Что значит «партнерский материал»
Меткой «Партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными. Например, компании, разделяющие ценности здорового образа жизни, могут поддержать публикации о любительском спорте, вузы и технологические компании — рубрику о науке, а петербургские бренды — истории о городских героях.
Сделать спецпроект с «Бумагой»
Как избежать несчастных случаев на стройке небоскреба, где работают десятки тысяч людей? Рассказывает руководитель отдела охраны труда «Лахта Центра»

Возведением «Лахта Центра» занималось больше 20 тысяч человек из 18 стран мира.


К 8 марта «Бумага» поговорила с тремя женщинами, которые участвовали в строительстве небоскреба и зданий вокруг него. Они рассказывают, каково работать над проектом самого высокого здания Петербурга и сталкивались ли они со стереотипами, что строительство — это не женская работа.

Екатерина Фёдорова почти 30 лет проработала в одной компании, пока не устроилась в «Лахта Центр». Здесь она отвечает за охрану труда и пожарную безопасность.

В партнерском материале с «Лахта Центром» Екатерина рассказывает, отчего происходят несчастные случаи на стройках и каким образом возвести самое высокое здание Европы без происшествий, как следят за безопасностью тысяч людей и почему во время строительства небоскреба приходится контролировать всё — от одежды рабочих до хранения материалов.

Как вы попали на эту работу

— Я родилась на Урале, в городе Кизел. Мои родители работали шахтерами, рано вышли на пенсию, и в 1981 году мы переехали в Петербург. Меня так воспитали: неважно, где и в каком статусе ты работаешь, нужно делать это хорошо. Наверное, поэтому я не стремилась менять профессию — и работала в одной организации на протяжении 29 лет.

В области охраны труда я работаю примерно с 2001 года. На прошлом месте работы, Первомайской ТЭЦ, меня пригласили на должность старшего инспектора по охране труда, потому что я долгое время работала на предприятии, знала производство и почти всех сотрудников организации, которых было больше 500 человек.

Я проработала там четыре года, а затем меня пригласили в отдел охраны труда в «ТГК-1» (территориальная генерирующую компания, производитель и поставщик электричества и тепла — прим. «Бумаги»). В зону контроля компании входили электростанции Петербурга, Ленобласти, Карелии и Мурманской области. Я контролировала работу коллег из Петербурга и Ленобласти.

Весной 2012 года был юбилей одного из сотрудников, который проработал в нашей «ТГК-1» 32 года. Мы собрались на фуршет, и руководитель начал поздравление со слов «лучшие годы своей жизни вы посвятили нашей организации».

Меня как-то задела эта фраза, потому что в декабре того же года у меня тоже был юбилей. Я представила, что мне зимой также скажут: «Екатерина Николаевна, ваши лучшие годы вы посвятили нам». И у меня вырвалось: «Это были лучшие годы — и на этом всё?» Коллеги, конечно, поулыбались.

В тот же день мне позвонила руководитель административного управления «Лахта Центра», тогда еще «Охта-центра», Вероника Марковна. Она спросила: «А вы знаете объект „Лахта Центр“? Не хотите ли у нас поработать?» Я не планировала менять работу, но после фразы про лучшие годы решила попробовать.

Мы встретились, мне рассказали об объекте, планах, организации. Я пришла домой, обсудила всё с семьей и поняла, что, может, и не лучшие, но интересные годы у меня еще будут. Когда я окончательно решила устроиться в «Лахта Центр», меня поддержали не только родные, но и друзья. Они сказали: это интересно, почему бы не попробовать.

Каково участвовать в строительстве небоскреба

— В «Лахта Центре» я и мои коллеги следим за тем, чтобы на строительной площадке соблюдались все требования охраны труда и производственной безопасности — как внутри нашего общества, так и подрядными организациями.

Мы контролируем использование средств индивидуальной защиты, проводим инструктажи. Но помимо этого на нашем проекте для каждого вида работ разрабатываются и строго контролируются ППР (проекты производства работ — прим. «Бумаги») и технологические карты. В них указаны регламенты по обеспечению безопасности: они касаются и способов транспортировки и складирования материалов и конструкций, и способов крепления инструментов, и сдачи выполненной работы по отдельному этапу в целом.

Через наш отдел прошли тысячи документов с техникой выполнения работ. Мы читаем их до последней точки, вникаем в процесс, чтобы оценить: есть риски или нет и что нужно делать подрядчикам, чтобы избежать несчастных случаев при всех видах работ — от подготовки фундамента до установки шпиля.

Часто готовых решений нет, и нашей службе охраны труда приходится многое разрабатывать и дорабатывать, а иногда — предлагать другой безопасный способ выполнения работ. Это документы, требования которых должны выполнять рабочие. И в них должно быть конкретно и доступно написано, что им нужно делать.

Я выхожу на площадку не так часто, как хотелось бы. Из-за того, что рабочих мест на такой большой территории очень много, мы с коллегами распределяемся по зонам, чтобы весь объект был под нашим наблюдением. Ты выходишь на площадку и контролируешь, как всё организовано: от того, как и во что одет рабочий, до того, есть ли какие-то риски и всё ли предусмотрели в документах.

Специалисты по охране труда должны быть принципиальными, ответственными, и при этом — уметь логически рассуждать, чтобы представить, какие опасности могут возникнуть на стройке.

Мне нравится работа, потому что здесь встречаются интересные люди, необходимо решать новые задачи. В прошлой компании всё было стандартно и ожидаемо, а здесь с течением времени меняются условия, технологии и оборудование. Нужно всегда быть готовым к новому.

В чем особенности работы на стройке

— Сложность моей работы — это человеческий фактор. Я понимаю, почему в строительстве так много несчастных случаев на производстве: все строители должны изучать охрану труда, но некоторые пропускают этот курс или не уделяют ему должного внимания, а ведь от этого зависят жизнь и здоровье не только коллег, но и их собственные.

Кроме того, в сфере строительства людей нанимают на работу, а затем, когда завершен определенный вид работ, они уходят, и штат набирается снова. Это не производство, где люди работают годами, и система охраны труда работает практически без изменений. В строительстве этого нет, и с каждым новым подрядчиком мы проводим ликбез — рассказываем о требованиях охраны труда.

Что о вашей работе говорят окружающие

— Часть работников воспринимают охрану труда как помеху в работе, о чем открыто говорят. Другая часть после объяснений понимают, что это важно, и в дальнейшем стараются выполнять все требования.


Три факта о «Лахта Центре», которые знают только специалисты

  • Максимальное количество сотрудников, которые обеспечивали безопасные условия труда, составляло 300 человек. Эти работники, например, развешивали специальные плакаты, устанавливали ограждения и строительные леса.
  • Большая часть требований по обеспечению безопасного выполнения работ, указанных в нормативных и законодательных актах РФ, строже, чем в стандартах других стран.
  • Строительные каски бывают нескольких цветов. Белые носят руководители — инженеры, прорабы. Другие цвета показывают специализацию строителей: например, желтый — это стропальщики, работающие с грузами кранов; синий — геодезисты. А оранжевые каски носят разнорабочие строительных бригад — это самый распространенный цвет касок на стройке.
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.