Кореец Сын Й. Ли — об Эрмитаже, петербургской неторопливости и о доверии, которое в России важнее контракта

Кореец Сын Й. Ли работает в строительной компании и последние 20 лет переезжает из одной страны в другую: он жил на Филиппинах и в Сингапуре, участвовал в строительстве самого высокого здания мира в Дубае, а недавно поселился в Петербурге, где работает над проектом «Лахта Центра». Здесь Ли отдал детей в школу и мотивирует их учить русский, а сам в свободное время любит ходить в Эрмитаж. 

В партнерском материале с «Лахта Центром» кореец рассказывает, как научился в России не торопиться, чем Петербург лучше Дубая и Абу-Даби и почему ему не хватает корейских сервисов доставки.

возраст

46 лет

Род деятельности

Руководитель строительного отдела

В Петербурге

3,5 года

Я из Сеула, но последние 20 лет жил за пределами Кореи: работал на Филиппинах, в Объединенных Арабских Эмиратах, Америке, Сингапуре, а теперь здесь — в Петербурге.

Работаю на компанию, которая занимается строительным и дизайн-менеджментом. У нее заключен контракт с «Лахта Центром», поэтому меня направили сюда. Так я впервые попал в Россию.

До этого работал в Дубае на самой высокой башне мира [«Бурдж-Халифа»] — 828 м в высоту. Здорово, что пока ты участвуешь в строительстве, можешь ходить, куда угодно, но когда проект закончен — только за деньги или по приглашению. Я видел сцены с Томом Крузом в фильме «Миссия невыполнима», которые были сняты в этом здании, — мне был знаком каждый угол.

«Лахта Центр» — 462 м: по сравнению с дубайской башней он не такой большой, но, тем не менее, это самое высокое здание в Европе. Это очень масштабный и хороший проект. Заказчик возглавляет проект, выделяет на него деньги, но он не специализируется на строительстве и дизайне, поэтому мы координируем эти процессы.

Чему вас научила Россия?

Корея была разделена на Северную и Южную в 1953 году — после Корейской войны. Я родился в 1972 году, и всё время школа учила меня тому, что коммунисты — наши враги и у нас нет с ними никаких взаимоотношений. Потом в 1991 году произошла перестройка, Советский Союз стал Россией, границы открылись. Но это восприятие врагов сохранилось.

Когда я приехал сюда в 43 года, знал о России из интернета и телевидения, но всё равно боялся и не знал, что со мной здесь произойдет. Но после того как я начал работать здесь, понял, что многое в России ничем не отличается от других стран, а что-то — даже лучше.

В какой-то статье я читал, что русские не улыбаются, что они очень строгие, что это закрытое общество. Но когда я общаюсь с нашими сотрудниками, с заказчиком или даже на рынке или улице, люди очень добрые.

Мои друзья спрашивали: достаточно ли у меня еды, нормальный ли транспорт, опасно ли здесь. Но я не вижу никаких препятствий, чтобы здесь жить. Не считая погоды: особенно в Петербурге в этом плане это очень тяжело. Раньше я жил в жарких странах, и здесь мне было очень холодно, но к этому привыкаешь.

Я работаю в строительном бизнесе, а это значит, что время и бюджет всегда ограничены. Поэтому нужно всё делать быстро — таким был мой образ жизни: много работаю, часто по 12 часов в день, чтобы закончить все дела. Но в России вещи не могут делаться так быстро. Особенно когда попадаешь в государственные структуры — например, миграционный отдел или полицию — и застреваешь там. Поэтому в России я научился иногда снижать скорость.

Кроме того, в России очень важно доверие. Конечно, документы тоже имеют значение, но если люди не доверяют друг другу, мне кажется, контракт не будет их беспокоить — они просто не станут работать вместе. Если вы не доверяете друг другу, бизнес не работает.

Кто сыграл для вас важную роль?

Вначале я приехал в Петербург один и должен был найти дом для своей семьи, школу для детей. Так как у меня здесь никого не было, приходилось просить людей с работы помочь с переводом. Во многом они мне помогли, но в конечном итоге всё приходилось делать самостоятельно.

