Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Мексиканка Арели Роблес — о любопытстве русских бабушек, воспитании детей в Петербурге и мистике Литейного проспекта

Арели Роблес переехала в Петербург в конце 90-х. Сначала они с мужем планировали вернуться в Мексику, но в итоге решили остаться, опасаясь не найти работу. Сейчас Арели преподает испанский язык в университете. Она любит бывать в РНБ и часто ходит в театр.

Мексиканка рассказывает, чем ее удивили петербургские квартиры и аэропорт, как незнакомые бабушки научили ее быть жестче и почему в России сложно растить детей.

Возраст

45 лет

Род деятельности

Преподавательница испанского языка

В Петербурге

20 лет

Я родилась и выросла в столице Мексики — Мехико. По образованию я историк, долгое время преподавала. В конце 1990-х годов я работала в Мехико и учила студентов. Там я встретила своего будущего мужа из России — тоже историка.

Мы решили два года пожить в Петербурге, чтобы мой муж закончил диссертацию. Я решила, что такой срок — совсем немного: я успею познакомиться с культурой и языком. К тому же мне всегда была интересна история СССР, а узнать ее — по своему опыту знаю — можно лишь на месте.  

В 1999 году, когда я прилетела в Петербург и только сошла с самолета, меня очень удивил аэропорт — это было Пулково-2. Всё вокруг было старым, без ремонта. Мне даже стало немного страшно.

Несмотря на первое впечатление, я привыкла к Петербургу достаточно быстро. Мне очень понравились старые здания и то, что здесь огромные территории. Конечно, таким образом отразилась моя жизнь в Мехико, где проживает около 27 миллионов человек (по статистике за 2017 год, в городе живет 9 миллионов человек, а в пределах агломерации, по данным за 2015 год, — 22 миллиона человек — прим. «Бумаги»). При этом меня удивило, что пространства на улице много, а квартиры, наоборот, маленькие.

В первое лето в Петербурге, которое все называли теплым, мне было очень холодно. На тот момент я совсем не привыкла к петербургскому климату и даже попросила свою подругу из Новосибирска дать мне теплые вещи. И ходила чуть ли не в легкой шубе.

Спустя два года мы решили не возвращаться в Мехико. Я была на втором месяце беременности и боялась, что не найду там работу. Мой муж тоже этого опасался. А в России как раз начали давать [социальную] помощь и предоставлять льготы молодым семьям за первого ребенка, чего не было в Мексике. Так что мы решили, что поживем в России еще немного, вырастим ребенка, а потом уедем. Но этого так и не произошло. И я даже рада, что живу в Петербурге — мне здесь хорошо.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Думаю, сейчас мне было бы очень сложно жить в Мехико, потому что я сильно изменилась. Например, раньше любила пить кофе, который очень распространен в Латинской Америке, а сейчас предпочитаю чай. Когда я приглашаю гостей на чай, это не как у британцев, а как у русских: все понимают, что мы еще и съедим что-то.

Конечно, были и более серьезные изменения. Здесь мой характер закалился. Я достаточно терпелива, но в России часто бывают случаи, когда необходимо показать, что ты сильнее и контролируешь ситуацию. Некоторые люди здесь пытаются тебя контролировать, потому что видят, что ты шутливая счастливая иностранка. Так что пришлось научиться быть жестче и говорить: «Нет».

На мой взгляд, в России достаточно сложно растить детей. Я часто сталкивалась с тем, что люди вокруг тебя критикуют: они считают, что лучше тебя знают, что ты должна делать со своим ребенком. Первое, что приходит в голову, — незнакомые любопытные бабушки. Они могут просто подойти и начать говорить, что ребенка так вести нельзя, что нельзя или, наоборот, можно давать конфеты. Мне кажется, это неправильно. И я научилась не обращать на них внимания, а в некоторых случаях — отвечать им.

