23 апреля 2019

Путешествовать по Русскому Северу на байдарке, месяцами жить в безлюдной тундре и фотографировать белых медведей

Супруги Петр и Наталья Богородские с 2007 года путешествуют по Русскому Северу. Сначала они плавали по Ладожскому озеру, Белому и Печорскому морям на байдарке, а затем построили катамаран и купили яхту. Походы длятся по 2–3 месяца. О своих путешествиях Богородские рассказывают в блоге.

«Бумага» поговорила с Петром Богородским о том, каково несколько месяцев путешествовать по безлюдной тундре, как собака помогает отпугивать белых медведей и почему местным жителям нужно дарить сигареты и рыболовные сети.

Петр Богородский

Путешественник

Идея

— Никакой идеи о путешествии по Русскому Северу нам [с женой] заранее в голову не приходило. Мы начали с того, что пешком сходили на выходных в несколько походов по Ленинградской области. Специального снаряжения у нас тогда не было.

До этого я пытался съездить со своим другом в недельный велопоход по Карелии, но всё это было не то — не соответствовало нашим фантазиям о чем-то настоящем.

Мы подумали и решили, что хотим купить байдарку. Для пешего и велотуризма необходимы дороги, а на лодке можно пойти куда угодно, в любые безлюдные дебри. Лишь бы под тобой было сантиметров 20 воды. К тому же в байдарку влезает очень много продовольствия, и поход может длиться намного дольше. 

Подготовка

— В России вплоть до начала 2000-х было не принято ходить по морю на байдарке. В основном все сплавлялись по рекам и катались по озерам. Когда мы купили лодку, то немного покатались по Ладожскому озеру, но быстро поняли, что хочется чего-то большего.

В 2007 году мы впервые отправились в настоящий водный поход по Белому морю. Он длился пару недель. В походе ничего особенного не происходило, но именно тогда мы окончательно поняли, что в будущем хотим путешествовать именно по северным морям.

Фото: Петр и Наталья Богородские

Страшно не было, мы практически не думали о потенциальных опасностях. Хотя нам все говорили, что на байдарках в море ходить нельзя, что перед походом нужно тренироваться на порогах, что байдарочникам всегда нужно носить каску и гидрокостюм. Тогда в России не было массового опыта морских путешествий на байдарках или каяках, и на морской туризм люди смотрели через призму своего речного опыта.

В байдарочном морском походе [по моему мнению] нет ничего опасного — ждешь хорошую погоду, идешь вдоль побережья и вылезаешь на берег для ночевки или при первом приближении непогоды.

Тем, кто хочет пойти в поход, я бы порекомендовал купить лодку, ружье, резиновые сапоги, непромокаемую одежду, много калорийной и жирной еды, а также всяких вкусных продуктов, чтобы побаловать себя после трудного перехода по морю.

С 2007 года

путешествуют

2 человека

в команде

2 недели

длился первый поход

2–3 месяца

длится поход сейчас

200 тысяч рублей

стоит трехмесячный поход по России

2 тысячи долларов

стоила яхта

Первые походы

— В нашем первом походе по Белому морю мы познакомились с группой туристов. Мы подружились и решили, что вместе сплавимся на байдарках по реке Поной — самой крупной реке Кольского полуострова, а потом по Белому морю уйдем куда-нибудь поглубже в Кандалакшский залив. В 2008 году по таким маршрутам ходило очень мало людей, и нам это казалось прямо-таки первопроходом. В общем-то так оно и было. По крайней мере, в интернете мы информации об этом не нашли.

Маршрут нужно было тщательно спланировать. Изучить карты, чтобы понять, не накажут ли нас за нарушение какого-нибудь режима: Поной является частью заповедника.

Тогда у нас не было четких представлений о необходимом снаряжении и провианте. Мы имели при себе стандартный набор продуктов по классической раскладке (тушенка, гречка, чай), стандартный набор снаряжения (палатка, пенки, спальники, посуда), бумажные карты и деньги.

Уже в начале путешествия появились проблемы. Например, группа пошла не в том составе, в котором планировалось. Но каждый экипаж был самостоятельным, поэтому мы смогли без проблем расстаться с нашими попутчиками и двинуться дальше в одиночестве. В тот раз мы поняли, что больше никогда не будем ходить в походы в группах. С этого момента мы всегда только вдвоем [с женой].

