Что значит «партнерский материал»
Меткой «Партнерский материал» отмечена наша нативная реклама. Это журналистские тексты, которые редакция «Бумаги» подготовила при спонсорской поддержке. Наши партнеры помогают выпускать материалы на темы, которые им кажутся важными. Например, компании, разделяющие ценности здорового образа жизни, могут поддержать публикации о любительском спорте, вузы и технологические компании — рубрику о науке, а петербургские бренды — истории о городских героях.
Сделать спецпроект с «Бумагой»

Как добиться от чиновников ремонта дома, благоустройства набережной или создания велодорожек? Рассказывают петербургские активисты

Северо-Западный институт управления РАНХиГС при Президенте РФ (СЗИУ РАНХиГС) занимается подготовкой кадров для государственного, общественного и частного секторов, а также проводит исследования в социально-экономической и гуманитарной сферах.

В апреле Петербургский кампус Президентской Академии запустил проект «Открытый Петербург». Жители города и Ленобласти могут выразить мнение об условиях жизни в своем районе или муниципальном образовании по восьми критериям: экология, благоустройство, доступность образования, здравоохранение, ЖКХ, транспортная инфраструктура, безопасность, организация досуга.

В июне подведут первые итоги: их представят во время IV Международного научного форума «Государственное управление». Кроме того, 23 июня организаторы конкурса «Петербургский чиновник» наградят команды управленцев муниципальных образований и районов города и области, получивших наивысшие оценки жителей.

Как добиться благоустройства своего двора или реконструкции соседней набережной, почему чиновникам лучше предлагать конкретные проекты, а не только указывать на проблемы, и как быть, если власть не реагирует на запросы?

В партнерском материале с СЗИУ РАНХиГС координатор проекта «Друзья Карповки» Ольга Мнишко, сооснователь «Городских проектов» Максим Кац, со-создательница проекта «Велосипедизация Петербурга» Дарья Табачникова, активист Ярослав Костров и координатор проекта «Открытый Петербург» Павел Бычков рассказали «Бумаге», как взаимодействовали с чиновниками, чтобы улучшить пешеходные зоны, создать велодорожки и отреставрировать старый фонд в Петербурге, и насколько это было успешно.

Ольга Мнишко

Координатор проекта «Друзья Карповки», со-создательница проекта «Велосипедизация Санкт-Петербурга»

— Проекту «Друзья Карповки» 2,5 года. Идея заключалась в том, чтобы развивать пешеходную набережную [Карповки], сделать ее полноценным общественным пространством. Мы подготовили концепцию, которая создавалась в диалоге с администрацией на протяжении трех месяцев. Это, мне кажется, основной успех, потому что мы хотели сделать не просто красивые картинки с хорошим текстом, а чтобы эти картинки и текст пошли в дело (согласно проекту, набережная Карповки станет пешеходной; власти Петербурга планируют начать благоустройство до сентября 2019 года и завершить его в 2022-м — прим. «Бумаги»).

Важно, что все наши действия — и действия со стороны администрации — способствовали тому, что город вложился в реализацию первого этапа [благоустройства] Карповки: от улицы Чапаева до Петропавловской улицы. Это был диалог с администрацией, с комитетами, которые принимают решения, с медиа, с горожанами.

Обычно диалоги с городской администрацией происходят в формате конфликтов типа «Мы хотим, а вы не хотите», и начинаются бодания между сторонами. Чиновники боятся и ничего не хотят делать, потому что любое внимание к какой-то реализации — особенно если это общественно острая проблема — привлекает внимание не только горожан, но и прокуратуры.

Поэтому диалог лучше выстраивать в следующем формате: «Мы предлагаем вам проект, давайте вместе подумаем, как его можно реализовать: что вы можете сделать, что мы можем сделать».

В данном случае я могу оценить опыт общения с чиновниками как положительный. Но, например, когда мы организовывали велопарады (в проекте «Велосипедизация Петербурга», направленном на развитие велоинфраструктуры в городе — прим. «Бумаги»), я столкнулась с адским стрессом из-за регламента.

Проект реконструкции набережной реки Карповки

Инстанции ГИБДД — это темные места, куда страшно пойти. Без поддержки администрации города со стороны вице-губернатора согласовать что-то невозможно. Мой опыт крайне негативный: когда за день до мероприятия тебе присылают письмо с отказом в согласовании, а у тебя уже всё готово. Приходится ехать в ГИБДД, просить, договариваться, перепридумывать.

