26 сентября 2019

Как выглядит экзорцизм в XXI веке? Истории трех петербурженок, которые годами борются с бесами

В 2019 году россияне продолжают верить в бесов: они ездят на отчитки в церковь и ходят на индивидуальные сеансы экзорцизма. Иногда борьба с подселенцами длится годами и даже десятилетиями. При этом среди медицинских специалистов есть те, кто не исключает, что люди могут быть одержимыми, а некоторые священники борются с духами в паре с психиатрами.

«Бумага» побывала на сеансе изгнания злых духов и поговорила со священнослужителями-экзорцистами и их подопечными. В нашем подробном материале читайте, почему петербуржцы верят в бесов, как избавляются от демонов и чего им это стоит.

Основные тезисы текста

1. Процедура изгнания бесов может проходить в церкви и быть направлена сразу на несколько десятков человек. Но бывают и индивидуальные сеансы экзорцизма.

2. Некоторые священники-экзорцисты сперва отправляют одержимых к медицинским специалистам. Есть врачи, которые верят в бесов, и есть те, кто считает экзорцизм плацебо и оккультистской практикой.

3. Петербурженка Ева сменила имя, потому что в ней жила душа другой женщины. Теперь ей легче и она отправляет на отчитки своих родных и друзей.

4. Бесы могут вернуться — так случилось с петербурженкой Анастасией. На борьбу с подселенцами могут уйти годы и тысячи рублей — некоторые экзорцисты работают за деньги. 

5. У некоторых одержимых так и не получается избавиться от бесов. Например, петербурженка Елена борется со своим демоном уже 40 лет.

6. Экзорцисты могут работать в паре с психиатрами. У священников есть техники, помогающие отличить болезнь от одержимости. Кто-то считает, что через бесов можно прийти к богу

Как выглядит изгнание бесов в церкви

Храм святых апостолов Петра и Павла по пятницам одно из самых популярных мест в Сергиевом Посаде. В полдень здесь начинается отчитка — из людей изгоняют злых духов и бесов. В массовой культуре обряд изгнания называют экзорцизмом, но священнослужители это слово не используют. В православном сообществе этот процесс называют отчиткой, чином изгнания злых духов или молебном о недужных.

Отчитка в Сергиевом Посаде проходит три раза в неделю: по пятницам, субботам и воскресеньям. В пятницу, 5 июля, за полчаса до начала в храме уже полно людей. Пожилые женщины и дети устроились на лавках в центре одного из помещений, остальные стоят вдоль стен. Публика очень разная: молодые семьи с детьми, парни в свитшотах, ухоженные женщины за 40. Есть и пенсионеры, но их не так много.

Молодой батюшка читает псалмы, через 20 минут к собравшимся выходит архимандрит Герман Чесноков. Долгое время Герман был единственным священником в России, которому РПЦ официально разрешила проводить отчитки. Чин изгнания начинается с проповеди, в которой Чесноков поясняет, откуда в людях вообще берутся демоны и бесы:

— Все мы хотим видеть солнце, море и горы, но для того чтобы видеть, нужно жить по Закону Божьему. А Закон Божий не все знают, и у нас Закону Божьему государство сейчас не учит. Иисус посылает демонов как бич, чтобы наказывать им грешников. Они овладевают теми, кто блудит, курит и пьет.

Демонизм всегда влияет на здоровье человека, утверждает архимандрит: у одержимого поднимается давление, возникают проблемы с сердцем, астма, закупориваются поры — особенно у женщин.

Спасение от демонов и нечистых сил — праведный образ жизни и молитвы, заключает священник. Поэтому, говорит он, сейчас собравшиеся будут 40 минут молиться.

Иллюстрации: Анна Кулакова / «Бумага»

Отец Герман рассказывал, что людей на отчитку иногда привозят в цепях, одержимые рычат, каркают, бьются в судорогах и плачах. Однако этот чин проходит разочаровывающе спокойно. Некоторые даже мирно дремали на лавках. Только девочка лет семи вскрикнула в начале молебна и прикусила себе запястье, миниатюрная женщина в белом платке все два часа вздрагивала от подавляемых рыданий и рослый мужчина в обтягивающей черной футболке будто бы впал в транс и начал раскачиваться, а еще резко вздрагивал каждый раз, когда архимандрит поднимал в воздух серебряный крест.

