Что значит «партнерский материал»
Меткой «партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными.
Сделать спецпроект с «Бумагой»

Почему поп-музыка снова на вершине рейтингов и собирает миллионы просмотров? Музыкальный обозреватель объясняет на примере исполнителей «ЛАУД», Cream Soda и SP4K

«Бумага» и «МегаФон» продолжают рассказывать об актуальной петербургской музыке. #MegaFon_Vibe — это направление работы оператора с молодыми музыкантами. Например, МегаФон провел международный шоукейс на «Дикой мяте», пригласив продюсеров зарубежных фестивалей, чтобы продвинуть музыку российских исполнителей за границей.

На VK Fest МегаФон дал зрителям возможность пополнить лайнап фестиваля: за рэпера Flesh проголосовали более 111 тысяч. А на «Маятнике Фуко» и пикнике «Афиши» благодаря конкурсу оператора поклонники группы «Лауд», рэперов Салуки, Thrill Pill и T-Fest смогли лично пообщаться с артистами. В Сочи МегаФон не только предоставил высокоскоростной интернет для фестиваля Live Fest, прошедшего на высоте 960 метров, но и подарил запись трека в профессиональной студии победителю конкурса молодых талантов, который организовывала социальная сеть «Одноклассники».

В 2015 году уфимский дуэт «ЛАУД» — ныне живущий в Петербурге — выпустил хаус-альбом под названием «Танецголосзвук», а в Ярославле дебютировала группа Cream Soda. Через пять лет и те, и другие собирают тысячную толпу на «Фестивале ВКонтакте», а их песни не выходят из топов стриминговых сервисов.

По просьбе «Бумаги» и #MegaFon_Vibe редактор раздела «Музыка» «Афиша Daily» Николай Овчинников рассказывает, как хаус-поп, который был популярен 20 лет назад, снова оказался в топе музыкальных рейтингов и собирает сотни миллионов просмотров.

Как звучит хаус-рэп и почему он популярен: музыкант SP4K

Поп-музыка, оккупировавшая хит-парады, в последние два года звучит так: прямая бочка (то есть мерная пульсация электронного басового барабана), ностальгичные (будто кто-то поставил пластинку «Гостей из будущего») клавишные и пульсирующий синтетический бас. Поверх него — томный мужской или женский голос, который то страдает от неразделенных чувств, то со страстным хрипом нашептывает что-то своей спутнице (или спутнику). Для разнообразия ритм может чуть спотыкаться (как, например, в песне Black проекта Gazirovka), а вокалист — использовать автотюн. Еще четыре-пять лет назад всё было по-другому: в поп-чартах правил балом традиционный поп, а подобной музыкой занимались энтузиасты.

В 2015 году липецкий музыкант Алексей Сущик — теперь тоже петербуржец — сделал ремикс на трек «OCB» петербургского рэпера Boulevard Depo родом из Уфы. Мрачный уфимский рэп идеально лег на хаус-бит. Сущик — которого большинство знает как SP4K — и не предполагал, что спустя несколько лет хаус-рэп станет нормой. Зато он сразу получил изрядную дозу славы. Сущик играл в петербургской инди-группе Videatape, которая переосмысливала творчество Radiohead, интересовался творчеством Джейми XX, но выстрелил в итоге с переделкой трека мрачного русского рэпера.

— Его [трек] начали обильно форсить любители и рэпа, и не рэпа, и тут аудитория понабежала, говорит, давай делать еще такое, а я, собственно, и не против, — рассказывал он в интервью «Афише Daily».

Ремикс SP4K на Boulevard Depo

Сперва Сущик играл хаус, потом — техно (грубо говоря, более жесткую версию хауса, где между мелодией и ритмом всегда выбирают второе), а затем записал альбом «Аутсайдер», где на танцевальный бит нанизал лирику о душевном кризисе и фестивале «Боль» (в тексте он воспринимался как метафора, само мероприятие, по словам Сущика, он никогда не посещал).

