторы, влияющие на качество отношений. Для многих людей наличие параллельных отношений создает сложности с доверием и чувством собственной ценности. С другой стороны, из-за того, что для немоногамных отношений нет готовых шаблонов, в них приходится больше проговаривать и самим находить решения. Это в какой-то мере помогает с тем, чтобы видеть другого и отслеживать личные границы.

У разных людей ревность работает по-разному — для кого-то это страх утраты отношений, для кого-то — страх унижения от измены, для кого-то — ощущение своей неценности. В последние годы я ревновал только когда видел реальный риск утраты отношений. В такой ситуации можно честно обсудить с партнером, кто что планирует делать. Это помогает либо перестать бояться, либо что-то изменить в отношениях, чтобы их сохранить, либо понять друг друга и разойтись.

Я не могу исключать того, что у меня когда-нибудь будет только один партнер или даже ни одного. Но мне не нравится идея заключения моногамного договора как такового. Для меня важно, чтобы отношения были основаны на добровольном осознанном выборе, а не на каких-то запретах.

Ян

Впервые слово «полиамор» я услышал в 2015 году. Но с самого детства со мной часто так случалось, что я одновременно был влюблен в двух девочек.

С женой мы рассказали друг другу о своей полиамории, когда еще были друзьями, так что для нас полиаморность не была открытием, а была просто словом, которое мы уже применили к существующей модели отношений. На тот момент у нас уже были влюбленности и совместные отношения с несколькими девушками.

Для меня полиамория — это возможность испытывать чувства романтического характера более чем к одному человеку. А также этическая система построения отношений на основе взаимного доверия и принятия.

Я женат почти 9 лет, моим отношениям более 11 лет. У нас прекрасная маленькая дочка. Полгода назад я расстался с любимой девушкой, с которой мы встречались около года. До этого также были отношения от полугода до двух лет. И втроем, и отдельно. Сейчас я нахожусь в поиске. Жена недавно перевела формат отношений со своей девушкой в дружеский — они были вместе почти 3 года — и также находится в поиске.

Самая важная для нас проблема — это время и эмоциональный ресурс. Я работаю, занимаюсь бизнесом и не хочу ущемлять свое время с дочкой и супругой, поэтому в тяжелые периоды остается мало ресурса на еще одного человека.

Про мою полиаморность знают почти все мои друзья и знакомые. Многие выражают огромный интерес и любопытство. Пожалуй, только мама не знает, но ей будет тяжело принять подобное из-за ее религиозных убеждений. Молодое поколение в окружении весьма нейтрально или даже позитивно относится.

Александра

Именно словом «полиамор» я стала себя идентифицировать около двух лет назад. При этом наличие более чем одного партнера вне брачных отношений для меня всегда было желанной практикой. Но так не положено, и я жила, меняя партнеров раз в 3–6 месяцев — это более социально приемлемо.

Осознание полиаморности (еще без термина) пришло в момент, когда в браке я поняла, что очень сильно и нежно люблю близкого друга, но при этом мои чувства к мужу не становятся для меня менее важными. Муж принял мою суть как таковую, но не принимает для себя подобного типа отношений. Так что мы на данный момент в процессе развода.

Для меня полиамория — наличие очень близких людей, с которыми проводишь досуг, о которых заботишься и которые заботятся о тебе, с которыми занимаешься любовью и с которыми тепло, уютно и интересно.

На данный момент у меня есть отношения в двух тройках, где с обоими участниками есть отношения тет-а-тет. Есть также партнер, с другими партнерами которого я не знакома. Мои партнеры часто проводят время у меня, но мы не живем вместе. Я живу со своими детьми.

Проблемы в основном касаются совмещения отношений и совместного досуга с работой, учебой и другой деятельностью. Ревность же обычно проявляется, когда я по объективным причинам не могу быть вместе с любимыми. И это, скорее, злость на обстоятельства. Также бывает зависть, если какое-то взаимодействие между моими партнерами возможно, а мне в нем отказывают. Обычно ревность разбирается на то, из чего именно она состоит, проговаривается с объектами ревности, после чего следуют какие-то временные договоренности, пока ревнующий не разберется с происходящим.

Возврат к моногамным отношениям для меня вполне возможен, но временно и по договоренности о возможности смены формата [отношений], поскольку полиаморность — не формат, а свойство моей личности.

Некоторые родные [знают о моей полиаморности], от друзей не скрываю. Реакция в конечном итоге сводится к тому, что им это неважно, и в общении ничего не меняется.

Алексей (имя изменено)

— Я рассматриваю свою жизнь как путь, и полиамория — это то, к чему я пришел на своем пути. Я не прошел тест во «ВКонтакте» и не подменяю промискуитет другим словом. Для меня полиамория, в первую очередь, — это эмоциональная связь.

В какой-то момент я стал локально популярен и получил массу внимания со стороны девушек — со всеми вытекающими последствиями. У меня произошел конфликт личности, который перерос в депрессию, ведь меня воспитывали правильным мальчиком — однолюбом с прочими паттернами воспитания. Тогда я начал работать с психологом и, сам того не зная, стал озвучивать идеи полиамории.

К примеру, у меня были близкие дружеские связи с девушками: подругами со школы, знакомыми по хобби. В какой-то момент тебя как будто отрезают от них, так как у них появляются парни. Ты становишься угрозой и слышишь: «прости, мой парень очень ревнив, он не хочет чтобы мы гуляли вместе или общались». Иногда это происходило без слов, я сам всё понимал, потому что мне бы тоже не нравилось, если бы моя девушка близко общалась с кем-то из мужчин.

Когда пришло принятие, что чужой человек не может быть моей собственностью, ревность, как и чувство собственности, исчезли из моей жизни.

Сейчас широко используется модное слово «абьюз». И, по моему мнению, то, что принято считать моногамией, — ни что иное, как психологический абьюз, хоть и неосознанный.

Сейчас у меня есть близкие эмоциональные отношения с важными для меня девушками, которые, находясь в моногамных отношениях, понимают меня. Я же эмоционально не ограничиваю себя и не закрываюсь от них именно благодаря полиамории.

Есть проблема с тем, что полиаморы не совсем полиаморны — люди выдают желаемое за действительное, готовы обманываться, принимать друг друга, не прорабатывая конфликты, и не становятся осознанными. Вот общаешься хорошо с человеком, а он неосознанно противоречит сам себе в своих действиях. У полиамории нет четких рамок, не удивлюсь, если на чей-то взгляд я не буду полиамором.

Мне кажется, что полиамория становится более распространена. Я связываю это с тем, что всё большую популярность приобретает феминизм, он осведомляет и образовывает девушек. Если раньше аргументы про зайку и лужайку (выражение «дал бог зайку — даст и лужайку» означает, что рожать детей стоит даже при отсутствии достойных условий — прим.«Бумаги») работали, то сейчас они мало кого могут впечатлить. Навязанное ощущение ненужности пропадает.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.