Что значит «партнерский материал»
Меткой «Партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными. Например, компании, разделяющие ценности здорового образа жизни, могут поддержать публикации о любительском спорте, вузы и технологические компании — рубрику о науке, а петербургские бренды — истории о городских героях.
Сделать спецпроект с «Бумагой»

«Петербург — это темный Рим». Блогеры сфотографировали виды и интерьеры, которые напоминают Италию, Францию и Англию

Компания iPort — Apple Premium Reseller запустила конкурс мобильной фотографии «Город наизнанку», в котором нужно будет показать Петербург с непривычных сторон — людей, здания, события, погоду. Организаторы конкурса просят показать не туристический Петербург, а индивидуальный взгляд фотографа на город.

6 декабря жюри выберет 50 работ, которые появятся на цифровой выставке в ТРК «Охта Молл»: она пройдет с 15 по 21 декабря. Среди призов — подарочные сертификаты от iPort на 100, 50 и 30 тысяч рублей. Подробности об условиях конкурса — по ссылке.

Где в Петербурге можно найти новые места и ракурсы для снимков, чем привлекательны непарадные виды и почему местные доходные дома, крыши и интерьеры напоминают фотографам о Париже, Лондоне и Риме?

Для партнерского материала с iPort «Бумага» попросила трех петербургских блогеров сделать или выбрать снимки, на которых Петербург похож на другие европейские города. Съемка проводилась на iPhone разных моделей.

Антон Черненко, Максим Косьмин и Денис Мамин объяснили свой выбор и рассказали о том, почему любят фотографировать город.

Антон Черненко

Автор альманаха petrograd.daily, ведет его с 2015 года. Выбрал для снимков центр Петербурга, который напоминает ему о Риме

— Для материала «Бумаги» я взял старика — Iphone 5 — и отправился в буквальный и смысловой центр города. Петербург — это ночной и темный Рим. [Здесь всё похоже на] кино: свет поставили кривовато, снимают студенты, наивный монтаж. Чуть-чуть неказисто, без имперского лоска и немного в тумане, но очень знакомо и навевает ностальгию.

iPhone 5 уже можно считать цифровым винтажным аппаратом. Эта камера просто не может снять тьму — в отличие от современного iPhone, который уже как камера ночного видения: фотография стала возможной даже в полной темноте, что иронично противоречит самому определению явления (изображение получается при помощи фиксации света — прим. «Бумаги»).

Вы бы знали, как тяжело в наше время сделать технически плохую фотографию! Размытую, нерезкую, шумную… [Хотя] инстаграм начинался как фильтры, имитирующие эффекты при проявке: цвета смещались и инвертировались.

В последнее время я практикую две манеры съемки. Первая — это одинаковые маршруты и попытки снимать одно и то же на протяжении времени. Медитация, если хотите. Наблюдение за медленными изменениями, за тем, как движется лед. Это не сложно: из быстрого у нас только течение Невы.

Второй способ съемок — поиск чего-то, выбивающегося из ровного течения. Так стоит розовая урна на пустыре: словно появляются артефакты сжатия при перегретой видеокарте. [Такое можно найти], например, оказавшись там, где ты никогда не был — для этого подойдет станция метро «Пролетарская».

Я снимаю спринтами, делая передышку. Если снимаю в понедельник, среду и пятницу, то вторник и четверг — нефотогеничны.

За время жизни [моего блога] снимки менялись радикально. Всё задумывалось черно-белым, как модернистская уличная фотография. Сейчас альманах — поле эксперимента. Последние карточки могут выглядеть так, словно автор сошел с ума, ведь решительно непонятно, что он вообще имел в виду в этой цветной абстракции.

petrograd.daily — визуальная практика. После бурного роста наступил созерцательный период. Количество лайков перестало быть важным, как и продвижение. При этом инстаграмом стало всё: коты и ноготочки, бары на Рубинштейна и шиномонтаж в Вартемягах. Это наша новая среда.

Даже у моста есть инстаграм: English Bridge (его ведет сам Антон Черненко — прим. «Бумаги»). Подписываемся, ставим лайк, жмем на колокольчик.

Нет важного и неважного, прекрасного и уродливого. Что важнее — миллионы снимков на Дворцовой площади, сделанные с одной точки, или снимок со дна Невы?

Инерция стройности замысла Петербурга уже прошла — мы двигаемся по накатанной, где есть место большим памятникам тотальной безвкусицы и дисгармонии: настолько плохо, что даже хорошо.

Максим Косьмин

Автор блога о квартирах старого фонда, фотографирует их с 2015 года. Выбрал интерьеры, которые напоминают ему о Берлине, Риге, Флоренции и Лондоне

— По просьбе «Бумаги» я выбрал интерьеры с примечательными деталями, которые могут вызвать ассоциации с другими странами. Например, популярную модель печи на первом снимке, прозванную специалистами «Брунгильда», спроектировал Пауль Обст — берлинский художник и скульптор. Точно такие же изразцы можно встретить, например, в музеефицированной квартире фабриканта Фрица Хайна в Берлине. Кроме того, у входа в квартиру до сих пор висит латунная табличка с именем инженера, жившего здесь в 1920-х, который хоть и родился в Петербурге, образование получал всё в том же Берлине и даже поработал в немецком Siemens.