Сущик показал, что танцевальная музыка может быть наполненной рефлексией, задумчивой. «Я ехал в поезде и типа ссорился. Связи нет — я понимаю, что не могу ответить, проходит тот пик, когда я очень зол и всё достало. Вместо этого я такой: “Блин, а на фига вообще ссориться? Наоборот, сгладить углы надо”. Пока не было связи, я накидал этот стишок и подумал: “Классный стишок, почему бы песню не сделать”», — рассказывал он о песне «Outro».

Через танцевальную музыку Сущик смог заговорить о страхах и надеждах людей, которым чуть за двадцать: «Я редко выхожу из дома / Мое окно — это окно монитора / Я каждый день становлюсь глупей / Во что я верю — только не в людей».

Как стала популярной танцевальная электроника: группы «ЛАУД» и Cream Soda

За два года до «ОСВ» жителям Ярославля Диме Нове и Илье Гадаеву, как они потом говорили, «******* [надоело] играть драм-н-бейс». И они решили переключиться на другой звук.

Получилось что-то в духе популярной в начале нулевых британской хаус-группы Disclosure: в 2013 году они с дебютным альбомом Settle пробудили у публики в Европе любовь к подобной музыке. Ей поддались и Нова с Гадаевым, которые придумали коллектив Cream Soda. Их первый альбом «Пожар» — это приятный хаус для тех, кто отдыхает в затихающем клубе часов в пять утра. Но их амбиции были куда шире просто хаус-альбома.

— Мы разбирались некоторое время со звуком Disclosure, закрепились на нем, поехали дальше. Следующий квест — записаться на виниле. Записались. Следующий квест — записать альбом. Потом мы задались квестом — записать полноценный поп-альбом, — рассказывал Нова впоследствии.

Одновременно — это было в 2017 году — к группе присоединилась вокалистка Анна Романовская. В результате на лейбле Ивана Дорна был выпущен альбом «Красиво»: набор цветастых поп-песен, возрождающих российскую попсу девяностых, не тронутую ни корпоративной вежливостью, ни фабричной пошлостью. Ключевой хит — «Уйди, но останься», на который был снят клип с участием Александра Гудкова.

В один год с дебютом группы Cream Soda первый альбом — «Танецголосзвук» — выпустил уфимский дуэт «Лауд». В отличие от ярославских коллег, Виталий Александров и Сергей Куликов начинали с инструментального хип-хопа и вейпорвейва (жанр электронной музыки, спекулирующий на тоске по рубежу 1980–1990-х и рассвету цифровой эры).

Если у Cream Soda пели манерные инди-рокеры из Mana Island, то на дебютном альбоме «Лауд» «Танецголосзвук» участвовали сплошь местные рэп-артисты, которые впоследствии двинули российский хип-хоп в новом направлении, например, Thomas Mraz. Получился крепкий урбанистический хаус, где звук и танец были важнее голоса. По факту, «Лауд» провернули тот же фокус, что и SP4K: приладили к танцам русский хип-хоп — только в больших масштабах.

Дуэт «Лауда» и Cream Soda с участием Антохи МС

Превратившаяся в трио — к ним присоединился еще один уфимец, Рамиль Абдеев — группа переехала в Петербург и записала «Танецголосзвук vol.2», где к привычным уфимским гостям — типа Thomas Mraz и Glebasta Spal — добавились Антоха МС и те же Cream Soda. А «Лауд» из удачливых электронщиков превратились в мастеровитых сонграйтеров. Главные примеры — дуэты с Thomas Mraz, Cream Soda и Антохой МС.

— У нас был тур «Танец Голос Звук», заключительный концерт проходил в Питере. И представь — вместительность клуба человек 400, а пришло 600. Это было нечто! Алмас [Thomas Mraz] залетел на трек. Пришел, взял микрофон, поднялся на диджейку и начал петь. А никто не знал, что он будет! — рассказывали впоследствии музыканты.

Важнейшим годом для группы стал именно 2018-й. Они попали во всевозможные списки перспективных новичков, выпустили третью часть «Танецголосзвука» и наряду с Cream Soda стали собирать большие залы по всей стране. К этому моменту танцевальная электроника окончательно завладела поп-музыкой.

