24 октября 2019

«Мы делим с бездомными ответственность за их судьбу». Как «Ночлежка» помогает подопечным вернуться в общество, обучиться профессии и найти работу

В 2018 году в приюте благотворительной организации «Ночлежка» проживало 145 бездомных людей. Больше половины из них в итоге смогли выбраться с улицы. Один из главных факторов в этом процессе — трудоустройство. Получив работу, бездомный человек может накопить денег, снять жилье и покинуть приют. Но из-за проблем с документами, здоровьем и конкуренции на рынке труда самостоятельно устроиться на работу получается не у всех.

«Бумага» вместе с благотворительной организацией «Ночлежка», проектом экскурсий «Открытая карта» и мобильным гидом Surprise Me подготовила спецпроект о том, как бездомные люди в Петербурге ищут работу и приобретают навыки, которые помогают им трудоустроиться. Координаторы «Открытой карты» также провели курс по подготовке экскурсий для подопечных «Ночлежки» — трое из них научились планировать маршруты, искать информацию и рассказывать свои истории. 

На пешие экскурсии Марии Власовой, Дмитрия Князева и Ларисы Слесаренко можно записаться и прийти. Также по маршруту Ларисы можно пройти самостоятельно, купив аудио-версию экскурсии на сервисе Surprise Me.

Почти 30 лет благотворительная организация «Ночлежка» помогает бездомным в Петербурге. Здесь людям, потерявшим дом, дают место в приюте, помогают восстановить документы и устроиться на работу.

По каким причинам человек может оказаться на улице, как «Ночлежка» помогала подопечным устроиться в «Хилтон» и «Бутылку» на Новой Голландии и как бывшие бездомные, найдя работу, помогают другим людям, пришедшим в приют? «Бумага» поговорила с руководителем Консультационной службы «Ночлежки» Натальей Шавлоховой.

— По каким причинам бездомные люди чаще всего оказываются на улице?

Есть топ-3 причин, по которым это происходит. Первая — люди приезжают на заработки в Петербург, работодатель их обманывает, документы теряются, а на обратный билет нет денег. Среди наших клиентов половина иногородних.

Вторая причина — мошенничество с недвижимостью. Здесь в зоне риска особенно часто оказываются выпускники детских домов. И третья — семейные проблемы, из-за которых люди не могут жить у себя дома с родственниками.

— В одном из роликов вы говорите о том, что далеко не все бездомные достаточно мотивированы, чтобы улучшить свою жизненную ситуацию. Какой процент бездомных, которым вы помогаете, готовы устроиться на работу и изменить жизнь к лучшему?

— Проекты «Ночлежки» отличаются между собой тем, насколько легко люди могут принять в них участие. Гуманитарные проекты на нашем профессиональном языке называются «низкопороговыми»: прийти за помощью может любой человек, даже в нетрезвом состоянии. Речь идет, например, о Ночном автобусе, который раздает еду на улицах.

Следующая ступень — наша Консультационная служба. Главное условие, которое должны соблюдать ее клиенты, — быть трезвыми. Участие в проекте реабилитационного приюта, в котором мы помогаем найти новый дом и заработок, уже требует от человека большей вовлеченности. Ответственность делится между самим клиентом и социальными работниками, которые ему помогают.

— Как замотивировать бездомного человека помочь себе, если у него не осталось на это ни сил, ни желания?

— Когда мы беремся за помощь человеку, с его мотивацией работают юристы, социальные работники и психологи. Обычно человек сам доходит до соцслужбы, говорит о своей проблеме, мы вместе придумываем план действий и объясняем, что предстоит сделать. Дальше клиент должен активно участвовать в собственной судьбе, иначе ничего не получится.

Мы никого не затягиваем — все клиенты приходят к нам сами и просят о помощи. Обычно они уже достаточно мотивированы. В день наша консультационная служба принимает около 60 клиентов.

— Как вы боретесь с инертностью таких людей? Как помогаете им снова поверить в себя и начать что-то делать?

— У нас есть два направления работы с психологами — для жильцов приюта и приходящих людей. Когда человек заселяется в приют, он обязательно общается с психологом индивидуально. Психолог помогает расширить взгляд на ситуацию, обговорить все возможности. Если контакт складывается, если человек готов дальше двигаться и работать над собой, он сможет общаться с психологом регулярно, пока живет у нас.