В квартире на втором снимке я вижу Ригу. Это жилище находится в доме, который является образцом северного модерна: он очень свойственен в том числе и для латвийской столицы. Именно в Риге сразу в нескольких старых квартирах я наблюдал четырехстворчатые двери. А еще в этой петербургской квартире есть изразцовый камин, который ранее мне попадался лишь однажды — в дачном доме на рижском взморье.

Печь, которую спроектировал берлинский художник и скульптор Пауль Обст
Квартира, напоминающая Максиму Косьмину о Риге

Ванная комната в квартире декоратора Андрея Дмитриева вызывает у меня прямую ассоциацию с Италией. Например, Флоренцией. Тут множество интересных деталей, но главная, на мой вкус, — мраморная ванна. Она сделана в Италии 100–150 лет назад, причем сама форма — львиные лапы и «кольца» — копирует музейные образцы, сохранившиеся еще со времен античности. Такие ванны, кстати, поставлялись из Италии в Петербург еще в XIX веке, но конкретно этот экземпляр был привезен хозяином уже в наше время.

Еще один ванный уголок находится в квартире, которая еще два года назад была запущенной коммуналкой. Мои друзья ее отреставрировали и превратили в одну из самых красивых квартир Петербурга (субъективно). Несколько моих подписчиков без колебаний приписали эту ванную комнату к английской традиции: «прямо как в Лондоне». Возможно, они и правы, особенно учитывая тот факт, что Англия — родина современной сантехники.

Итальянская мраморная ванна, сделанная 100–150 лет назад
Ванная комната в отреставрированной коммуналке, которую подписчики Максима Косьмина сочли «лондонской»

Я стремлюсь передать красоту квартир на снимках. Раньше я об этом не думал: мне скорее хотелось, чтобы в кадр влезло как можно больше пространства. Из-за этого я долго снимал на мыльницу, но весь последний год использую iPhone XR, который закрывает мои потребности для инстаграма процентов на 90: у последних моделей увеличился угол обзора. (Впрочем, главная опция — камеру протереть.) Я также обрабатываю фото в Lightroom.

Чаще всего, когда я прихожу в квартиру [для съемки], то ничего не трогаю. Фотографирую всё как есть, показываю взгляд жильцов [на пространство]. Могу убрать только случайный предмет, попавший в кадр, — хозяйскую сумку, например. Я не учился снимать интерьеры — так, как это делают интерьерные фотографы. Просто хожу, примеряюсь, делаю довольно много снимков, но в итоге всего несколько из них попадают в блог. Вопрос скорее не в выборе ракурса, а в выборе отснятого материала.

Порой в квартире для меня важна конкретная деталь — например, лепнина или печь. Но иногда важна картина в целом. Думаю, смотреть на квартиры в блоге — это как подглядывать в замочные скважины: можно удовлетворить свое любопытство.

Денис Мамин

Автор блога о крышах и путешествиях, снимает с 2010 года. Выбрал ракурсы, которые напоминают ему о Лиссабоне, Париже, Будапеште и Риме

— Разноуровневые крыши и атмосфера веселья и свободы в Петербурге напоминают мне о Лиссабоне — это то, за что я так его люблю. А воздушная архитектура доходного дома Николаевской церкви ассоциируется у меня с архитектурой Парижа: оригинальная жилая мансарда — редкий гость в наших краях и норма в столице Франции.

Крыша на Мойке
Мансарда доходного дома Николаевской церкви

Я начал снимать город с необычных ракурсов еще десять лет назад, когда увлекся прогулками по крышам. На крыше у меня не всегда есть с собой камера, чтобы сделать кадр, и я использую телефон. Кроме того, не всюду можно пролезть с фотоаппаратом. Я использую iPhone 8 Plus: в основном снимаю на стандартную камеру в обычном режиме, иногда пользуюсь портретной камерой.

Я могу остановиться и сделать кадр по самым разным причинам: игра света и тени, колоритный человек, интересная композиция, что-то необычное в привычной среде. Редкая для Петербурга двойная лестница напоминает будапештские лестницы, ведущие в галереи внутренних дворов. А помпезность, которая ощущается на кадре [с колонной особняка Румянцева], прочно ассоциируется у меня с «вечным городом» — Римом.

Лестница в доме на Петроградской стороне
Особняк Румянцева

Раньше у меня была очень яркая обработка — «открыточная». В какой-то момент она мне надоела. Кроме того, атмосфера некоторых кадров терялась. По этой причине я перешел на обработку, которая имитирует старые пленочные кадры: добавляю зерно, потертости. Из приложений пользуюсь VSCO и RNI Films для цветокоррекции, Photoshop Express для коррекции в сложных случаях, SKRWT для выправления перспективы, Slow Shutter или Cortex Cam для длинной выдержки и Moment для фото с ручными настройками.

Я также выстраиваю для себя ленту в приложении UNUM, чтобы посмотреть, как фотографии смотрятся вместе. Естественно, у меня есть и контент-план. Я не выкладываю снимки спонтанно — только планирую их. При этом я больше фотограф, нежели блогер. Я чаще думаю о том, что мне самому интересно показать, чем о предпочтениях подписчиков. Аудитория циркулирует: одни люди приходят, другие уходят.

У меня нет проблемы поиска нового контента. Главное решение, которое мне приходится постоянно принимать, — что выкладывать [в блоге] и что делать с остальными снимками. На данный момент в инстаграме я выложил процентов 5–10 моих архивов. Часто я отталкиваюсь от настроения: например, открываю архив, посвященный какой-нибудь поездке, и выбираю кадр, который вызывает у меня ностальгию.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.