Три года мы делали «Живые улицы» (фестиваль, во время которого выбранный участок улицы становится пешеходным и общедоступным для горожан — прим. «Бумаги») на Манежке именно по той причине, что согласовать новые участки очень сложно. Поэтому большая часть неформальных мероприятий проходит на частных территориях — типа «Севкабеля» и «Новой Голландии».

Первый шаг, который должен сделать горожанин, который хочет что-то изменить, — записаться на прием к чиновнику, попытаться выяснить, почему проблема существует, и дальше делать выводы. Обычно люди пропускают этот шаг и начинают с негатива. Чиновник, защищаясь, тоже общается с негативом.

У многих чиновников не хватает полномочий, потому что полномочия распределены между комитетами и администрациями. И если ты как чиновник хочешь что-то сделать, ты должен залезть на территорию коллеги.

Мой опыт показывает, что у нас есть много адекватных чиновников, с которыми можно что-то делать. Они ограничены законами, но готовы к диалогу.

Ярослав Костров

Активист, координатор движения «Центральный район за комфортную среду обитания»

— С того момента, как я начал заниматься реставрацией дома на Мытнинской улице, прошло четыре года (Ярослав Костров добился ремонта фасада и парадных и восстановления исторических элементов здания — прим. «Бумаги»). С момента, когда я занялся [благоустройством] Центрального района, — два с половиной года.

За это время мы, активисты «Центрального района», общались практически со всеми видами комитетов, депутатов, чиновников, которые относятся к Центральному району. Самая интересная цепочка касается ремонта дома на Мытнинской. Мне пришлось пройти домоуправа, начальника эксплуатационного участка, начальника ПТО, главного инженера, директора ЖКС, заместителя главы администрации, заместителя главы жилищного агентства, главу администрации, зампреда комитета, председателя комитета — ну и, в конце концов, вице-губернатора.

Любая проблема [в диалоге с властью] требует решения не только на низком уровне, но и на высоком. Пока ты не пройдешь все инстанции и не дойдешь до самого крутого начальника, никто не сможет принять волевое решение.

Дом на Мытнинской улице

Для того чтобы во дворе сделали ледовый каток, за который мы бились полтора года, нам пришлось пройти до советника президента РФ. Казалось бы: готовая площадка, просто привези шланг с водой и залей.

Кто-то боится становления гражданского общества, пытается не допустить жителей к контролю. Кто-то боится, что допустит какую-то ошибку, и не хочет брать на себя ответственность. Кто-то просто не готов к диалогу — он заперся в кабинете и планирует сидеть в своем кабинете дальше, лишь бы его не трогали: ему проще строчить отписки, чем заниматься средой города.

Всю эту систему абсолютно точно нужно менять. Если к тебе приходит житель, ты должен сделать всё возможное и невозможное, чтобы ему помочь. Он не прав — говори почему, но не пиши отписку.

Сейчас я не хочу тратить по 3–5 месяцев на длительную переписку. Не хочешь отремонтировать парадную с первой просьбы — получи 300 жалоб на портале «Наш Петербург». Не хочешь отменить идею застройки — получи пикет. Если чиновник не понимает, что он должен сделать так, как просят жители, значит, такому чиновнику не место в правительстве.

Максим Кац

Сооснователь организации «Городские проекты»

— При переговорах с властью надо иметь два основных инструмента: первый — это четкий, понятный план действий, например: «Убрать с площадей машины и сделать их более доступными для пешеходов — так, так и так». Второе: нужно иметь инструмент давления на власть, если она игнорирует просьбы и ничего не делает. Это может быть медийный ресурс, митинг.

Почему важно предлагать конкретный проект? Все эти научно-исследовательские институты, которые занимаются городским планированием, понятия не имеют о современном устройстве города. У них знания на уровне 70-х годов. Допустим, вы приходите к чиновнику и говорите: всё плохо. А он идет в свою проектную организацию, которая ему скажет, что для улучшения пешеходных инфраструктур надо строить подземный переход. К другим [организациям] чиновники как-то не обращаются, нет контакта. Поэтому без плана действий они не смогут вам помочь.

Проект реконструкции площади у Казанского собора

То, что точно не работает в переговорах с чиновниками, — аполитизированный активизм. Если вы говорите: «Мне пофиг и на „Единую Россию“, и на оппозицию: главное — поставить лавочку», этой лавочки никогда не будет.

