Что значит «партнерский материал»
Меткой «Партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными. Например, компании, разделяющие ценности здорового образа жизни, могут поддержать публикации о любительском спорте, вузы и технологические компании — рубрику о науке, а петербургские бренды — истории о городских героях.
Сделать спецпроект с «Бумагой»

«Одноклассница открыла мне мир смс»: читатели «Бумаги» — о том, как общались в 90-е и нулевые и какие гаджеты любили больше всего

«Бумага» и МегаФон делают спецпроект о том, как интернет и мобильная связь влияют на общение петербуржцев. Читайте, как изменились гаджеты, каково жить без связи и как взаимодействуют жители современных городов. А также пройдите опрос о том, как поддерживаете контакты с семьей, друзьями и коллегами.

Раньше нам приходилось общаться короткими смсками и часами передавать файлы через ИК-порт, а сегодня МегаФон предлагает сверхскоростной интернет, который позволяет мгновенно обмениваться данными, общаться или смотреть фильмы. Сеть 4G доступна абонентам в 83 регионах России из 85.

В партнерском материале с МегаФоном петербуржцы вспоминают, какими гаджетами пользовались в 90-е и нулевые и как связывались друг с другом без мобильного интернета.

Читатели и подписчики рассылки «Бумаги» рассказывают, как отправляли сообщения родственникам на пейджер и обменивались мелодиями на уроках, зачем старались уложить разговор по телефону в минуту и почему старая «Нокиа» могла помочь защититься от «злодеев на районе».

Борис

— Когда я был маленький, у моего брата появился пейджер. Я постоянно звонил в какой-то центр и передавал ему сообщения. Ну и, конечно, тоже о таком [пейджере] мечтал. А когда я подрос, пейджеры уже вышли из оборота (это произошло довольно быстро). Но я до сих пор хочу пейджер — они крутые.

Надежда Семикина

— Помню кнопочные телефоны, у меня был «Сименс», потом всеми любимая «Нокиа», а потом «Cони Эриксон». Пейджеры тоже застала, но у меня своего не было. Звонила по специальному номеру и диктовала послание для папы. Больше всего запомнился дисковый плеер: я страшно им гордилась и по 300 раз слушала одни и те же песни.

Путешествовали с родителями на «Ниве» по всей России без гаджетов. Сначала — из Алматы в Петербург, на следующий год — в Крым. У нас была большая книга с картами дорог СНГ. Бывало, мне доверяли роль штурмана и я говорила куда заворачивать.

Людмила Бурим

— Это был первый телефон в семье: огромный кирпич «Эриксон», который папа купил в 2001 году. До этого у нас не было городского, поэтому никто не привык созваниваться, болтать, проверять, дошел ли ты до места, и спрашивать, во сколько будешь.

Я вообще не знала, зачем нужен телефон. Для меня это был в первую очередь калькулятор, сборник трех игр а-ля «змейка» и проигрыватель 25 мелодий монофонии, которым смешно подпевали мои кошки.

А через пару месяцев одноклассница открыла мне целый новый мир: оказывается, по этим телефонам можно было не только звонить, но и слать короткие письма (смс, ага). Помню, как мы в тетрадку записывали комбинации из знаков препинания, которые обозначали эмоции, а заодно изобретали новые. Половина денег, которые папа клал на счет, с тех пор уходила на вечернюю переписку.

Сергей Асанов

— Помню, не любил людей, которые набирали смс латиницей. Даже были какие-то устойчивые замены кириллических букв цифрами вроде 4 = Ч. Ну и, конечно, [помню] тарифы с первыми пятью бесплатными секундами: звонишь, успеваешь сказать слово и сбрасываешь.

Любил звонить по дисковому телефону 08 и узнавать точное время. А чтобы собрать друзей на футбол во дворе, нужно было сесть, всех обзвонить, поговорить с их мамами, попросить позвать и назначить время. Наверное, тогда я начал вырабатывать организаторские способности.

