7 сентября 2017

Как петербуржцы живут в разрушающихся домах 1900-х годов. Три истории с «Площади Восстания», «Чкаловской» и «Чернышевской»

В начале сентября в России закончилась программа расселения аварийного жилья. В Фонде содействия реформированию ЖКХ заявили, что в Петербурге программа выполнена полностью. Однако петербуржцы продолжают жаловаться на разрушения и аварии в жилых зданиях в историческом центре города.

Обвалившийся потолок, прикрытый фанерой, трещины в доме рядом с «Галереей», в которые можно просунуть руку, и коты в каждой комнате для ловли мышей — «Бумага» поговорила с тремя петербуржцами о том, как они живут в ветхих домах и по каким причинам еще не переехали.

Доходный дом Перцова, построен в 1910 году

Лиговский проспект, 44, станция метро «Площадь Восстания»

Двор дома Перцова. Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Андрей Клюев

Председатель общественного совета дома, живет в собственной квартире с 2003 года

— Этот дом признан историческим памятником и находится под попечительством комитета по охране памятников. Я в нем живу где-то с 2003 года вместе с семьей. Ребенок здесь родился и вырос. Я председатель общественного совета этого дома.

Еще в советское время здесь бил фонтан. Это было ведомственное здание Министерства путей сообщения, и всё было очень красиво. Когда в 90-е годы избавлялись от непрофильных активов, домом перестали заниматься. Фонтан зарос землей и травой, дом разрушился.

На фото: Андрей Клюев

Особенно дом подкосила история с котлованом, на месте которого сейчас стоит «Галерея». Поскольку Лиговский проспект — это бывший Лиговский канал (канал был заложен на месте нынешнего Лиговского проспекта в начале XVIII века и почти полностью высушен к середине XX века — прим. «Бумаги»), тут много воды. И когда отрыли котлован, получилось такое «озеро» — и дома начали «сползать» в яму, пошли трещины. Когда начали строить «Галерею», дом тоже стало трясти. Со стороны, которая ближе к «Галерее», трещины такие, что руку можно просунуть насквозь.

У нас здесь есть система подвесных дворов. Это значит, что под двором есть еще пространство, раньше там хранили уголь, дрова, потом перестали использовать, наконец провели коммуникации, водопровод. В итоге они начали проваливаться, а секрет их изготовления, как выяснилось, был утерян. Никто их не может отремонтировать. Вроде как нас включили в какую-то программу на 2018 год, чтобы привести эти дворы в порядок.

Подвесные дворы периодически проваливаются

Что-то одно в доме не выделить, общее состояние очень плохое. Мансарды в совершенно жутком состоянии: их съели жуки. Крыши текут. Трубы поотваливались. Клопы есть, блохи. У меня блохи скакали, когда я вскрывал полы.

Власти всегда рады выслушать: говорят, мол, да, потерпите еще чуть-чуть, но это разговор бесконечный. Нас приглашают, обсуждают какие-то проблемы, всё записывают, обещают — и ничего не делается. Даже с подвесными дворами выяснилось, что делать будут не во всем доме, а только в одной части двора. Мы и сами проводим собрания, но, к сожалению, нет толку, хотя виртуальное какое-то движение есть (жильцы ведут активное обсуждение проблем дома в группе во «ВКонтакте» — прим. «Бумаги»).

Сюда даже полиция не приезжает на вызов. Один раз мы закрыли ворота (на входе во двор есть ворота, однако они чаще всего открыты — прим. «Бумаги»). Наши же пьяные соседи — была у нас компания из пяти гопников — сели в машину в хламину пьяные, разогнались и протаранили их. И машину, и ворота поломали. Мы, естественно, вызвали полицию. Два дня ждали. На третий день приехал участковый, посмотрел документы на ворота и сказал: всё в порядке, проблем быть не должно, я проведу беседу.

В нашем доме куча организаций: прокуратура, Следственный комитет, какие-то отделы МВД, психдиспансер. Они не собственники, и им наплевать. Они занимают лучшую часть дома. За порядком не следят: на лестнице, где находятся СК, милиция и прокуратура, бомжатник. Насколько я знаю, однажды там бездомный умер — лежал два-три дня. Они через него переступали.

