20 июня 2018
Герои рубрики «Идеи» — это люди, получившие уникальный опыт благодаря собственным усилиям. Они рассказывают о том, как прошли путь от задумки до реализации, чему научились и как завершился их проект.

Ездить по регионам России, учить школьников программированию и сделать с ними сайт о селе Глазок, где живет 500 человек

Год назад петербуржец Александр Братчиков вместе с коллегами-программистами организовал проект дополнительного образования «Кружок». Команда ездит по городам, селам и деревням и учит детей веб-разработке. Один из самых известных сайтов, созданных при участии «Кружка», посвящен селу Глазок в Тамбовской области, где живет 500 человек.

Братчиков рассказал «Бумаге», как появилась идея учить школьников в регионах кодингу, удается ли совмещать проект с основной работой, как к инициативе относятся в регионах и продолжают ли дети программировать после окончания их недельного курса.

Александр Братчиков

Идея

Я родился в небольшом городе Воткинске в Удмуртской Республике. Школу и университет закончил в Петербурге, но в Воткинск приезжаю раз или два в год — к бабушке с дедушкой.

На рынке дополнительного образования в Москве и Питере большой выбор, детям много чем можно заняться и много как расширить свой кругозор. В Воткинске ничего такого нет. И я думал, раз приезжаю сюда на две недели в год, может, стоит провести какой-то бесплатный курс для детей.

Думал об этом с полгода до того момента, как мой друг Сергей Нугаев (сооснователь «Кружка» — прим. «Бумаги»), с которым мы работали в Moscow Coding School, приехал в Питер и сказал, что у него есть такая же мысль: попытаться прочитать в регионах программы обучения кодингу и устроить что-то вроде турне.

10 мая стало точкой, когда появилась идея «Кружка», то есть проекту уже больше года. Без какого-то бизнес-плана и четкого понимания, как мы это будем делать, просто написали пост в фейсбуке: «Друзья из регионов, откликнитесь, есть идея сделать такое. Кто может помочь организовать?».

Первым городом турне в итоге стал родной Воткинск. В августе 2017 года мы приехали туда командой из шести человек и провели первую пилотную семидневную школу, наступив на кучу всяких граблей.

Тур — это подпроект «Кружка», он рассчитан на десять городов. Столько мы решили проехать за учебный год и лето. Мы уже побывали в восьми, впереди еще два.

Подготовка

Для начала решили собрать команду ребят, которые работали с нами в Moscow Coding School. Стали подводить работу под большую идею и концепцию о том, что дополнительное образование должно быть доступным, разрабатывали учебную программу. Каждый из нас занимался разными вещами: методикой, робототехникой, веб-разработкой, программированием на Python.

Мы решили взять по чуть-чуть от каждой компетенции и первую программу сделали винегретом. Тогда нам казалось, что это круто. Потому что первоначальная концепция была такая: развитие технологического кругозора детей.

Но большая часть работы — это еще и организация обучения на месте. Потому что, когда ты находишься за 3 тысячи км от места, где планируешь провести курсы, довольно сложно всё продумать, если там у тебя нет активного человека. В Воткинске найти помещение и собрать группу учеников мне помогла родственница. И это тоже оказалось непросто, потому что первый курс мы проводили не на базе школы, а просто собирали людей по всему городу.

Параллельно мы нашли оператора, потому что тогда уже задумали снимать кино (первый короткометражный фильм о «Кружке» вышел в конце мая 2018 года — прим. «Бумаги»).

Поездки по городам и селам

Первая поездка получилась самой дорогой — 80 тысяч рублей. В эту сумму вошли билеты, жилье, печать мерча: футболок и плакатов, которые мы развешивали по городу. Воткинск — самый далекий город из всех, куда мы ездили. Жилье было относительно дешевым по меркам Москвы и Питера, но мы жили в однокомнатной квартире вшестером. Это порождало всякие бытовые неприятности.

Потом мы старались оптимизировать расходы: вписываться к кому-то пожить, плюс большинство городов были не такими далекими и ездили мы уже меньшим составом. Сначала мы пытались выбить финансирование: тогда казалось, что какая-то компания должна нам сразу дать денег, потому что «Кружок» — такой социально красивый проект. Но в итоге первые три поездки — Воткинск, Вязьма и Калуга — мы оплачивали сами.

Сейчас компания, в которой я работаю, начала ежемесячно поддерживать нас определенной суммой. Но это не та сумма, чтобы платить работникам «Кружка» зарплаты. Все по-прежнему работают за идею и совмещают «Кружок» с работой. С двух до шести мы проводим занятия с детьми. А с утра до двух и с шести до девяти вечера работаем.

7 человек

в команде «Кружка»

10 локаций

в туре

80 тысяч рублей

затратили на первую поездку

7 дней

длится учебная программа

8 населенных пунктов

уже провели курсы

1 год

существует проект «Кружок»

Мы начинаем преподавать программу по веб-разработке с HTML и CSS. Это вещи, которые очень легко познать новичку. И здесь самый короткий путь до визуального результата. Ты написал какой-то код и сразу же видишь его в браузере. Считается, что это лучший вариант для новичков в плане поддержания их мотивации.