Чтобы куда-то поехать, сначала дома разворачивал карту, смотрел адрес с нужной улицей и домом, запоминал, куда идти от метро. Из развлекательных гаджетов вспоминаю тамагочи, которого нужно было кормить, убирать за ним и следить за его настроением. Обычно получалось.

Александр

— Естественно, хорошо помню кнопочные телефоны. Более того, в свое время (лет пятнадцать назад) имел отдельный плеер, у которого было аж 512 мегабайт памяти и работал он при этом на батарейках! В те времена цифровой плеер выглядел каким-то нереальным хайтеком, потому что у телефонов только-только начали появляться карты памяти.

Ксения Зубарская

— В начале нулевых у нас была одна «сотка» на всю семью: «Панасоник» с выдвижной антенной. Им реально можно было убить. Помню, что папа ругался, когда звонил мне, а я долго формулировала мысли, потому что связь была дорогая и нужно было уложить весь конверсейшн в минуту. Без воды. Зато теперь болтаем часами.

Вероника

— Моим первым телефоном был Motorola T190. Это примерно 2000–2001 год. В то время я была студенткой медицинского колледжа и по ночам [работала] санитаркой в больнице. Многие медработники удивлялись наличию такой роскоши у обычной санитарки. И самым крутым было на той монофонии создать собственноручно мелодию «Черный бумер» или «Миллион алых роз» и установить ее на рингтон. Обучала этому многих врачей!

Катя Крылова

— Самое запоминающееся о гаджетах моего прошлого — это передача файлов через ИК-порт (инфракрасный порт — прим. «Бумаги»). Помню, как клали рядышком два телефона на весь урок, чтобы передать какую-то песню, и я буквально умоляла не дышать в эту сторону.

Или мы ходили в какой-то офис, где за пять рублей скидывали мелодии с компьютера на телефон. Иногда песни записывались на диктофон с телевизора. Еще в то время все обменивались не номерами телефонов, а юинами в аське (UIN — Universal Identification Number, универсальный идентификационный номер, под которым регистрировались пользователи ICQ — прим. «Бумаги»).

А вот без карты [на смартфоне] мне очень тяжело было. Когда я впервые приехала к сестре в Питер, она работала по будням и мне надо было гулять одной. Каждый вечер я говорила, куда хочу пойти, и она рисовала мне карту моего маршрута с номерами автобусов.

Алексей

— В далеком 1999-м пользовался пейджером. И так его любил, что до сих пор помню марку: «Филипс Тукан». Обожал его безмерно и очень гордился.

Потом был телефон Nokia 2110, и им приходилось даже отмахиваться от злодеев на районе — благо параметры телефона позволяли. А бесплатные 10 секунд у оператора «Северо-Западный GSM»? Апологет краткости и экономии!

Алена

— Я из того времени, когда в детстве модно было ходить с тамагочи. Родители непременно покупали тебе тамагочи за отличные оценки в четверти, и ты ходил такой важный — с ответственностью покормить или выгулять своего питомца.

А первые мобильники я увидела на Украине в начале нулевых. К нам, в середину материка Евразия, такие гаджеты пришли только через год: это были моторолки с резиновыми кнопками и небольшим экраном. У меня не было своего телефона, и подруга показывала мне, как пишутся смс-ки.

Рита Федотова

— Мой первый телефон мне подарила бабушка — я была, наверное, классе в седьмом. Это был розовый черно-белый «Алкатель», особенно примечательный тем, что за стеклом экрана была вставлена картинка леса. И получалось, будто бы у меня есть заставка! Это выглядело фантастичным на фоне всяких сименсов с пустыми зеленоватыми экранами. В свое время он [телефон] прибавил к моей самооценке пару десятков баллов.


В конце 90-х регулярные звонки обходились в несколько десятков долларов в месяц: при тогдашнем курсе на них можно было потратить целую зарплату.

Сегодня мобильная связь стала в разы доступнее, а в тарифы включены не только безлимитные звонки, но и интернет. Кроме того, с абонентской платы часть денег можно возвращать обратно на счет — например, с опцией кешбэка от МегаФона

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.