Излишняя скандальность — вторая самая значимая проблема. Если вы переврете весь разговор и пойдете писать о том, какой чиновник плохой, с вами просто перестанут разговаривать, и вы ничего не сможете добиться.

Если вы хотите, например, облагородить свой двор, важно понять, что это не ваша работа, вы не должны самостоятельно покупать [условную] лавочку. Если вы так сделаете, скорее всего, ее выкинут через некоторое время. Есть истории, когда приезжает администрация и убирает самодельные детские площадки, хотя они часто намного лучше, чем типовые. Нужно действовать через власть.

Лучше всего, если у вас есть свой депутат, к которому вы можете обратиться. Во-первых, он знает, куда пойти, во-вторых — знает, как эти решения принимаются.

Если есть желание сделать что-то самостоятельно, можно прийти в муниципальный совет и оставить там письменную заявку с просьбой о благоустройстве двора. Можно заранее сходить в архитектурное бюро, заказать концепцию и идти с ней, будучи заранее готовым к тому, что вероятность [реализации проекта] далеко не стопроцентная.

Тем не менее это нужно делать: муниципальные советы часто приступают к распределению денег на благоустройство без глубокого понимания того, что хотят жители, потому что жители не приходят. И обычно депутаты обращают внимание на их запросы.

Лучше всего, конечно, на всё влиять, избравшись [муниципальным] депутатом. Депутат может пойти к любому чиновнику, сказать: «Я представитель петербуржцев, меня выбрали, я считаю, что с городскими площадями нужно делать то и то». Серьезный аргумент.

Наша с [Ильей] Варламовым идея состоит в том, чтобы использовать выборы в Петербурге для продвижения идей [благоустройства] (Варламов и Кац создали Штаб преображения Петербурга: они помогают петербуржцам стать муниципальными депутатами, чтобы изменить город — прим. «Бумаги»). Можно избрать сотни людей, которые считают, что город должен быть удобным для всех — с качественным благоустройством, хорошей пешеходной средой, общественными пространствами. То есть [мы стремимся к тому,] чтобы такие люди появились внутри властного дискурса.

Дарья Табачникова

Заместитель директора СПб ГКУ «Городской центр управления парковками Санкт-Петербурга», со-создательница проекта «Велосипедизация Петербурга»

­— Активное развитие велосипедной инфраструктуры в нашем городе идет только третий год: на сегодняшний день в городе обустроено 106 км велодорожек и несколько тысяч велопарковок.

В 2012 году я стала руководителем общественного проекта «Велосипедизация». Было понятно, что без взаимодействия с городским правительством этот проект реализовать невозможно, однако саму идею велосипедизации никто всерьез не воспринимал. На письма нам отвечали что‑то неизменно вежливое, но в то же время абстрактное.

Поэтому мы создали сайт, через который горожане направили за неделю примерно тысячу писем губернатору и в адрес комитета по развитию транспортной инфраструктуры Петербурга. С этого начался наш конструктивный диалог с правительством города.

В 2013 году проект «Велосипедизация» организовал первую в России международную конференцию, куда приехали мировые эксперты по транспорту и велосипедной инфраструктуре. По итогу мероприятия мы перевели на русский язык руководство по проектированию велосипедной инфраструктуры PRESTO (европейская программа по развитию велосипедной инфраструктуры — прим. «Бумаги»).

Проект велополосы на Гороховой. Фото: «ВКонтакте»

Нам помогали многие проектные и научные организации — совершенно добровольно, просто потому, что им была близка эта идея. С некоторыми из них мы до сих пор успешно сотрудничаем.

В 2014 году КРТИ заказал разработку предпроектых работ по созданию веломаршрутов в Петербурге. К этому времени у «Велосипедизации» уже был фактически готов план организации велоинфраструктуры в городе.

К тому времени, когда проект по-настоящему стартовал и получил бюджетное финансирование, правительство Петербурга уже четко понимало, что и где нужно делать, сколько это стоит и кто сможет запроектировать. Так из общественного проекта в 2012 году он стал в 2017 году приоритетным проектом губернатора Петербурга.

