26 марта 2014

«Их порывы не поддаются анализу»: что смотрительницы Эрмитажа думают о фотосъемке

Госдума предлагает разрешить свободно фотографировать экспонаты в музеях, не согласовывая съемку с администрацией. Впрочем, и без подобного законопроекта посетители активно снимают на смартфоны, а на отсутствие разрешения на профессиональную съемку в музеях часто смотрят сквозь пальцы. Смотрительницы Эрмитажа рассказали «Бумаге», как выглядят со стороны фотографирующиеся в музее и почему позировать с Ангелом смерти неприлично.

Смотрительница зала античной скульптуры, первый этаж

— Абсолютно все фотографируют: на планшеты, телефоны, фотоаппараты. В особенности туристы с Востока — они снимают все подряд. Не знаю, конечно, что они потом делают с таким количеством снимков. Я лично в музеях снимаю, потом друзьям показываю, выкладываю во «ВКонтакте» или в Facebook и получаю резюме — кто-то в восторге, кому не понравилось, идет обмен.
Люди очень любят фотографироваться у скульптур в моем зале, делают это не без удовольствия. Особенно приезжие, питерцы особо не практикуют съемку. Я, конечно, порой удивляюсь — довольно смешно наблюдать со стороны.
Много странных снимков делают возле Колыванской чаши: фотографируются, подняв руки вверх, пытаясь до нее дотянуться. А в соседнем зале лежит пантера, возле нее туристы тоже как-то пристраиваются. То есть там, где есть животные или что-то экзотическое, посетители начинают позировать. Когда снимаются с Венерой, пытаются ее как-то приобнять. Особенно обезьянничать любят иностранцы, наши-то спокойно стоят — мы более закомплексованные и сдержанные, а те раскрепощенные, поэтому позы принимают, совершенно не стесняясь.
Особенно обезьянничать любят иностранцы, наши-то спокойно стоят — мы более закомплексованные и сдержанные, а те раскрепощенные, поэтому позы принимают, совершенно не стесняясь
Посетители часто пытаются трогать скульптуры. Но я сама себя недавно поймала вот на чем: мы летом ездили в Пушкин и с приятельницей фотографировались у бюста, и я его почему-то потрогала за нос — отчего-то захотелось, какое-то рефлекторное движение. Мы с этим бюстом даже сфотографировались нос к носу: его профиль и мой. С одной стороны, это невоспитанность, с другой — как-то даже не задумываешься, что это памятник старины, что к нему нужно трепетно относиться и трогать нельзя. Скульптуры ведь очень пластичные, очень живые, с анатомически выписанными ногами и руками, к ним хочется прикоснуться — слишком похожи на правду.

Смотрительница Белого зала,
второй этаж

Смотрительница зала французского искусства, второй этаж

— Люди очень разные: что не сделает один человек, сделает другой. Порой смотришь и удивляешься. Иногда посетители могут зайти в зал для торжественных приемов и начать танцевать. Вот Большой тронный зал: он предназначен для торжественных приемов, награждений и церемоний, и вот заходят молодые люди в этот торжественный зал и начинают кружиться в вальсе. Это, мягко говоря, смотрится странно.
Иностранцы мало снимают себя, они могут заснять то, что им понравилось, какой-нибудь экспонат, а себя нет. Это больше присуще нашим. Наши фоткаются в любом месте, где надо и не надо. Порой встанут к такому экспонату, к которому я не понимаю, как вообще можно подходить фотографироваться. Очень много снимаются в будуаре императрицы. Там много зеркал, и вот посетители и сами себя фоткают в зеркалах, и друг друга. Много фотографий делают в парадных залах, снимаются на фоне трона, например. Вообще, все эти их порывы не поддаются анализу.
— Каждый ведь индивидуален, кто-то хочет со скульптурой сфотографироваться, кто-то на лестнице. Нам порой становится странно, когда, к примеру, красивые девушки вот на такущих каблуках становятся и позируют с Ангелом смерти. Они вообще соображают, с чем фотографируются? А им, наверное, все равно — лишь бы запечатлеть себя. Молодые девушки только тем и занимаются, что запечатлевают себя.
Есть любознательные посетители, которые, это видно, приходят знакомиться с искусством. И они действительно вдумчиво смотрят, пытаются что-то для себя уточнить. И вот они фотографируют именно экспонаты. А некоторым не важно, на чем, лишь бы себя любимых снять, а что там будет на фоне — все равно. Но в основном, конечно, публика очень симпатичная и культурная. И мы стараемся этой части не мешать рассмотреть те сокровища, которыми обладает Эрмитаж.

Смотрительница зала немецкого романтизма, третий этаж

— Я не больна снобизмом. Слава богу, что люди пришли не в кабак, а в музей. Пусть фотографируются с экспонатами. Правда то, насколько люди в этом случае похожи на приматов, конечно, поражает. Но здесь ничего не поделаешь. Хотя хотелось бы, чтобы посетители вели себя лучше.
В конце концов, не всем же посчастливилось встретить, допустим, определенного человека, который привил им вкус к живописи, скульптуре, искусству. Некоторые ведь пришли в Эрмитаж от сохи или от прилавка. Но самое важное то, что они провели свое время в музее.
Меня поражает, что на вопрос «Где вы проводите свой досуг?» 58 % (по одному из опросов) отвечают: «В музее».
Мне кажется, что фотографировать экспонаты совершенно не нужно: есть открытки, постеры, каталоги, в которых есть изображения намного лучшего качества, лучше приобрести их.
Все китайцы только и делают, что фотографируют: и себя, и экспонаты. Они даже не видят, что снимают. Японцы тоже много фотографируют, но они весьма выдержаны, впиваются глазами и впитывают, они умеют смотреть. Китайцы же поверхностны: все вприпрыжку, все бегом.


В материале использовались фотографии пользователей the_merry_queen_of_depression, anjarj1, iragernat, klukva_saharnaya, lerakhokhlova, vasileva_diana, yano4kamakeup, aliokapov, oliakulish, dasha1af, _achschav, sanyaostin, zhukovanas, ermolaeva_alina, vova_kmg, helgalvova, zhukovanas, mariagoncharova_official, glorialucens, tamara__romanovna, maddime420, iragernat, olga_kavkaz, а также из паблика «Поверхностный Георгий». Если вы автор фотографии и не согласны на ее размещение в газете, напишите нам по адресу mailmail@paperpaper.ru


Юбилей Эрмитажа: спецпроект «Бумаги»

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.