Большая часть обучения — это создание проекта командами учеников. До села Глазок в Тамбовской области — то есть в первых трех городах — каждая команда делала свой проект отдельно. Но в Глазке выяснилось, что все дети так или иначе хотят сделать сайт про свое село, где живут 500 человек (вместе с «Кружком» школьники создали сайт под лозунгом «Посмотри хоть одним глазком» — прим. «Бумаги»). И в итоге все делали один проект, но каждая команда выполняла отдельный раздел внутри сайта. И именно этот проект вызвал интерес публики. С тех пор мы стараемся делать один проект о какой-то локальной особенности.

Некоторые проекты порождают изменения. Например, со школьниками мы делали сайт про деревню Сардаял. Один из разделов назывался «Жизнь без интернета», потому что там реально очень плохой интернет. Однажды нам пришлось поехать в соседнее село, чтобы поймать 3G. И дети сделали карточку об этой проблеме: кто-то без интернета не может заниматься английским, у кого-то свой блог на ютьюбе, но его сложно вести без интернета. И сейчас «Ростелеком» активно общается с директором школы этой деревни насчет того, чтобы интернет там стал нормальным и стабильным. Думаю, мы эту тему додавим.

Скриншот из короткометражного фильма «Кружок»

Было бы нечестно уезжать из города и обрывать всю связь с детьми. У нас есть чат с каждым из городов и общий чат со школьниками из всех городов и деревень, где мы были. Приезжая в каждый, мы устраиваем телемост между другими локациями, и дети начинают задавать друг другу вопросы вообще обо всем.

Не скажу, что работа с продолжением проекта [после нашего отъезда] всегда идет круто и стабильно. Но мы стараемся устраивать какие-то движухи: провести конкурс, дать задание. Есть, например, Коля из Вязьмы, где мы были в сентябре 2017 года. Он продолжает делать проекты, присылает код, чтобы мы его проверили. И делает уже сложные проекты, которым мы не обучали на курсе.

В Сардаяле в этом августе мы делаем локальный культурно-музыкальный фестиваль. Директор школы сказала нам, что всегда мечтала сделать что-то такое, чтобы к ним приехали люди из других мест, поэтому предложили сделать фестиваль. Сейчас разрабатываем концепцию, но уже есть лайн-ап музыкантов, с которыми мы общаемся.

Риски

Сейчас мы с Сережей по большей части ездим вдвоем. Очень важно, чтобы мы были в каком-то нормальном настроении, чтобы преподавать детям, чтобы как-то мотивировать их узнавать многое. А поскольку мы по-прежнему вынуждены совмещать это с основной работой, периодически происходит так: накапливается стресс, приходишь с ним на курс, и он может передаться аудитории.

Никогда не бывает такого, что кто-то один ездит в поездки. Потому что если человек заболеет и будет себя плохо чувствовать, если у него будет какая-то жесть на работе, то можно считать, что поездка выдалась не очень. Наверное, это самый большой риск в плане тура. Например, в последней поездке Сережа сильно заболел, а у меня было очень много работы, возникал перегруз — и эмоциональный, и физический.

За время поездок было несколько кейсов, которые касались людей более старшего поколения в школах. Они не очень понимали, кто мы такие, потому что у нас нет никакой бумажки, никакой образовательной лицензии. А людям, которые привыкли к бюрократии, такая бумага нужна. И из-за этого возникало недопонимание. Но с местными такого не было. Люди в глубинке России очень гостеприимны, если ты открыт.

Опыт

Когда мы только задумали «Кружок», у нас не было уверенности, что это кому-то нужно. Во время нашей первой поездки именно в село — в Глазок — мы очень сомневались, это был эксперимент. Люди вокруг говорили: «Вы поедете в село и будете учить детей кодингу, реально? Они там, наверное, доят коров, им вообще не до этого». Как оказалось, школьникам интересно узнавать о программировании. Но мы для себя поняли такую вещь: даже если приедем в село и окажется, что там кодинг никому не нужен, это не повод не дать детям в селе о такой возможности узнать.

После каждой поездки мы всё больше укрепляемся во мнении, что такая штука, как «Кружок», в России нужна. Но проект отнимает много сил и времени, невозможно работать долго на чистом альтруизме. Сейчас мы ищем более стабильную модель: с привлечением и средств, и ресурсов других людей.

Нам хочется, чтобы это был не просто проект, который быстро загнется, потому что мы не нашли пути, как его можно стабильно развивать, а чтобы это была история, которая реально влияет на российский контекст.