В последние полчаса посетители отчитки утомились, начали переговариваться, и в помещении повис гул. Сквозь толпу протискивались священнослужители — мазали собравшихся елеем.

После молитвы посетители храма деловито выстроились в очереди: кто-то — переговорить с архимандритом, кто-то за освященным подсолнечным маслом. Некоторые помогали расставлять скамьи после молебна.

Бесов изгоняют не только в Сергиевом Посаде. В 2016-м издание «Такие дела» писало об иеромонахе и бывшем рок-музыканте Владимире Гусеве. Он основал благотворительный фонд социального служения «Покров», при котором действует одноименный паломнический центр. Гусев регулярно проводит отчитки в поселке Михайловское Орловской области. В отличие от бесплатного чина изгнания в Сергиевом Посаде, услуги Гусева платные. Паломническая поездка в составе группы стоит 6500 рублей. Есть и индивидуальные четырехдневные встречи в Москве, в 2016 году они стоили 8 тысяч рублей.

В группе «Покрова» благодарные паломники рассказывают, как регулярные отчитки помогли им излечиться от болезней, вернуть смысл жизни и внутреннее спокойствие. Свои недуги они связывают именно с присутствием в теле злых духов. «Такие дела» опубликовали запись скрытой камерой обряда изгнания, проводимого Гусевым. На протяжении трех с половиной минут люди на записи рычат и истошно кричат «Подохни!»

«Больной заменяет лекарства молитвами». Что об экзорцизме думают психиатры и религиоведы

Иеромонах Парфений, помощник игумена Валаамского монастыря, рассказал «Бумаге», что бурная реакция — совсем не обязательно показатель одержимости. Сам иеромонах отчиток не проводил, но несколько раз помогал на индивидуальном чине изгнания:

— Кликушество — это заболевание психики, а не одержимость. Люди начинают кричать, чтобы привлечь внимание к себе, их сразу хватают, кропят водичкой родственники, родители, муж. Я на таких даже не обращаю внимание. Это пациенты психоневрологического диспансера.

По мнению иеромонаха, близкой к реальной отчитка показана в фильме «Обряд» с Энтони Хопкинсом.

Священнослужитель объясняет: одержимость — это вселение в человека разумной сущности, которая начинает им овладевать. Человек не может поступать осознанно и в моменты обострения способен сотворить что угодно. А когда придет в себя, даже не будет помнить, что сделал.

— Сущность [проявляется], когда дети, например, говорят взрослыми голосами или женщины начинают говорить басом мужским. <…> [Одержимый] может общаться на языке, которого не знает, может видеть близлежащее будущее.

Чин отчитки, отмечает иеромонах, — индивидуальный. Священник должен проводить его один на один с обратившимся, а не перед толпой, как это происходит в Сергиевом Посаде и в центре «Покров». Иеромонах считает это неправильным и отмечает, что сама православная отчитка — не совсем норма:

— У нас есть такие таинства, как исповедь, причастие, соборование, — нужно прибегать к ним. Если человек воцерковленный и знает, во что верит и почему верит, такие люди больше находятся под божьей защитой.

Причиной появления духов может быть нарушение духовных законов самим человеком, либо грехи родителей, перечисляет иеромонах Парфений. Для примера он рассказывает о случае из собственной практики: в мальчика вселился дух, когда его отец стал экстрасенсом. И чем большего успеха достигал отец, тем хуже становилось сыну: он не мог зайти в церковь, проявлял агрессию, вел разгульный образ жизни.

Священнослужитель подчеркивает: обратившемуся с жалобой на одержимость сперва нужно посетить врачей. Медики должны убедиться, что его состояние и поведение не обусловлено психическими расстройствами. Но сам Парфений отправляет к врачам не всех:

— Во-первых, у меня уже есть опыт. Во-вторых, я учусь на психолога. И есть церковные тесты на предмет того, одержим человек или нет. <…> Святая вода и святые мощи — вот духовные тесты. Одержимые на эти тесты реагируют агрессивно.