То путешествие длилось 40 дней. Следующее, на Вайгач (остров на границе Баренцева и Карского морей — прим. «Бумаги»), — уже 70 дней, а последние годы мы путешествуем в среднем по 2–3 месяца.

Самым ярким и переломным оказался поход [на остров Вайгач] в 2009 году. Белое море — это так, «семечки». Нам хотелось чего-то большего, ведь выше лежала настоящая Арктика. Полярные моря, где настоящая ненаселенка, свобода и главное — первооткрывательство.

Насколько нам с женой было известно, никто прежде не ходил на байдарке по задуманному нами маршруту — от Нарьян-Мара до острова Вайгач.

«Вот это будет стопроцентный первопроход!» — думали мы зимой, изучая карты и собирая сведения об условиях в тех местах.

Путешествие на байдарке до острова Вайгач

— В июне [2009 года] мы оказались с нашей байдаркой «Валькирия» в городе Нарьян-Мар на берегу реки Печора. Местные смотрели на нас как на заезжий цирк, когда мы распихивали по лодке наши вещи и плыли в неизвестность. Сперва не спеша прошли 100 километров по реке, затем попали в Печорское море. Там всё сразу же оказалось совсем не так, как было на теплом и ласковом Белом [море].

Продукты, заготовленные на два месяца, мы съели за месяц. Неожиданно тамошние условия потребовали больших затрат энергии, соответственно, и ели мы больше. Тогда нам впервые пришлось немного поголодать, но мы успешно закупились новой партией продуктов на одном нефтяном месторождении.

Переломный момент случился, когда мы пересекли опасную Хайпудырскую губу, чтобы попасть на Югорский полуостров. Тот переход был небольшим, но очень страшным. Хайпудырская губа лежит сразу за Варандеем (поселок на берегу Печорского моря — прим. «Бумаги»), в котором расположен огромный нефтехимический завод, окруженный множеством буровых вышек. И если с западной стороны, откуда мы уходили, находится цивилизованный мир, то восточнее — пустая тундра. Есть только поселок, где можно встретить оленеводов.

Переход через Хайпудырскую губу нас изменил. На ее восточный берег мы высаживались совершенно обновленными людьми. Тогда во мне сломалось совершенно всё, включая мои прежние представления о туризме. Мы почувствовали сладкий вкус фатализма и поняли, как правильно отдаваться этому прекрасному ощущению и как надо ходить дальше.

За пару месяцев с момента старта мы добрались до острова Вайгач, где у нас снова закончились продукты. Пришлось немного поголодать, потому что мы не могли двигаться из-за затяжной непогоды. Но на помощь пришли вышеупомянутые оленеводы. Они подвезли нас до своего поселка Каратайка на колхозном вездеходе, где нам помог уже местный председатель. Он посадил нас на караван МТЛБ (бронетранспортеров — прим. «Бумаги»), шедших с грузом рыбы в Воркуту.

В конце сентября, спустя 70 дней после нашего вылета из Петербурга, мы вернулись домой. Это был самый яркий поход, который я ни за что не хотел бы повторять, но о котором всегда буду вспоминать как о чем-то важном и хорошем.

Позднее мы еще раз плавали в те места на байдарке. Затем я построил разборный катамаран, и мы дважды ходили на нем по восточной части Баренцева моря. Но всё это начинало опять казаться каким-то не таким, как надо. Не было уже ощущений заброшенности и оторванности, вкуса чего-то нового и необъяснимого. И тогда я построил полноценный жесткий моторно-парусный тримаран, который позволил нам испытать нечто похожее на то первое арктическое путешествие.

Путешествие на Новую Землю

— Сперва мы добрались из Петербурга в Архангельск, а затем двинули на тримаране на Новую Землю. Это было для нас переходом на качественно новый уровень. Такого чувства одиночества и враждебности мы прежде не испытывали нигде. И это было прекрасно. Хотелось снова и снова чувствовать себя паучком, плывущим по холодному океану на пузырьке воздуха, который может вот-вот лопнуть.

Именно на Новой Земле мы столкнулись с морским льдом. Это случилось уже в другой раз. Ледяное поле, заблокировавшее нас в одной из лагун, стало причиной провала нашего похода: нам пришлось сидеть и ждать, что будет дальше. Иногда казалось, что этот лед останется навсегда, и нам придется бросить лодку и пешком идти порядка 200 километров в Белушью Губу (военный поселок, расположенный на западной стороне Южного острова). Мы бесконечно слонялись среди ржавых руин погранзаставы, возле которой застряли, сидели в нашей крошечной каюте, топили печку и просто ждали разрешения ситуации.