Мы поняли, что идея «Кружка» во многом не только про образование, но и про просвещение, про рассказ о местах, о которых раньше в России никто не слышал. Получается, что все проекты, которые мы сейчас делаем с детьми, — это медиа, которые показывают, как люди живут в глубинке, ведь мало кто об этом знает.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Читайте еще
Установить в Петербурге 26 новых табличек с названиями мостов вместо жестяных указателей с ошибками и привлечь к работе Артемия Лебедева
Бросить работу юриста ради собственного производства сидра и продавать его в Берлине. История «Токсовской сидрерии»
Работать барменом на Шпицбергене, покупать сахар по талонам и со всем поселком встречать рассвет после полярной ночи
Конфликт на Петровской косе
Что известно о будущем Речного яхт-клуба и Петровской косы. Яхтсменов выселили в разгар сезона, им негде швартоваться
«Нет консенсуса, нет договоренностей, нет развития». Что будет с речным яхт-клубом и что сейчас происходит на Петровской косе
Глава Ленинградской федерации профсоюзов подтвердил выселение речного яхт-клуба с Петровской косы. Там срезают понтоны, суда вынесут на сушу
Приставы пришли в яхт-клуб на Петровской косе и срезали трапы, ведущие к судам
Яхт-клуб на Петровской косе — последнее место в Петербурге для бюджетного яхтинга. Что известно о будущем территории, за которую борются застройщики, профсоюзы, спортсмены и город
Поддержка независимых театров
Сколько на самом деле стоит один поход на спектакль? Режиссер Семен Александровский рассуждает, почему бюджету выгодны частные театры
Более 20 независимых театров Петербурга не получили господдержку после пандемии: некоторым грозит закрытие. Десятки миллионов достались патриотическим фестивалям
Независимым театрам Петербурга обещают выделить субсидии в конце августа, заявила член комиссии
Независимые театры пожаловались, что остались без субсидий во время пандемии. Смольный запустил второй этап конкурса на финансирование
Коллеги «Бумаги»
Как ростовские наркополицейские бежали в Украину и задумались о карьере правозащитников
Как приговор по делу Юрия Дмитриева изменит Россию и нас
История отца Сергия, захватившего монастырь
Смягчение режима самоизоляции
Петербургские суды зарегистрировали больше 600 дел об отсутствии СИЗ за июль. Протоколы составляли в том числе на горожан, которые ели шаверму без маски
В Петербурге открылись визовые центры десяти стран ЕС
Беглов поручил подготовить театры к открытию в сентябре
МФЦ в Петербурге снова начали работать без предварительной записи
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
Закон о «наливайках»
Автор закона о «наливайках» объяснил, почему площадь баров ограничили 50 метрами. Так депутаты борются с заведениями в хрущевках
Беглов призвал до 2021 года изменить закон о «наливайках» в интересах предпринимателей и жителей. Вот как он объяснил подписание «непроработанного» законопроекта
«Принятие закона о „наливайках“ — поспешность отдельных депутатов». Александр Беглов заявил, что в закон внесут изменения
В Петербурге прошло первое заседание рабочей группы по закону о «наливайках». На нем предложили создать особые правила для баров в исторических домах
Мой любимый бар закроется? Там перестанут продавать алкоголь? Отвечаем на главные вопросы про закон о «наливайках»
Снос хрущевок в Петербурге
Какие хрущевки готовятся снести в Петербурге, куда переселяют жильцов и почему проект реновации затянулся на 10 лет?
Как в Сосновой Поляне сносят первую хрущевку по программе реновации. Демонтаж продлится несколько дней
В Петербурге возобновляется программа реновации — первыми сносят дома в Красносельском районе. Что об этом известно
В Петербурге начали сносить первую расселенную хрущевку по программе реновации
Жители попавших под реновацию кварталов смогут переехать в другие районы
Лето в Петербурге
Театр, похожий на космический корабль, старинные церкви и медовуха в купеческом доме. Приезжайте в Великий Новгород
Как долго в Петербурге продлятся дожди и ждать ли лета в августе? Рассказывает главный синоптик города
Во время пандемии центр Петербурга превратился в один большой рейв. Почему одни в восторге от вечеринок на Конюшенной и Рубинштейна, а других это бесит
В Петербурге прошел ливень. Конечно же, улицы по всему городу затопило, а машины «плыли» по дорогам
Сотни людей на набережных, разведенные мосты и военные корабли: как в Петербурге прошел парад в честь Дня ВМФ
Озеленение Петербурга
Жители Петроградского района намерены вернуть виноград, сорванный ветром с дома на Лизы Чайкиной. Вот как они это сделают
С дома на Лизы Чайкиной сорвало виноград, много лет покрывавший половину стены. Местные жители планируют вернуть растение на место
На парковке на Марата на один вечер создали зону отдыха со стульями и растениями в горшках. Вот как она выглядела
На Чкаловском проспекте появился прицеп со скамейкой и растениями. Небольшую зону отдыха оборудовали активисты
Сквер Виктора Цоя начали благоустраивать — там стелют газон и красят здания. Работы связывают со скорым приездом Беглова

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.