В 2017 году патриарх Кирилл говорил, что изгнание бесов помогает людям с психическими заболеваниями. По его словам, «специалисты в области психиатрии сталкиваются порой с такими психическими явлениями, которые нельзя объяснить болезнью». Мнения специалистов, которых СМИ просили прокомментировать слова патриарха, разделились: кто-то счел отчитку средневековой практикой, а кто-то признал, что в некоторых случаях она нужна.

Так, главный психиатр Петербурга Александр Сафронов говорил, что в научном центре института психиатрии РАН есть лаборатория, которая занимается исключительно вопросами взаимодействия официальной психиатрии и РПЦ, «поскольку очень много пересечений, что совершенно очевидно».

Профессор психиатрии Александр Коцюбинский рассказал, что одержимость — это часть невротических расстройств, истерии и нарциссизма, а также эпилепсии, биполярного расстройства и шизофрении. Он назвал высказывание патриарха «негативным для психпрофилактики». Коцюбинский сравнил эффективность экзорцизма с плацебо и заявил, что обряд может нанести вред:

— Человек, полагающий, что он одержим бесами, полностью снимает с себя ответственность за свое лечение, в то время как лечение психически больного — это всегда совместный труд врача и пациента. Помимо этого, экзорцизм препятствует своевременному началу лечения, поскольку создает у больных неверное представление о природе расстройства. В итоге больной не принимает необходимые лекарства, заменяя их молитвами или сеансами экзорцизма, оказывается во власти несведущих в области медицины и попросту мракобесных во взглядах на медикаментозное лечение и на психиатрию в целом попов.

Иеромонах Парфений согласен, что отчитка не панацея и иногда может навредить.

А религиовед Борис Кнорре считает, что чин изгнания близок к магическим практикам, с которыми борется церковь: «Сам по себе механизм обнаружения „порчи“ в православных центрах имеет сходства с оккультно-магическими традициями, предлагающими услуги по снятию сглаза. В какой-то степени экзорцизм выступает как механизм монополизации и имплантации магических методов „снятия сглаза“ в церковное пространство».

«Я тогда и я сейчас — это два разных человека». Как изгнание сущности изменило жизнь петербурженки

Когда Ольге Чадаевой было 14 лет, она решила сменить имя. Девушка хотела этого с детства: говорит, что когда слыша свое имя, она испытывала сильную боль в груди. Родители Ольги считали это желание блажью, но согласие на смену имени дали. А вот в Загсе в родном городе Сарапул ей тогда отказали.

Несколько лет назад, уже в Петербурге, Чадаева всё же сменила имя, теперь ее зовут Ева. Сейчас ей 43 года, но выглядит она моложе. Постоянно улыбается, охотно говорит о себе и резво на высоких каблуках перемещается по своему косметологическому кабинету. На стене висят дипломы: часть из них вручали еще Ольге, остальные Евангелинне. Полную версию нового имени она выбрала вместе с астрологом-нумерологом, который посоветовал ей добавить еще одну «н» — чтобы добиться необходимого количества букв.

Три года назад женщина говорит, что узнала, почему собственное имя вызывало у нее отторжение. В ней с рождения сидел дух женщины Ольги — коллеги отца, тайно в него влюбленной. Ева узнала об этом во время «чистки» у пастора пресвитерианской церкви «Ковчег» в Кронштадте Анатолия Чепурного. Петербурженка до сих пор обращается к нему, чтобы изгнать духов:

— На третьем сеансе он [пастор] сказал: «Поднимись». И спросил, кто поднялся: дух или человек. Человек. «Как зовут?» Ольга. Он задает следующий вопрос: «Сколько тебе лет». 62. Но я же знаю, что мне не 62! «По какому праву ты находишься в теле Евы?» Она, душа, начинает рассказывать, и я всё понимаю. Мой папа был начальником цеха на заводе, у него работали две молоденькие практикантки: Света и Оля. Мою сестру звали Светой, а меня папа подсознательно назвал в честь той женщины.

Ева рассказывает, что во время сеанса ее «подключили к потоку»: она будто стояла в центре трубы, а сверху был направлен луч света. Говорила она не своим голосом. Душа Ольги рассказала, что влюбилась в отца Евы, но после рождения второй дочки потеряла надежду и возненавидела ребенка. Во время чистки, говорит Ева, она падала в обмороки, плакала, ее тошнило, а когда душа Ольги вышла из нее, тело ломило, Еве было больно.

