22 января 2019
Герои рубрики «Идеи» — это люди, получившие уникальный опыт благодаря собственным усилиям. Они рассказывают о том, как прошли путь от задумки до реализации, чему научились и как завершился их проект.
Как петербуржец создал «Перчатку Брайля» — устройство, которое помогает слепоглухим общаться на 36 языках

Устройство «Перчатка Брайля» позволяет общаться слепоглухим людям. С помощью прикосновений они могут набирать слова, а приложение на телефоне распознает голоса и передает человеку ответ в виде вибраций. Петербуржец Федор Беломоев, который разработал устройство, показывал его фондам поддержки слепоглухих в США, Канаде, Финляндии и других странах — вскоре там может начаться тестирование перчатки.

Как работает «Перчатка Брайля», почему ее приходится производить индивидуально под каждого человека и каким образом слепоглухих будут обучать общаться с помощью нового устройства — рассказывает автор проекта.

Федор Беломоев

Руководитель KPRO.TECH

Идея

— Было лето, я читал статью на «Таких делах» о том, как живут слепоглухие люди. Меня очень зацепило, что единственный способ их общения — это или тифлосурдопереводчик, который сидит рядом со слепоглухим и общается с ним через ладонь, или дисплей Брайля, который стоит 3 тысячи долларов (сейчас стоимость брайлевского дисплея варьируется в среднем от 150 до 400 тысяч рублей — прим. «Бумаги»).

Для меня, как для предпринимателя, это было шоком: за эти деньги можно купить машину, а тут какой-то дисплей. Я подумал, что это несправедливо — по крайней мере, когда речь идет о нужде. Я не инженер, но понимал, что можно разобраться в вопросе и создать что-то дешевле.

На сайте фонда «Со-единение» (благотворительный фонд поддержки слепоглухих — прим. «Бумаги») я увидел информацию о конкурсе инноваций — устройств, которые бы помогали слепоглухим людям. Позвонил, спросил, насколько успешно прошел конкурс. Говорят: «Успешно». — «А придумал вам кто-то устройство, альтернативное дисплею Брайля?» — «Нет». Через два-три месяца я перезвонил и рассказал, что кое-что придумал сам.

Изначально была задача заменить элементы внутри дисплея на другие [более дешевые]. Здесь нет никакого открытия — есть поиск решения. Я искал литературу, встречался с инженерами, но чаще всего слышал, что это не получится.

Когда понял, что никакие способы не подошли, начал искать другую форму. И предположил: почему бы всё это не перенести на руку? Не трогать устройство, которое лежит перед тобой, а использовать [технологию] в другом формате.

Фото из архива Федора Беломоева

Подготовка

— Первый вариант устройства Андрей (инженер KPRO.TECH — прим. «Бумаги») собрал на простейшей электросхеме. Мы просто приклеивали ее скотчем к обычной перчатке — тестировали, как это работает.

Изначально с помощью перчатки можно было писать и читать: касаешься пальцами ладони, таким образом набирая слова, и они появляются на дисплее. А если хочешь получить ответное сообщение, оно передается в виде вибраций на кончики пальцев.

Потом я выступал на выставке «Открытые инновации» (в 2015 году — прим. «Бумаги»): там был целый стенд, к которому приходили слепоглухие люди, и мы тестировали устройство. Позже папа одной из пользовательниц сказал мне: «Я бы хотел, чтобы она пошла в институт». Я спросил: «Но как это возможно? Читать и писать можно — но как говорить?»

Я подумал: а почему бы не подключить [к перчатке] синтезатор распознавания речи? Чтобы использовать устройство как способ коммуникации. И это оказалось куда более интересно и правильно, чем просто читать и писать. Так мы добились совершенно другого уровня.

Я до сих пор делаю всё за свой счет (ранее Федор занимался кейтерингом — прим. «Бумаги»). Но совсем недавно мы выиграли огромный грант — 1 миллион рублей. Эта сумма помогла нам в том числе оплатить патентные пошлины.

4 человека

работают над «Перчаткой Брайля»

3 года

существует проект

25 слов в минуту

скорость набора

7 фондов

сотрудничают с проектом

Принцип работы перчатки

— Перчатка состоит из текстильной основы, токопроводящих элементов, микросхем, датчиков. Токопроводящая ткань расположена на кончиках пальцев, проксимальных фалангах и ладони. Перчатка работает в паре с телефоном — именно через приложение мы будем обновлять программное обеспечение.

Сама перчатка похожа на обычную спортивную — ее мы и взяли за основу. Внутри — различные провода, вибромоторы, которые передают сигнал. Прикосновением пальцев к ладони человек набирает точки в шрифте Брайля. По сути, шесть точек можно преобразовать в шесть разных прикосновений: пальцем к ладони или пальцем к пальцу. Таким образом можно набрать букву.

Дальше программа распознает [голос собеседника] и передает вибрационными ощущениями на кончики пальцев разные буквы. Максимальные показатели, которых мы достигали: скорость набора речи — приблизительно 25 слов в минуту, а распознавание речи — 36 слов в минуту.