Меня очень удивило, что у родителей из России мир крутится вокруг ребенка: когда он спит, ты ведешь себя тихо, ешь — только когда он спит. В Мексике всё устроено наоборот. Мне кажется, ребенок с ранних лет (после года) должен воспринимать окружающий мир таким, какой он есть. Конечно, нужно о нем заботиться, но не выстраивать всю жизнь вокруг капризов. 

Вообще, мексиканцы и россияне во многих аспектах разные, но это нормально. В какой-то степени я понимаю, почему русские такие, какие есть. Я это объясняю сложной историей: Первой мировой войной, революцией, Второй мировой войной, перестройкой — и, как следствие, пониманием, что здесь не всё так здорово, как представлялось. 

Кто сыграл для вас важную роль?

Конечно, мой муж — он меня всегда поддерживал. Иногда я плакала и говорила, что не понимаю, зачем мы здесь живем. Но его любовь помогала мне тогда и помогает до сих пор. 

Для меня важны и люди на улице — через них я узнавала историю страны. Первое время мне было любопытно сидеть где-нибудь и смотреть на прохожих: как они ходят, как одеты, как разговаривают друг с другом, — это очень показательно. 

Еще важную роль сыграла религия — я верующая протестантка. Сначала было очень сложно найти церковь. Тогда еще не было интернета, поэтому я попросила знакомого пастора из Мехико найти мне что-нибудь здесь. В итоге он писал письмо пастору из США, который обращался к пастору из Украины, у которого жена была из Уругвая (и поэтому она говорила на испанском), которая помогла мне здесь найти то, что нужно. На это ушло около двух лет, так как мы общались по почте. 

Сам город тоже стал важен для меня. За 20 лет Петербург очень сильно изменился. Мне даже кажется, что он вырос гораздо больше, чем Мехико: и в экономическом плане, и в плане благоустройства. Вместо того страшного аэропорта теперь красивый (Пулково — прим. «Бумаги»). Парк Победы, рядом с которым я живу, раньше считался опасным и неухоженным, а теперь это очень хорошее, благоустроенное место, по которому приятно гулять.

Что вы хотели бы перенести из своей страны в Россию?

Здесь не хватает танцев, как в Мексике. Я по ним очень скучаю. В начале нулевых был один бар, где мы собирались, но теперь он закрылся.

К тому же хочется настоящей мексиканской еды, а ее в Петербурге практически нет. Специи здесь очень сложно достать. Но мне нравится кафе Герардо Гарсиа (Don Garcia на Комендантском проспекте — прим. «Бумаги») — на мой взгляд, только там в городе делают настоящую мексиканскую еду.

Пять находок в Петербурге

  1. Литейный проспект
    Читая Гоголя и Достоевского, я представляла себе старый мистический город. И когда я попала на Литейный проспект, он больше всего был похож на то, что я воображала. Теперь я советую друзьям-[иностранцам] съездить туда.
  2. Пушкин 
    Осенью я очень люблю приезжать в Пушкин. Это очень красивое место. Разноцветные листья и холодный ветер хорошо подходят его атмосфере.
  3. Парк Победы
    Когда Парк Победы изменился, мне очень понравилось это место. Раньше я читала в газете Metro, как там крадут вещи, а я часто гуляла в этих окрестностях одна — и было страшно. Но теперь страха нет, а парк стал красивым.
  4. РНБ
    Когда я хочу отдохнуть, прихожу в РНБ. Почему-то там практически никогда не бывает людей. Там можно читать и писать, чувствуешь спокойствие. И внутри библиотека очень красивая.
  5. Классическая музыка
    Я из не очень богатой семьи, так что в Петербурге я впервые увидела балет и побывала [на концерте классической музыки]. В Мексике я слышала ее на улице, но здесь полюбила ходить в театр. Например, в Мариинский. Пытаюсь бывать на мероприятиях, связанных с искусством, минимум раз в месяц.

Зачем вы здесь?

Я всегда знала, что хочу быть преподавателем. И здесь я чувствую, что могу реализовать это в полной мере. Преподавая испанский язык студентам, я могу не только научить их грамматике, но и рассказать о культуре. Я уверена, что у моих студентов меняется отношение к Мексике после моих занятий. 

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.