Женщина полагает, что именно из-за души молодой практикантки у нее не складывались отношения с мужчинами. Но сейчас, считает Ева, ситуация меняется.

Анатолий Чепурной, отчитывавший Еву, рассказал «Бумаге», что проводит подобные сеансы (в пресвитерианской церкви их называют служением освобождению — прим. «Бумаги») сутки через трое. Он приходит в церковь рано утром и может закончить работу около двух ночи — слишком много желающих избавиться от духов:

— Демоны — высшая стадия, бесы — низшая стадия духовных существ. Они ненавидят людей, их задача просто убивать человека, разрушать семьи, доводить до самоубийства.

Чепурной рассказывает, что приходившие к нему люди исцелялись от тяжелых болезней, воссоединялись с родственниками, чувствовали себя счастливыми.

— Я тогда и я сейчас — это два разных человека, — рассуждает Ева о сеансах у пастора. — Сейчас я желаю людям только хорошего, мои мысли в основном чистые. Это заслуга чистки и убирания всех сущностей, которые на меня влияли и [всё еще] иногда влияют.

Пастор помог Еве избавиться от духа неуверенности в себе. Женщина признается, что психологи не смогли помочь ей справиться с комплексами, и она даже консультировалась с пластическими хирургами — хотела увеличить грудь. Но после обряда полностью приняла себя и свое тело.

— Служа людям много лет, я заметил, что для господа есть важный грех — нелюбовь человека к себе. Например, когда человек называет себя дурой или дураком, это тоже бес. Он поселяется в копчик и вызывает болезнь, разрушение тазобедренных суставов и рак костного мозга, — поясняет Чепурной.

Бесы и входят в человека в том числе из-за родовог�� проклятия, говорит Чепурной, — и неважно, как давно кто-то из предков совершил грех. Так, пастору удалось изгнать из Евы «духа ревности», который поселился в ее роду, по словам Чепурного, в восьмом поколении: тогда одна из родственниц Евы изменила мужу. По словам Евы, когда она рассказала пастору о трудностях с ипотекой, ее материальное положение улучшилось:

— Я каждый день пыталась подсчитать доходы и расходы и поняла, что это что-то сверхъестественное: я не знаю, откуда эти деньги. Было ощущение, что они [деньги] просто размножаются.

Работа с пастором также помогла излечить родных, уверена Ева. Несколько лет назад у ее матери диагностировали поликистоз, но после молитв Чепурного и чисток мать пошла на поправку, убеждена девушка, а в этом году врачи и вовсе сняли диагноз. То же случилось и с отцом Евы: через некоторое время после обнаружения врачами у него исчезли полипы.

Сейчас Ева не приезжает в Кронштадт. Но к пастору Анатолию ходят ее сестра с мужем. Женщина познакомила с ним своих друзей, коллег, знакомых. Всего, по подсчетам Евы, к священнослужителю с ее подачи обратились 100 человек. Она подчеркивает: пастор не берет плату за чистки и даже обижается, когда ему предлагают деньги. Но в церкви есть ящик для пожертвований.

Чепурной считает, что демоны, бесы и духи есть в каждом: «Как правило, 300–400 бесов за каждой душой стоит». Более того, изгнать их полностью невозможно.

— Чем больше человек идет за богом, тем меньше в нем становится бесов. Когда бесы уходят, в человеке образуются пустоты, и их надо обязательно заполнять чтением Слова Божьего, молитвы. И тогда дух наш преображенный растет, заполняя тело, и потихоньку происходит [полное] преображение.

«Давай посмотрим, нет ли в тебе подселений?». Почему бесы возвращаются

Летом петербурженка Анастасия поссорилась с мужем — речь даже шла о разводе. Супруг был недоволен любовью девушки к развлечениям: она много времени проводила с подругами и выпивала. Тогда Анастасия решила обратиться к знакомому экзорцисту Евгению Лановому — проверить, не появились ли в ней подселенцы, которые подталкивали ее к алкоголю и скандалам с мужем. Для консультации она перевела экзорцисту 157 долларов.