Вся молодежь, студенты у нас посиделки устраивают. Особенно в белые ночи. Тут же жизнь, клубы всякие. И все афтепати проходят у нас.

Последствия посиделок в доме Перцова

Здесь бывали всякие ситуации. Дети из окон выпадали, от балконов отваливались куски и падали на машины. Что тут скажешь: все под богом ходим. В принципе, если здесь живешь, как-то уже привыкаешь, учишься избегать неприятностей. Наверное, было бы лучше, если бы был охраняемый двор.

Здесь много расселенных аварийных квартир. Сам дом целиком не аварийный. Даже если бы признали, людям-то куда переезжать? В Купчино, в Колпино? Из центра? Никто не хочет. Я здесь прижился и никуда не поеду: врос корнями. В моей квартире комфортные условия. У многих хорошие квартиры, большие. Дом, на самом деле, можно отремонтировать: сделать фасад, сделать двор, починить лифты.

Доходный дом Бойцова, построен в 1906 году

Митавский переулок, 3, станция метро «Чернышевская»

Фасад дома Бойцова

Зинаида Федоровна

Бабушка жильцов дома, жила в коммунальной квартире
с 1963 года

— Мы живем здесь 54 года. За это время ни разу не делали капитальный ремонт. Последний раз заделывали трещины в 1985 году. Трещины пошли от того, что снаряд попал (видимо, во время Великой Отечественной войны — прим. «Бумаги»). Они продолжают «расходиться».

На кухне у нас очень плохой потолок. Сыплется штукатурка. Если я шваброй задену, то всё посыплется. У меня нет возможности [ремонтировать], я уже не могу туда лазать. Ребят тоже не допроситься.

На фото: Зинаида Федоровна

Раньше мы жили тут втроем: сын, муж и я. Квартиру нам оставила моя старшая сестра. Потом сын лет 10 жил один, пока в 2011-м инсульт не случился. Нога отошла, с тростью еще ходит, а рука как плеть. За ним нужен уход. Мы договорились, что сюда въедет его сын — с женой и ребеночком. Они уже года четыре тут живут, а я приезжаю, помогаю. Еще тут снимают комнату, но съемщики часто меняются.

Аварийность нам не давали. Как приватизация началась, мы приватизировали, так что это частная собственность — делайте сами. Нас не расселяют. Везде обращалась, к депутату ходила в Центральном районе (уже забыла фамилию). Отказывают, говорят, что санитарные условия позволяют [жить].

Мы думали две комнаты продать и взять ипотеку. Квартира нужна трехкомнатная — не меньше. У них же семья, и папе надо отдельную комнату. В Ленинградскую область нам нельзя: у ребенка детский сад и школа, у внука с невесткой работа, у сына врачи. Смотрели в Девяткино, но там еще дом строится. И надо какую-то сумму внести, а у нас нет. Думали про «Пионерскую», «Старую деревню», а там еще дороже.

Вообще, место хорошее. Тут и «Чернышевская», и площадь Восстания. Общее состояние дома ничего. Раньше хорошо давали за место в центре, но тогда мы не задумывались продавать, нас устраивало: мы с мужем работали близко и соседи были великолепные.

Нам в любом случае надо переезжать отсюда. Ребята ведь растут. Но, наверное, здесь перезимуем.

Доходный дом на Большой Зеленина, построен в 1902 году

Большая Зеленина улица, 1/44, метро «Чкаловская»

Мария Березкина

Живет в коммунальной квартире с 2013 года

— Сейчас по документам это дом 1902 года. Но до этого год был другой, его периодически «передвигают», чтобы сделать дом младше. Я живу здесь четыре года. Но квартира мужа, свекра — они здесь уже лет 30.

У меня двое маленьких детей. Живем на пятом этаже, лифт поставили лишь недавно, а лестница, прямо скажем, так себе. До того как дети научились ходить, нужно было самой таскать их вместе с коляской. Среди соседей есть пьющие. Да и инфраструктуры никакой, хоть и центр.

В соседнем подъезде какое-то время не было половины лестничной площадки: она обрушилась. Сделали ее только в этом или прошлом году. Дом периодически ставят на аварийность, ничего не делают, снова снимают с аварийности. В последний раз нашу аварийность оценили на 75 % (если износ здания составляет более 70 %, оно считается ветхим и правительство Петербурга может включить такой дом в адресную программу — прим. «Бумаги»). В итоге всё равно сняли. Ходил слух, что [дом не ремонтируют] из-за башни, которая над нами, — мол, это памятник. Мы так и не знаем наверняка, правдив ли этот слух.