Кроме того, у нас есть групповые занятия раз в неделю, в которых участвуют жильцы каждой из пяти комнат нашего приюта. В первую очередь они помогают людям адаптироваться. Все-таки проживание на улице, даже если оно было недолгим, — это травматичный опыт. Человека необходимо постепенно возвращать в общество. Кроме того, психолог учит обитателей приюта договариваться и уживаться друг с другом.

Для тех, кто не живет в «Ночлежке», у нас есть бесплатная группа поддержки, где люди находятся в безопасном пространстве и могут обсуждать свои проблемы. Это полезно как раз для тех, кто еще не решился принять помощь от нашей консультационной службы, боится начать выбираться с улицы.

Иллюстрации: Анна Кулакова / «Бумага»

— Как вы помогаете своим клиентам найти работу? Узнаете ли, какое у человека образование, подбираете ли занятие по душе?

— Человек приходит в социальную службу и говорит, что нуждается в трудоустройстве. Наш социальный работник уточняет, есть ли документы, есть ли специальность. Если она есть, мы стараемся найти для человека работу, соответствующую его навыкам. Кроме того, у нас есть волонтеры, которые делают подборки вакансий — как для конкретного человека, так и для всех наших подопечных. Как правило, последние — это вакансии с низким порогом входа, куда проще всего устроиться, например грузчики, разнорабочие.

— Как вы готовите бездомных к трудоустройству? Есть ли у вас договоренности с работодателями?

— Если мы селим человека в приют, мы можем помочь ему пройти обучение на новую специальность. Приглашаем специалиста по профориентации, который помогает нашему подопечному определиться [с профессией]. После этого он учится и выходит на рынок труда с документами и образованием. Например, значительная часть учится на поваров, электриков, сантехников.

Мы сотрудничаем с различными компаниями, и если у них есть вакансии, можем трудоустроить человека туда. Например, у нас был большой проект с отелями «Хилтон». Мы выиграли грант на оплату обучения бездомных и договорились, что люди будут учиться на те специальности, на которые «Хилтон» может их трудоустроить. Мы предлагаем эту программу человеку — если он согласен, то начинает обучаться в Колледже туризма и гостиничного сервиса. Дальше — обязательная практика в «Хилтоне».

Если в отеле есть вакансия и ученик хорошо прошел стажировку, его возьмут на работу. Если же вакансий в «Хилтоне» нет, ученики выходят на рынок труда с рекомендациями от компании. Так трое наших выпускников устроились в «Новую Голландию» и работают там в «Бутылке».

— Приходят ли к вам высококвалифицированные люди с высшим образованием?

— Мы это замеряли. Получилось порядка 20 %.

— Ставите ли вы клиентам какие-то условия для получения работы? Например, что они должны привести себя в порядок, постирать одежду.

— Есть стереотип, что бездомный — это нетрезвый дядька с бородой у мусорного ведра. На самом деле люди, которые приходят к нам в службу и заселяются в приют, выглядят нормально. У них есть запрос на то, чтобы быть чистыми и опрятными. Для тех, кто приходит в консультационную службу, у нас есть душевая — она пользуется огромной популярностью. Есть прачечная, в которой стирают как жильцы приюта, так и наши гости.

— Реально ли человеку без паспорта получить работу с вашей помощью?

— Реально, но с риском для себя. Как правило, в таком случае речь идет о довольно серьезном физическом труде. И нет никакой гарантии, что за него заплатят. Чаще всего люди идут работать [без документов] на стройки и в сельское хозяйство Ленобласти.

Но в целом без паспорта найти работу сложно. А чтобы его восстановить, нужны деньги. Для бездомного полторы тысячи рублей — целое состояние. Получается замкнутый круг: для работы нужны документы — для документов нужны деньги — для денег нужна работа.

Мы помогаем восстановить документы. Это может быть и просто консультация, на которой мы рассказываем о правах клиента и даем ему план куда идти и что делать. А дальше он действует сам. Если у человека есть проблемы со здоровьем, мы можем оплатить пошлину, сделать фотографии и вместе с ним сходить в паспортный стол.

Мы придерживаемся принципа разделения ответственности. Там, где человек может сделать сам, — он делает сам. Где у него такой возможности нет, мы подключаемся и помогаем.

— Кто помогает вам в трудоустройстве бездомных?

— Часто бывает, что наши бывшие подопечные помогают трудоустроиться новым обитателям приюта. Помогают и наши волонтеры. Например, в «Новую Голландию» наших подопечных взяли благодаря тому, что одна из волонтерок работает там в HR. Хотелось бы больше проектов с крупными компаниями, мы работаем над этим.