Анастасия говорит, что уже сталкивалась с подселенцами. И именно Лановой помог изгнать духов, пагубно влиявших на ее жизнь. Три года назад женщина переживала глубокий личный кризис: созависимые отношения, безразличие партнера, неудовлетворенность бизнесом. На одном из тренингов личностного роста Анастасия познакомилась с девушкой, а теперь женой Евгения Ланового Инной. И та пригласила ее к специалисту — «почиститься».

— Я решила, почему бы не встретиться. У него были такие огромные глаза, безумно чистые. И он сказал: «Давай посмотрим, нет ли в тебе подселений?» У него мощная энергетика, энергетика света, — вспоминает Анастасия знакомство с экзорцистом.

Евгений заметил, что у Анастасии при контакте дергаются глаза, а это главный признак наличия злого духа.

— Классов сущностей очень много. Одна заставляет человека «наркоманить», употреблять алкоголь, вторая [уводит] в агрессию, третья — в страдания, четвертая — в похоть, педофилию. Как правило, это [подселение] происходило, когда человек терял себя: сильный стресс, испуг, аварии, либо в детском возрасте увидел порножурнал, — объясняет «Бумаге» Лановой.

Экзорцист уверен: чтобы изгнать сущность, нужно решить коренную проблему, за которую держатся демоны. В Анастасии он нашел семь злых духов, некоторые были связаны с алкоголем и наркотиками. Поговорив с сущностями, Евгений выяснил, что они держались за чувства одиночества и разочарования. Чтобы избавиться от всех сущностей, Анастасии потребовалось около десяти сеансов по скайпу — по 100 долларов каждый.

— Когда я обращалась к [Евгению], я слабо во всё это верила. Но когда они [сущности] из меня выходили, я чувствовала, что от меня что-то отделяется, сгусток энергии, и наступает облегчение. После того как он меня полностью почистил, у меня как пелена с глаз спала. Я вышла замуж и теперь живу в Израиле. Наладились и личная жизнь, и работа, я пошла учиться.

По словам Ланового, нескольких сеансов экзорцизма недостаточно. Сущности возвращаются, если человек не изменит характер и не укрепит новые привычки. Экзорцист сравнивает духов с грибковой инфекцией: как грибок распространяется, если человек ест много сладкого, так и сущности «съедают» негативную энергию — страх, похоть, злость. А потом требует большего — и толкает человека «делать что-то непотребное».

— Всё, что нужно сделать [в случае с кандидой] — осознанно перестать есть сладкое. Точно так же работают и сущности. И всё, что нужно сделать — перестать проявлять эту [негативную] энергию. Но для этого нужна воля и осознанность, — заключает экзорцист.

Анастасии не удалось уберечься от повторного подселения. После консультации этим летом Лановой подтвердил: в женщине снова сидят сущности — пять мелких и одна покрупнее. За избавление Евгений попросил 150 тысяч рублей.

— Я думала, за эти деньги [157 долларов за консультацию] он выгонит хотя бы одну сущность, — рассказывает Анастасия. Оплатить новый курс изгнания она не смогла: муж счел цену слишком высокой. К тому же деньги нужны семье для обратного переезда в Петербург.

Анастасия подсчитала, что в этот раз также потребуется около десяти сеансов: два на крупного демона, остальные — на суккубов, связанных с контролем и алкоголем. Она с досадой признает, что с Евгением проблемы решились бы быстрее, но в этот раз придется справляться самой. И она уже придумала как:

— Я почувствовала, что если смогу отказаться от алкоголя, повышать свои вибрации, делать чистки солью под душем и читать молитвы, то сущность не сможет долго оставаться. Ей в таком теле уже неинтересно быть, и она ищет себе другого донора, — Анастасия добавляет, что если поймет, что сама не справляется, всё же обратится к Евгению.

Женщина отмечает, что Лановой работает и как психолог. Но обращаться за помощью к психологам или психотерапевтам не хочет: считает, что в ее ситуации экзорцизм эффективнее:

— В экзорцизме ты чувствуешь всё в теле. Даже когда психологи работают с гипнозом, этого нет. Эти [ощущения] просто так не проявляются, тут все-таки есть что-то сверхъестественное. Это не объяснить. Надо почувствовать.

«Он душит меня за шею, разрывает голову». Как петербурженка уже 40 лет пытается выгнать из себя демона

Петербурженке Елене Руденко 60 лет. И она точно знает, когда в тело вселилась сущность, которая мучает ее до сих пор.