Из-за протечек балки гниют и обваливаются без нашего ведома. Ремонт в квартире никто делать не собирается, потому что это наша собственность. Даже то, что происходит в общем коридоре, — дело самих жильцов. Они нам будут делать ремонт, только если дом поставят на аварийность.

На фото: Мария Березкина

Нам сказали, что расселять не будут. У меня муж уже 30 лет стоит в очереди на расселение. В прошлом году мы добавили к нему в очередь двоих детей. Никто пока даже не предполагает, когда и что будет происходить. Сейчас рабочие делают капремонт крыши, к 2018 году собираются сделать ремонт водоснабжения, газоснабжения и еще чего-то. А то, что с их капремонтом крыша скоро вместе с башней на нас рухнет, — видимо, всё равно.

В конце июля обвалился потолок в коридоре. В течение двух недель у меня дети не выходили в коридор в принципе — только мелкими перебежками. Потом рабочие пришли, какие-то палочки положили, фанерочкой забили. Хотя бы будет теперь падать не на нас, а на доску — по крайней мере, пока она выдерживает. Убрать это [полностью] невозможно.

У нашей соседки во время ремонта крыши тоже появилась в потолке дырочка на чердак. Работники, когда делали крышу, срезали и скидывали вниз эти балки. В конечном счете у соседки рухнул кусок потолка метр на метр. Когда они пришли заделывать дырку, он еще обрушился. В итоге закрыли фанерой.

В основном домом занимаемся мы с соседкой. Она где-то лет пять повсюду ходила и писала кому только могла, и за это время ничего не удалось сделать. Сейчас этим в основном занимаюсь я. Писала в жилконтору, в администрацию района, городскую администрацию, губернатору Полтавченко, даже Путину писала. Но все меня отфутболивали друг другу.

Это [квартиру] никто не покупает. Они приходят, видят коридор… Муж собирается своими силами покупать кирпичики, стройматериалы. Чтобы хоть как-то привести в приличный вид и продать.

Своими силами по закону можно сделать только косметический ремонт. Но с точки зрения финансов — надо договариваться с соседями. А у нас большинство — пожилые люди, половина квартир вообще пустые.

Полтора месяца назад в ответ на нашу коллективную жалобу сделали немного посимпатичнее лестницу. Правда, вместо того, чтобы сделать нормально, просто всё закрасили.

Крысы здесь не беспокоят, но мыши есть. Поэтому у меня в каждой комнате по кошке. Насекомые тоже есть — рыжие тараканы. Вот, у нас всё в «Машеньке» (мелок от насекомых — прим. «Бумаги»). Мы их травим-травим чуть ли не каждый день, а они всё равно, сволочи, откуда-то приходят.

В доме никак не поменять окна на стеклопакет и не заменить рамы: просто не выдержит дом, кирпичи выпадают. В период с мая по август-сентябрь в комнатах температура 30–36 градусов, которую никак не сбить, живём под вентиляторами. Рыбы в аквариуме дохнут от жары каждое лето.

Но главный минус — это вода. Во всей коммуналке предусмотрена только холодная вода и нет даже помещения под душ. На всю коммуналку три раковины, в двух из которых напор такой, что ведро наполняется за час. Насколько я знаю, проводить воду [в квартиры] запрещено, душ ставить незаконно, стиральную машинку тоже.

Кошку Снежу подобрали на улице. Теперь она вместе с сестрой охраняет семью от мышей