Как хаус-поп оказался в топах музыкальных рейтингов: «Розовое вино», «Патимейкер» и «Грустный дэнс»

Нельзя точно сказать, стали ли «Лауд», SP4K и Cream Soda реальными катализаторами процесса, но после их работ смешением хип-хопа и хауса заинтересовались многие. Первым, кто смог стать популярен благодаря такой музыке — ростовчанин Пика с хитом «Патимейкер» в 2016 году. Тогда же появились — и быстро завершили существование — украинские «Грибы». А затем вышел трек «Розовое вино» Элджея и Федука, после которого началась повальная истерия по хаус-рэпу.

240 миллионов просмотров у «Розового вина», 132 миллиона — у «Медузы» Matrang’а, более 30 миллионов — у «Моряка» Федука, 10 миллионов просмотров у «Патимейкера» — это только самые яркие примеры.

В свою очередь битмейкеры, без инструменталов которых не случилось бы этих хитов, жаловались на маленькие гонорары и недооценивание публики. «Нечасто обращают внимание на то, кто написал музыку. Соответственно, нам достаются только брызги от волны хайпа, пусть даже очень хитового трека», — объяснял Алексей «Ploty» Вепринцев, соавтор «Патимейкера».

— Говоря о хаус-рэпе, надо понимать, что мы имеем дело не с рэпом вовсе — это поп-музыка, удачно в свое время освоившая тренды и подмявшая их под себя, — объясняет редактор специализирующегося на хип-хопе сайта The Flow Владимир Завьялов. — Ничего удивительного в этом нет: таково ключевое свойство поп-музыки. А хаус-рэпом в данном случае эту музыку называют скорее по привычке.

Волна истерии по хаус-рэпу сошла на нет к концу 2018 года. При этом хаус никуда не делся, а просто ушел в большую поп-музыку: у главного хаус-поп-хита последних месяцев — песни «Грустный Дэнс» дуэта Artik & Asti с той же прямой бочкой — под 80 миллионов просмотров на YouTube. Восемь из десяти самых популярных песен Love Radio и «Русского радио» — это всё тот же поп-хаус с прямой бочкой: от Макса Барских до группы «Руки вверх». На 10-м месте в хит-параде Love Radio — «Никаких больше вечеринок» группы Cream Soda. У него сейчас около 4 миллиона просмотров на YouTube.

— Почему хаус-рэп и хаус-поп стал популярен? Это очень понятная, доступная и, самое главное, необременительная музыка, — говорит Завьялов — Она универсальна: под нее легко вести машину, стричь в салоне, пить виски-колу по акции в лаунж-баре и двигаться в клубе. При этом она соответствует массовым представлениям о том, какой должна быть модная поп-музыка — в пику поп-музыке старой.

Другой вопрос, что с этой музыкой будет дальше. Те, кто предугадал ее популярность, но не сильно на ней заработал, сейчас продолжают поиски нового звука.

— Пока в нас бьет ключом родник экспериментов, мы будем на плаву. То, что ипишки (EP — мини-альбом, от англ. extended play — прим. «Бумаги») и сайд-проекты получают меньше внимания, понятно было с самого начала, всё-таки это андеграундная музыка и это совсем другое направление, не говоря уже о предназначении в повседневной жизни, — рассказывали «Лауд» в конце 2018 года.

Постепенно трио сменило прямолинейный и уютный хаус на старомодный хип-хоп и электро. Олдскул — самая злободневная музыка сейчас: главный фрешмен 2019 года, МС Сенечка, делает примерно то же самое. Кстати, он участвовал в последнем EP «Лауда».

То же самое и с SP4K. Вместо броской музыки для больших дискотек он теперь исполняет куда более утонченные песни про девочек в платье «Фред Перри», и станцию метро «Электросила». По поводу своего вклада в поп-культуру Сущик говорит нам, что «долго топтаться на одном месте не стал».

— Как по мне, потенциал хаус-рэпа здоровенный, но из-за лени или слабого воображения битмейкеров дальше трех нот эта история пока не вышла и вроде как не собирается выходить, что печально, — рассказывает музыкант.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.