— Вся моя жизнь рухнула в 21 год, — вспоминает Елена события новогодней ночи 1980–1981 года. Говорит, что тогда она почувствовала зверский голод, съела всё, что было на праздничном столе, а около полуночи ощутила что-то вроде удара прямо в мозг. Следующие несколько дней она называет худшими в жизни — девушка не могла есть, никто не понимал, что с ней происходит.

Женщина, восстанавливая события, рассказывает, как в тот вечер коллега, провожавший ее до дома, поцеловал ее у парадной.

Внезапно Елена напрягается и вытягивает шею, а затем тихо, но отчетливо произносит: «Тварь». Так она называет существо, которое живет в ней уже почти 40 лет.

Елена объясняет, что внутри нее сидит инкуб (демон является женщинам в образе идеального мужчины и соблазняет, питаясь их жизненной силой, — прим. «Бумаги»): «Я нужна была ему как женщина, поскольку тел у этих сущностей нет, им нужно чье-то, чтобы испытывать определенные физические ощущения».

Женщина считает, что видела эту сущность еще ребенком: перед сном она регулярно замечала нечто похожее на облако, зависшее над ней. Всё это время, считает Елена, демон выжидал. Сигналом для вселения стал первый поцелуй.

Сперва врачи говорили, что у женщины расстройство нервной регуляции. Елена поясняет, что действительно слышала о том, что люди с неустойчивой психикой более уязвимы для демонов. После приступа девушку перевели в НИИ психиатрии и неврологии имени Бехтерева: там Елене диагностировали вялотекущую шизофрению. Но женщина свой диагноз не принимает: «Там всем людям с непонятным диагнозом ставит вялотекущую шизофрению».

Лечение в течение пары лет не принесло облегчения: Елена так и не вернулась в состояние, которое было до приступа. Ела только маленькими порциями, постоянно чувствовала напряжение, потеряла 20 килограмм. Она показывает фотографии: на одной — круглолицая довольная девушка, Елена до приступа, на второй — она же в 29 лет: исхудавшая, в длинном черном платье, с чуть вытаращенными глазами и темными кругами под ними.

— Он [инкуб] душит меня за шею, разрывает голову, ощущение, что кости черепа трещат, когда он в активной стадии. Вот он здесь, в груди, — я не могу глубоко вздохнуть. У меня проблема со слюнными железами, потому что слюна не идет.

Первый раз Елена решилась обратиться к экзорцисту только через десять лет после подселения — в 31 год. За это время она успела выйти замуж и родить двух детей. Но состояние здоровья не изменилось. Ясновидящий помог Елене только на третьем сеансе:

— Он начал гонять эту сущность туда-сюда. Через какое-то время он сделал руками движение, будто ломает шею, и вытащил ее. Сказать, что я была счастлива, — ничего не сказать. Я была готова упасть ему в ноги. Пришла домой, нормально поела, легла и подумала: «А что же это со мной было?» И в этот момент — тык, вщух — и всё [вернулось] обратно. С большей злобой.

«Чтобы психиатр мог помочь, он должен быть верующим». Как сочетаются экзорцизм и традиционная медицина

Эти полтора часа после сеанса у ясновидящего, по словам Елены, — единственное время за 40 лет, когда она была свободна от сущности. Позже женщина ездила на отчитки, в том числе к известному проитерею и экзорцисту Василию Борину, к отцу Пантелеймону в Псков, к архимандриту Герману в Сергиев Посад. Никто так и не смог ей помочь.

Елена говорит, что ходила на сеансы и к католическому священнику Хосе Вегасу Марии Мольа. Он живет в Петербурге, преподает в семинарии и является единственным экзорцистом архиепархии Божьей Матери в Москве. Хосе Вегас исследует связь психических заболеваний и одержимости. Он даже выступал с докладом на эту тему на международной конференции РПЦ. Хосе Вегас рассказал, что за свою 10-летнюю практику экзорцизма встречал реальные случаи одержимости лишь три-четыре раза:

— Одержимость встречается редко и очень часто она связана с болезнями. Поэтому тут нужно находить причину осторожно. В идеале нужно работать с командой. У меня были случаи, когда я прибегал к психиатрам, но это трудно. Есть важное условие, чтобы психиатр мог помочь: он должен быть верующим. И не просто верующим, он должен верить в то, что одержимость возможна.