Мне плевать, куда переезжать. Если бы у меня был выбор, первое место, куда бы я поехала, — это Ленинский. Мне нравится этот район. Там тихо, спокойно, лучше развита инфраструктура и меньше пьющего населения. Там есть всё — здесь нет даже нормальных детских магазинов.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
Петербург 100 лет назад: как сдавали и снимали жилье до революции
Греческий огонь: как живут люди в сгоревшем доме
В ожидании — годы: почему театральный режиссер и его жена не покидают квартиру в аварийном доме
Конфликт на Петровской косе
«Мы все связаны братством». Четыре петербуржца рассказывают, как влюбились в парусный спорт и почему город не должен лишиться яхт-клуба на Петровской косе
Что известно о будущем Речного яхт-клуба и Петровской косы. Яхтсменов выселили в разгар сезона, им негде швартоваться
«Нет консенсуса, нет договоренностей, нет развития». Что будет с речным яхт-клубом и что сейчас происходит на Петровской косе
Глава Ленинградской федерации профсоюзов подтвердил выселение речного яхт-клуба с Петровской косы. Там срезают понтоны, суда вынесут на сушу
Приставы пришли в яхт-клуб на Петровской косе и срезали трапы, ведущие к судам
Поддержка независимых театров
Сколько на самом деле стоит один поход на спектакль? Режиссер Семен Александровский рассуждает, почему бюджету выгодны частные театры
Более 20 независимых театров Петербурга не получили господдержку после пандемии: некоторым грозит закрытие. Десятки миллионов достались патриотическим фестивалям
Независимым театрам Петербурга обещают выделить субсидии в конце августа, заявила член комиссии
Независимые театры пожаловались, что остались без субсидий во время пандемии. Смольный запустил второй этап конкурса на финансирование
Коллеги «Бумаги»
Как ростовские наркополицейские бежали в Украину и задумались о карьере правозащитников
Как приговор по делу Юрия Дмитриева изменит Россию и нас
История отца Сергия, захватившего монастырь
Смягчение режима самоизоляции
В Петербурге 8 августа возобновляется работа парков аттракционов, на улице можно будет проводить культурные и спортивные мероприятия
Петербуржцы жалуются, что пассажиров перестали пускать в метро без масок. В метрополитене говорят, что так было и раньше
В комплексах «МЕГА» и большинстве торговых центров Ленобласти разрешили открыть фудкорты
Петербургские суды зарегистрировали больше 600 дел об отсутствии СИЗ за июль. Протоколы составляли в том числе на горожан, которые ели шаверму без маски
В Петербурге открылись визовые центры десяти стран ЕС
Закон о «наливайках»
Беглов посетил петербургский бар Spontan, попадающий под закон о «наливайках». Губернатор выпил там соку и пригласил владельца на встречу в Смольном
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках
Беглов призвал до 2021 года изменить закон о «наливайках» в интересах предпринимателей и жителей. Вот как он объяснил подписание «непроработанного» законопроекта
«Принятие закона о „наливайках“ — поспешность отдельных депутатов». Александр Беглов заявил, что в закон внесут изменения
В Петербурге прошло первое заседание рабочей группы по закону о «наливайках». На нем предложили создать особые правила для баров в исторических домах
Снос хрущевок в Петербурге
Какие хрущевки готовятся снести в Петербурге, куда переселяют жильцов и почему проект реновации затянулся на 10 лет?
Как в Сосновой Поляне сносят первую хрущевку по программе реновации. Демонтаж продлится несколько дней
В Петербурге возобновляется программа реновации — первыми сносят дома в Красносельском районе. Что об этом известно
В Петербурге начали сносить первую расселенную хрущевку по программе реновации
Жители попавших под реновацию кварталов смогут переехать в другие районы
Лето в Петербурге
Театр, похожий на космический корабль, старинные церкви и медовуха в купеческом доме. Приезжайте в Великий Новгород
Как долго в Петербурге продлятся дожди и ждать ли лета в августе? Рассказывает главный синоптик города
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
В Петербурге прошел ливень. Конечно же, улицы по всему городу затопило, а машины «плыли» по дорогам
Сотни людей на набережных, разведенные мосты и военные корабли: как в Петербурге прошел парад в честь Дня ВМФ
Озеленение Петербурга
Петербургские активисты озеленят сквер на улице Марата. Принять участие в высадке растений сможет любой желающий
Жители Петроградского района намерены вернуть виноград, сорванный ветром с дома на Лизы Чайкиной. Вот как они это сделают
С дома на Лизы Чайкиной сорвало виноград, много лет покрывавший половину стены. Местные жители планируют вернуть растение на место
На парковке на Марата на один вечер создали зону отдыха со стульями и растениями в горшках. Вот как она выглядела
На Чкаловском проспекте появился прицеп со скамейкой и растениями. Небольшую зону отдыха оборудовали активисты

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.