Сейчас у нас 36 языков [в приложении]: слепоглухой сможет общаться с человеком, даже не зная его языка.

Фото: Анатолий Климов

Обучение слепоглухих и работа с фондами

— По статистике, слепоглухих примерно 7 миллионов. Но фактически половина из них — люди, имеющие какие-то дополнительные особенности, например расстройство аутистического спектра. Процесс обучения такого человека совершенно другой, и, возможно, перчатка ему не подойдет.

Также нужно учитывать, что половина из этих 7 миллионов — люди старше 70 лет. Им сложно объяснить, как пользоваться каким-то технологическим решением. Остается достаточно небольшое количество [слепоглухих, которым подойдет перчатка], поэтому работа происходит, скорее, точечно.

Недавно я съездил в США и Канаду: был в Нью-Йорке, Сан-Франциско и Онтарио в фондах поддержки слепоглухих — общался, показывал [устройство]. Им было интересно, как это работает.

Руководительница одного фонда в Нью-Йорке сама слепоглухая. Она долго пыталась разобраться в принципе работы, переспрашивала. А потом взяла и написала свое имя, имя собаки — и всё это смогла сказать. Все были в восторге, что это оказалось так легко.

В Америке один фонд слепоглухих выпускает в год около 30–50 человек, которые готовы к жизни в обществе. В течение года их обучают общаться, пользоваться кухней, домом и выходить на улицу, чтобы вести там социальный образ жизни. Таких организаций в каждом штате штук по 10. В России — одна («Со-единение» — прим. «Бумаги»).

На следующем этапе мы планируем проводить длительные тестирования со слепоглухими. К тому же будем обучать работе тифлосурдопереводчиков, которые смогут затем самостоятельно обучать слепоглухих [работе с устройством]. Пока этим буду заниматься я. Рассчитываю, что потом обучение на себя возьмут сами фонды.

Думаю, параллельно мы будем договариваться о проведении тестирования в формате обучения в России — пока мы до этого не дошли (создатели устройства проводили только демонстрационные тестирования — прим. «Бумаги»). Сейчас перчатка работает четко и стабильно, поэтому можно уже обучать [слепоглухих].

При этом человеку не нужно заново учиться: перчатка работает по принципу шрифта Брайля, но в другой форме: если раньше ты касался точек кончиками пальцев, то сейчас ощущаешь вибрации. То есть нужно трансформировать восприятие.

Фото: Анатолий Климов

Риски

— Никаких рисков нет. Если появится альтернативное устройство — хорошо, их может быть два. Какой способ коммуникации выберет человек — неважно.

Несмотря на то, что устройство недорогое по себестоимости материалов — 150–200 долларов, — производство всё равно обходится дорого. На это уходит очень много времени разных специалистов: программиста С++, программиста Android, инженера, швеи. Поэтому 2–3 перчатки обходятся в довольно большую сумму.

Мы будем продавать устройства за деньги, но цены будут разные: для правительства — дорого, для благотворительного фонда — дешевле, а если человек покупает сам — по себестоимости. Потому что есть вещи, которыми, я считаю, государство просто обязано заниматься.

Затраты зависят от количества перчаток, которое нужно произвести. Допустим, в Нью-Йорке просят десять штук. Но у всех руки разные. Мы, конечно, можем сделать тысячу перчаток разных размеров, но, так как они с электроникой, проще сразу знать, под какую руку ты делаешь. Затем туда едет человек обучать [слепоглухих]. Это тоже его время, ему надо где-то жить — и всё это заложится в стоимость перчатки.

При этом тифлосурдопереводчики будут нужны обязательно — чтобы учить работать с этим устройством, присутствовать, когда нужно подписать юридические документы. Перчаткой удобно пользоваться в быту, с семьей, друзьями, но в ряде обстоятельств тифлосурдопереводчик необходим.

Опыт

— Мы планируем сделать по несколько устройств на каждый фонд. У нас есть связи с фондами в Финляндии, Литве, Чехии, США и Канаде.

Фондов может быть много, но в каждом — свое количество слепоглухих. В Чехии к одному фонду прикреплено 60 человек, в Финляндии — 800. А в Литве, например, два — так там говорят. Но если мы приехали в Литву, и там два человека, мы будем с ними работать. Неважно, сколько их, — нельзя повернуться спиной.

Есть цель [обучать пользованию перчаткой] с раннего возраста. Но на самом деле детей, которые родились слепоглухими, не так много. В основном это происходит из-за синдрома Ушера в 6–7 лет, когда случается кризис и ты слепнешь и глохнешь за несколько месяцев. На втором месте — осложнения краснухи.

Слепоглухие пользуются технологиями слепых: например, читают по Брайлю, используют какие-то игры. Но конкретно устройств для коммуникации слепоглухих нет, наше устройство уникальное. Есть определенные сложности, связанные с тем, как внедрить его, рассказать, что это нужно и полезно. Этот процесс займет еще пару лет — но я не против.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.