— Какой порядок действий в «Ночлежке» при работе с бездомным?

— Обычно человек попадает к нам в приют через социального работника, если есть место. После общения с клиентом мы понимаем, чем можем помочь, и готов ли он сам работать над улучшением своей ситуации. Если ответы положительные, человек заселяется, и мы начинаем работу. Чаще всего требуется восстановить паспорт или даже получить его впервые. К нам приходила масса людей, у которых до сих пор советский паспорт. Или сирот, которых в свое время выпустили из детдома без паспорта, — и они так без него и живут.

Обычно из приюта обитатели съезжают либо на съемное жилье вдвоем или втроем, либо в госучреждение, которое о них позаботится. Часто люди просто хотят вернуться домой в свой город. С этим мы тоже помогаем по возможности.

— Поделитесь историями бездомных, которым вы помогли найти работу, а затем они нашли жилье и вернулись к нормальной жизни?

— Их масса. Мой подопечный Евгений когда-то жил в приюте, мы ему помогали. Сейчас у него свой бизнес, небольшая компания по дезинфекции помещений. По старой памяти он оказывает нам услуги бесплатно, а мы здорово экономим. Бывшая жительница приюта, которая стала парикмахером, приходила и бесплатно стригла наших подопечных. Довольно много людей, которые в свое время жили в «Ночлежке», теперь волонтеры на нашем Ночном автобусе.

Однако далеко не все готовы помогать «Ночлежке». Большинство хотят навсегда забыть этот страшный опыт и не возвращаться к нему.

— Насколько охотно работодатели берут на работу бездомных? Есть ли у них какие-то стереотипы на их счет?

— К счастью, в последнее время сами работодатели обращаются с предложениями работы нашим клиентам. С одной стороны, это социальная ответственность, с другой — играет роль банальная нехватка кадров. Особенно, когда речь идет про рабочие специальности.

— Вынуждены ли ваши подопечные скрывать от работодателей, что раньше были бездомными?

— Чаще всего люди не афишируют период бездомности. Шансы получить работу могут уменьшиться, если человек сообщит, что был бездомным или что живет в приюте. К сожалению, тут работает стереотип «сами виноваты». Многие считают, что такое не случается с «хорошими, нормальными» людьми. Здесь от человека требуются усилия, чтобы объясниться. Далеко не все могут свободно говорить про этот непростой период в жизни.

— Вы активно сотрудничаете со СМИ и много рассказываете о проблемах бездомных. Насколько охотно ваши подопечные участвуют в промо-проектах «Ночлежки»?

— Мы довольно часто предлагаем жильцам приюта помочь нам рассказать о «Ночлежке» как можно большему количеству людей. Кто-то соглашается, другие отказываются. Особенно — если нужна фото- или видеосъемка. Некоторые клиенты не очень хотят, чтобы друзья и знакомые их увидели. Но если можно поучаствовать анонимно, жильцы приюта активно это делают.

— Как обычный петербуржец может помочь бездомному человеку?