Детей отправил в частную школу: с общеобразовательной было бы сложно, потому что они совсем не говорили по-русски — только по-английски. Но сейчас оба моих ребенка свободно говорят на русском. Мой сын даже сдал ОГЭ — теперь он в 10-м классе и готовится к ЕГЭ в следующем году. Хотя если я уеду, вряд ли он сможет учиться здесь в вузе — возможно, будем искать университет в Германии или Америке.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Петербург?

Перенес бы некоторые удобства. В Корее очень хорошо работает доставка: вы в один клик покупаете что-то на сайте, и вам самое позднее через два дня доставят товар прямо к двери. И это очень дешево. В России, чтобы получить доставку, иногда нужно идти в какое-то место или долго ждать.

В Корее уже не так часто ходят в торговые центры, а покупают в интернете — даже еду. Так как многие люди сейчас живут одни, им проще заказать небольшое количество продуктов на одну порцию вместо того, чтобы идти в супермаркет и брать там, допустим, целый мешок морковки, который потом будет просто валяться в холодильнике.

Перенес бы, конечно, еду. Не настаиваю на корейской кухне, но здесь в целом не такой большой выбор — думаю, из-за ситуации с импортом. Например, я люблю морепродукты или сырую рыбу: в России можно найти сашими, но выбор небольшой. В Корее же выбор сырой рыбы огромный. Но я могу жить без этого — не проблема.

Еще медицинский сервис. В первую очередь здесь у меня возникают проблемы с коммуникацией: даже когда в больницу приходят носители языка, бывает тяжело понять медицинские термины. Я ходил в больницу для иностранцев, но это было очень дорого. Для многих [экспатов из Кореи] это проблема, и они скорее слетают полечиться в Корею, потому что там система здравоохранения очень удобная.

Пять находок в Петербурге

1.

Интерес к истории и культуре

В Петербурге жители как экскурсоводы: они знают всё. Петербуржцы знают свою историю и культуру и гордятся этим. У меня был абонемент в Эрмитаж — я посещал его больше 30 раз. И там видел много школьников, которые просто сидят на полу и слушают, как преподаватель рассказывает им про искусство. На меня это произвело сильное впечатление.

2.

Архитектура

Этот город был построен в XVIII веке, и каждая улица, каждый угол выглядят не искусственно, а тепло и знакомо. Это сильно отличается от Москвы.

3.

Близость к Европе

Петербург совсем рядом с Европой: всего за три часа езды можно добраться до Финляндии. Корея же находится отсюда совсем далеко; зато из Сеула ходят паромы во Владивосток.

4.

Общение с местными жителями

Поверьте, этот город лучше, чем Дубай или Абу-Даби. Здесь чувствуешь, что живешь вместе с людьми, можешь с ними взаимодействовать — даже в общественном транспорте и ресторанах. В Дубае и Абу-Даби взаимодействуешь с деньгами. Если они есть, можешь наслаждаться городом, если нет — приходится жить очень далеко, в промышленных районах.

5.

Любовь к путешествиям

Русские очень любят путешествовать — я был удивлен. По закону здесь отпуск 28 дней, и я никогда не видел, чтобы наши сотрудники проводили его, оставаясь дома в Петербурге. Каждый год они уезжают за границу или путешествуют по России.

Зачем вы здесь?

Я больше 20 лет работаю на одну компанию, которая говорит мне, на каком проекте работать. Пока не знаю, куда поеду дальше. Раньше мне нравился такой образ жизни, но сейчас, когда дети выросли, мне кажется, что пора остановиться. Потому что для них это непросто: два года в одной школе, еще три — в другой. Как родителю мне их очень жаль, и я пытаюсь мотивировать их учить язык. Но это моя работа: мне надо обеспечивать семью.