Через пару недель разыгравшийся долгий шторм выдул из моря весь тот лед. Далее мы испытали настоящий ужас при штормовом пересечении Карских Ворот в обратную сторону. Это было тяжело, страшно, но очень круто. Всё это опустошило нас настолько, что мы даже захотели немного отдохнуть. Сидя среди льда, мы поняли, что нам нужна лодка немного покомфортнее, и решили купить килевую яхту, чему и посвятили следующее лето.

За яхтой мы поехали в Швецию, совместив покупку с трехмесячным путешествием по Балтике. Теперь мы собираемся на этой лодке пойти в новый арктический поход.

Риски

— Основной риск путешествий по северным морям — это само море. Обычно я говорю, что в морском походе нет ничего опасного, но это относится только к плаванию на байдарке вдоль берега: на ней ты не ходишь по морю в непогоду вдали от укрытий.

На серьезных лодках возможности расширяются, но вместе с ними появляются и новые опасности. На самом деле море в непогоду — это самая страшная вещь на свете, которую только можно придумать. Если ты плывешь на лодке в шторм, то испытываешь просто животный ужас перед лицом вселенского хаоса.

Также в Арктике есть две опасные вещи — это лед и белые медведи. Лед может обездвижить лодку или вообще разрушить. Его движение совершенно непредсказуемо, и вам никто не сможет дать прогноза ледовой обстановки. Всё становится ясно только по факту и на месте.

А белые медведи — это просто очень опасные хищники, встречи с ними нужно всеми силами избегать. Хотя это не всегда возможно, потому что иногда медведи просто подходят к твоей палатке или лезут прямо на лодку, стоящую на якоре. Тогда их надо как-то прогонять. Лучше всего, как в нашем случае, помогает умная и храбрая собака. Ну и конечно, в арктических походах обязательно иметь с собой огнестрельное оружие.

В походах нам иногда помогают местные жители, но их поддержкой мы стараемся пользоваться как можно реже. Они помогут тебе в любом случае и в любых условиях: люди на севере просто неспособны кому-то отказать, это их культурная особенность. И получается, что прося помощи или даже просто показывая какую-то нужду, ты как бы используешь эти качества, не оставляя им выбора. Поэтому злоупотреблять помощью ни в коем случае нельзя. Либо по возможности нужно как-то помогать в ответ. Людям можно дарить какие-то ценные в тундре вещи — те же патроны, сети для рыбалки или сигареты. Этим ты как бы оплачиваешь свой долг перед тамошним обществом. Такие вещи всегда принимаются с огромной благодарностью.

Опыт

— В Арктике я научился фатализму. Как гласит один очень правильный девиз — «Делай, что должен, и будь, что будет». Необходимо просто верить и делать то, что сам считаешь правильными. Арктика научила нас спокойно «ждать у моря погоды» и не бояться разных глупостей. Это относится и к обычной жизни.

После наших многочисленных путешествий мы с женой завели блог, в котором рассказываем о походах. Раньше мы с женой занимались фрилансом, писали статьи и делали сайты. Я работал сварщиком и иногда выполнял какие-то задачи прямо во время походов: например, брал пробы воды. В то время мы готовились к походам из последних сил, покупали всё самое дешевое или делали сами, потому что жили бедно. Это было очень тяжело.

После того, как мы завели блог, ситуация изменилась. Мы опубликовали в блоге пару статей, и он за сутки вышел на монетизацию. Тексты о наших путешествиях стали приносить стабильный доход. Раньше мы тоже писали о походах, но делали это бесплатно. Теперь эти рассказы нас кормят.

Если говорить о тратах, мы сравнивали расходы с друзьями, путешествующими по Европе. Получалось, что на подготовку и поход мы тратили столько же, сколько они. Только нам этого хватало на несколько месяцев путешествия, а им на пару недель.

На трехмесячное путешествие по России у нас уходит примерно 200 тысяч рублей. При этом по Европе на яхте путешествовать дешевле. Например, путешествуя по Швеции и Финляндии в прошлом году, мы тратили около 40 тысяч рублей в месяц на двоих. Туда входили расходы на еду, топливо, стоянки и даже кое-какую одежду и развлечения.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.