— Во-первых, можно рассказать, что есть такая организация — «Ночлежка». Во-вторых, распечатать и вручить бездомным нашу памятку. В ней написано, где можно поесть, помыться и постирать вещи. В-третьих, купить еды и горячий чай — особенно в холодное время года. Кроме того, можно помочь жетоном на метро, чтобы человек до нас доехал. Наконец, если человек лежит на земле, стоит предложить помощь: бывает, в этом случае нужно вызвать скорую.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите появившуюся кнопку.
Подписывайтесь на «Бумагу» там, где вам удобно
Все тексты
Как бездомные ищут работу в Петербурге. Спецпроект
«Это важные истории, которые ребята научились рассказывать». Как бездомные прошли курс «Открытой карты» и водят экскурсии — о ВИЧ, жизни на улице и «Ночлежке»
Трое подопечных «Ночлежки» рассказывают, как остались без дома — но нашли работу в ресторане на Новой Голландии и прачечной
«Я просто рассказываю, как живу». Подопечные «Ночлежки» — о том, почему решили проводить экскурсии в Петербурге
Новые тексты «Бумаги»
На «Бумаге» — премьера клипа «Научи меня жить» от группы «Простывший пассажир трамвая № 7»
От хюгге-кэмпа до экофермы: блогеры рекомендуют необычные места для путешествия по Ленобласти
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Четвертая волна коронавируса
В России больше трети заболеваний коронавирусом приходятся на три региона. В их числе Петербург
«Нужно выпить всё, что там есть». Петербургский бармен в твиттере попросил помочь его заведению перед локдауном — желающих очень много
QR-коды для входа в кинотеатры Петербурга потребуются сразу после локдауна, сообщили в Смольном. Ранее речь шла о 15 ноября
Во «ВКонтакте» запустили приложение о вакцинации. Посмотрите, кто из ваших друзей сделал прививку от COVID-19
Когда будет пик четвертой волны коронавируса в Петербурге? Отвечает Роспотребнадзор
Как меняется Петербург
На площади перед РНБ реконструировали фонтан. Показываем, как он изменился ⛲
В Кронштадте за 480 миллионов рублей выставили на продажу бывший военный завод. Его предлагают приспособить под гостиничный комплекс
Намывы — это зло или благо? Эксперты рассуждают, стоит ли дешевое жилье проблем с экологией и инфраструктурой
В Петербурге закрылось Bio My Bio — заведение со здоровой едой от Матильды Шнуровой
«Благотворительность уже прорастает отовсюду». Директор «Ночлежки» — о кафе в центре Петербурга, где бывшие бездомные будут обучаться новым профессиям
Научпоп
Как прошел самый большой Science Bar Hopping в Москве — с экскурсиями в наукограды и лекциями 42 ученых (!) о еде будущего, бионических протезах и патологоанатомии
Рецепторы, глобальное потепление и экономика труда. Главное о научных исследованиях нобелевских лауреатов — 2021
Космический туризм, астрономия и облачные технологии. Присоединяйтесь к нашему фестивалю Science Bar Hopping в Москве!
Петербургские археологи нашли геоглиф в виде быка в Тыве. Рассказываем, что это и почему находку называют уникальной
Откуда берутся слухи про чипирование, как фейки о бесплатных лекарствах рекламируют БАДы и можно ли зарабатывать на фактчекинге в России? Рассказывает сооснователь Fakecheck
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге разнятся данные о вакцинации от коронавируса. Это связано с разными методиками подсчета, говорят власти
Роспотребнадзор: ограничения в Петербурге снимут, когда будет вакцинировано 80 % населения
В «Галерее» второй день стоят огромные очереди на вакцинацию. Там прививают по 600–700 человек в сутки
В Петербурге задержали пятерых медиков, которые организовали фиктивный пункт вакцинации при университете имени Павлова
Власти Петербурга расширят сеть пунктов вакцинации. Привиться можно будет еще в двух ТЦ
Коллеги «Бумаги»
Кто реально победил на выборах в Госдуму? В чем не правы противники «Умного голосования»? Как были устроены фальсификации?
Как протест против ввоза мусора из Москвы пробудил в ярославцах интерес к экологическим проблемам
Как «Независимая ассоциация врачей» отговаривает россиян прививаться
Гид по пригородам Петербурга
Прогулки с видом на реку, 100-летняя ГЭС и краеведческий музей в доме инженера — приезжайте в Волхов
В Петяярви — маршрут для долгой бодрой прогулки и идеальные места для пикников. Осмотрите заброшенную финскую ГЭС с водопадом и лесные озера
В Гатчине — не только дворец и парки. Осмотрите замок мальтийских рыцарей, деревянную дачу с башней и старинную слободу, где жили егеря
В Орехове — самая высокая точка Карельского перешейка, заказник с дикими зверьми и озера. Летом в полях цветет рапс и пасутся лошади
В Лебяжьем — «кладбище поездов», столетние дома и военные форты. Прогуляйтесь по местам писателя Бианки и останьтесь до вечера, чтобы увидеть закат над заливом
Подкасты «Бумаги»
Зачем мы участвуем в онлайн-флешмобах и к чему они могут привести? В подкасте «Все мы медиа» обсуждаем #MeToo, флаги на аватарках и солидарность в соцсетях
Как спасти планету от мусора? Придумываем варианты во время мозгового штурма: от геймификации до новой экономики
«Нахрен все эти деньги, открываем бар!». Каково запустить бизнес своей мечты — и закрыть его
Вместе со школы❤️ Выпуск про первые отношения и неловкие романы
«Твой умный кореш»: слушайте подкаст «Бумаги» — с историями про безумный автостоп, жизнь с пятью детьми и отказ от алкоголя
К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.