Конечно, если бы я понял, что жизнь здесь меня не устраивает, мог бы пожаловаться и попросить перевести меня. Но я этого не сделал. Это значит, что хочу остаться здесь, пока проект не будет закончен. Если у нас появится новый проект в Петербурге, то я останусь дольше. Был в Москве, Волгограде, Выборге, Челябинске, и если бы мне надо было выбирать, в каком городе остаться, я бы выбрал Петербург.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Экспаты
Индонезийка Деви Инда Курниасих — об угрюмости петербуржцев, военных праздниках и холодной зиме
Иранец Сина Норузпур — о нелюбви русских к спорам, красоте петербургского метро и тишине на улицах
Аргентинец Карлос Д‘Онофрио — о работе в Мариинском театре, русской меланхолии и любви к петербургской весне
Финн Юри Хоффрен — о русской спонтанности, книгах Гоголя и финской сауне в Петербурге
Американец Мэтт Куинлэн — об упрямстве русских, видеороликах в маршрутке и помощи от незнакомых людей
Новые тексты «Бумаги»
На «Бумаге» — премьера клипа «Научи меня жить» от группы «Простывший пассажир трамвая № 7»
От хюгге-кэмпа до экофермы: блогеры рекомендуют необычные места для путешествия по Ленобласти
Чем технология 5G будет полезна экономике и почему вокруг нее столько страхов? Рассказывает кандидат технических наук
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды
Как проходило голосование по поправкам в Петербурге: вбросы бюллетеней, коронавирус у членов комиссий и участки во дворах
Вторая волна коронавируса
В Петербурге выросло число госпитализаций в коронавирусные стационары — на 9,2 %. За неделю в больницы поступили 5465 пациентов
Власти Петербурга проверят соблюдение ограничений по COVID-19 на концерте Басты. Накануне прошло второе выступление музыканта
Как растет число заболевших и умерших из-за коронавируса в Петербурге — показываем на графиках
В «Ледовом дворце» заявили, что петербургский концерт Басты с тысячами посетителей прошел без нарушений
Смольный и Роспотребнадзор ворвались на вечер джаза в петербургском «Люмьер-холле». Власти говорят, что мероприятие не было согласовано
Подкасты «Бумаги»
«Прошлое бабушек и дедушек я представляю черно-белым». Говорим про семейные истории с журналистом Александром Борзенко
«Это не продажа компетенций, а обмен энергией». Как профессионалы бесплатно помогают другим своими навыками — от стрижек до консультаций психолога
«Изменения климата уже за окном — мы просто не замечаем». Стало ли больше погодных аномалий и как остановить потепление — рассказываем в подкасте
«Если человек бежит в 90 лет — почему не бежать?». Как с возрастом меняется наше отношение к здоровью и трудно ли оставаться активным
«В обычных школах выбор отсутствует как факт». Зачем родители переводят детей на домашнее обучение и в альтернативные школы
Коллеги «Бумаги»
О народе в Ленинградской области, которого «как бы и нет»
Как коронавирус шел по системе ФСИН — исследование «Зоны права»
В московских школах из-за ковида пожилых учителей заменят студентами
Утрата памятников архитектуры
КГИОП назвал обрушение крыши корпуса завода «Красный треугольник» преступлением. Комитет требует провести противоаварийные работы
В Петербурге обвалилась крыша одного из корпусов «Красного треугольника». Ранее мародеры срезали поддерживающие металлоконструкции, сообщают активисты
Как в ближайшие годы изменятся Выборг и Ивангород и почему в Ленобласти нельзя отреставрировать все разрушенные дома? Интервью с главой нового комитета по охране памятников
Кронштадтский суд оштрафовал Минобороны из-за повреждения здания Служительского флигеля. Его построили в XVIII веке
В квартире на Васильевском острове обрушился потолок, из здания эвакуировали 15 человек. Обновлено
Конфликт баров и жителей Рубинштейна
Суд постановил закрыть бар Commode на Рубинштейна. Сооснователь говорит, что «видел много постановлений»
Улица Рубинштейна будет пешеходной в выходные только ночью. В праздники — целый день
Улица Рубинштейна официально станет пешеходной по выходным и в праздники с 20 октября
За порядком на Рубинштейна теперь следит союз владельцев баров: они наняли ЧОП и запустили «горячую линию». Но местные жители считают, что это не защитит их права
На Рубинштейна постоянно проходят уличные вечеринки, где веселятся сотни людей. Местные жители жалуются на шум, а полиция устраивает рейды

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.