«Хотя это не всегда так однозначно, особенно когда врачи не верят в существование таких духовных проблем, и они всегда будут ставить какой-то общий диагноз, например нервное расстройство. Но если сам человек признает свою болезнь, то всё становится легче», — говорится в докладе священника.

Отец Хосе разделяет людей, которые к нему обращаются, на четыре группы: реально одержимые, те, кто испытывает наваждение или угнетение злыми духами (когда демон не завладевает телом человека — прим. «Бумаги»), люди с фанатичной религиозностью, а также люди с психическими расстройствами.

Хосе Вегас выделяет несколько различий между психическими расстройствами и одержимостью. Во-первых, болезнь присутствует всегда, в ней есть обострения. Одержимый человек, за исключением моментов кризиса, ведет нормальную жизнь. Во-вторых, заболевание заставляет человека изолироваться от общества, а одержимость, опять же, за исключением припадков, не влияет на отношения с близкими. И, наконец, больному помогают медикаменты, а для одержимого они бесполезны. На вопрос, относится ли Елена Руденко к группе одержимых или больных, отец Хосе ответил, что не помнит женщину.

Священник рассказывает, что его коллеги относятся к экзорцизму с недоверием. При этом один из самых известных случаев экзорцизма связан именно с католицизмом. В 1976 году Аннализа Михель погибла после 67 обрядов экзорцизма. Смерть наступила не из-за обрядов: девушка добровольно отказалась от еды и воды. Суд признал двух священников и родителей девушки виновными в бездействии, которое привело к смерти. По мотивам истории Аннелизы снят фильм «Шесть демонов Эмили Роуз».

Несмотря на скепсис коллег Хосе Вегаса, среди католических священников есть спрос на обучению экзорцизму. Так, в Ватикане с 2005 года проходят курсы экзорцизма, за время их существования количество учащихся увеличилось вдвое. В 2018 году курсы посетили 250 священников из 50 стран.

Елена Руденко продолжает консультироваться с врачами:

— Все врачи, которые у меня периодически сменялись, понимают ситуацию и выписывают мне что-то для сна. Бывали попытки меня полечить, но я спрашивала: «А от чего меня лечить?», и они сразу затыкались. Они там у себя могут писать всё что угодно. Они же должны что-то писать [в документах], иначе у них не будет оправдания, что я [не поправляюсь].

Хотя специалистам не удавалось вылечить Елену, ее состояние оставалось относительно стабильным до 2017 года. Тогда она снова решила избавиться от сущности и обратилась к петербургскому протоиерею Константину Пархоменко. Священник позвал ее на еженедельные причастия: «Это путь не короткий, но мы эту гадость выкинем», — цитирует Елена священнослужителя.

После этого у женщины, по ее словам, почти год были проблемы со сном: она испытывала настолько сильную боль и давление в затылке, что не могла закрыть глаза. В итоге Елена снова обратилась в психоневрологический диспансер и начала принимать медикаменты. Когда наступило облегчение, она повторно пришла в церковь — и снова лишилась сна:

— Я поняла, что это страшная бесовская месть за мои попытки избавиться [от демона]. Теперь даже на ярмарку православную зайти не могу, иначе меня опять лишат сна.

Елена говорит, что не знает ни одного человека, которому реально помогла отчитка. Она видела много людей, обращавшихся за помощью к священникам, но их состояние было не таким сложным, как у самой Руденко. Женщина убеждена, что никто не может помочь изгнать сущность.

Сейчас Елена регулярно общается в соцсетях в группах, посвященных экзорцизму. Охотно отвечает на вопросы людей, интересующихся темой, делится «своим богатым опытом»: кто-то находит ее сам, кого-то — она.

Женщина вспоминает, что однажды ей написал мужчина, тоже столкнувшийся с подселением. Он рассказал, что этот опыт «во благо» и «приводит к богу»:

— Я лелею мысль, что меня таким страшным образом господь привел к себе, — размышляет Елена. — Как говорят: кого люблю — того больше всех наказываю. Но, по-моему, если это действительно так, наказание оказалось чрезмерно страшное.

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.