В 2015 году «Велосипедизация» попробовала объединить всех, кто поддерживал идею развития велоинфраструктуры в Петербурге, в Велокоалицию. Сюда вошли депутаты Законодательного собрания, муниципальные депутаты, коммерческие и некоммерческие организации, университеты, горожане: любой мог подписать на сайте манифест в поддержку общественного проекта.

После Велокоалиция обратилась с презентацией проекта к губернатору города: он поручил рассмотреть это предложение действующему тогда вице-губернатору Петербурга Игорю Николаевичу Албину. Вскоре меня пригласили на встречу с ним: после беседы о целях работы Албин назначил меня советником по велоинфраструктуре. К этому времени я получила степень магистра в сфере градостроительства — это позволило мне заниматься проектом профессионально.

Советник вице-губернатора по велоинфраструктуре — общественная должность, то есть я не состояла в штате, не получала заработную плату и не занималась этой деятельностью полный рабочий день. Однако я могла периодически обсуждать напрямую с вице-губернатором вопросы в сфере велосипедной инфраструктуры. Это была отличная возможность работать над проектом совсем на другом уровне.

С 2017 года меня назначили в СПб ГКУ «Городской центр управления парковками Санкт-Петербурга» сначала на должность советника директора, затем — заместителя директора, курирующего вопросы велосипедной инфраструктуры.

Ежедневно государственный аппарат выполняет множество задач и принимает огромное количество решений, поэтому среди череды этих вопросов порой сложно сразу оценить перспективность идеи, предложенной горожанами. Я считаю, что во взаимодействии с чиновниками нужно грамотно оформить собственное предложение, представить план действий и объяснить, какой эффект стоит ожидать от его реализации.

Сейчас горожанам предложили массу площадок, где возможно проявить свою активность. Например, проект «Твой бюджет», с помощью которого петербуржцы ежегодно могут выдвигать свои инициативы по развитию городского пространства и влиять на эффективность расходования бюджетных средств.

За время существования проекта «Твой бюджет» члены бюджетных комиссий поддержали в том числе обустройство веломаршрутов на набережной Фонтанки и Большом проспекте Васильевского острова.

Павел Бычков

Начальник управления маркетинга и внешних коммуникаций СЗИУ РАНХиГС, координатор проекта «Открытый Петербург»

— Суть проекта «Открытый Петербург» — в том, чтобы понять, как жители Петербурга и Ленобласти видят свой город, место своего проживания, как они оценивают условия для образования, безопасность и так далее. К этому проекту мы шли около десяти лет. 

Сейчас проект набирает обороты, мы уже получаем комментарии и предложения от жителей. Мы очень удивились, поскольку ожидали много негатива. Он, конечно, есть, но конструктивный — люди говорят об очень конкретных вещах — дырах на дорогах, неотреставрированных фасадах. Наши эксперты будут анализировать все эти данные и составят тепловую карту районов и муниципалитетов с конкретными оценками и суждениями горожан.

Это важно для всех сторон. Жители города могут понять, что их видение может не соответствовать общему представлению о том, что происходит в городе, — или наоборот; кроме того, они могут увидеть, как развивается город.

Так как проект инициативный и делается нашей командой, весь спектр его возможностей еще не раскрыт. Но потенциал у него, конечно, колоссальный. Фактически это зачаток цифрового офиса каждого района и каждого муниципалитета, которые смогут через него взаимодействовать с жителями и демонстрировать, что у них сейчас происходит. Жители видят конкретные результаты, а не популизм и обещания. Горожанам важно не услышать фразу «Мы проведем субботник», а выйти на улицу и увидеть чистые дороги.

Современные технологии позволяют ускорить процесс общения граждан с чиновниками, избавиться от посредников. Традиционная схема с хождением по кабинетам не работает. В каких-то сферах это уже существует: например, на портале «Госуслуги» мы можем получать услуги органов управления. Сейчас государство идет дальше — чтобы взаимодействовать с жителями.

Исполнительные органы должны принимать решения, основываясь на том, чего хотят жители. Сложно расслышать их пожелания, когда они кричат на митинге; когда они присылают свои пожелания по отдельности, бывает тоже непросто.

Мы представили свою попытку работы с большинством. Это имеет колоссальный спрос: люди готовы идти на коммуникацию, участвовать в принятии решений, планировании, оценке.

Сегодня система взаимодействия горожан с чиновниками несовершенна — зачастую по той причине, что определенные вопросы находятся в ведении разных ответственных органов, которые не могут между собой договориться. Мы как раз стараемся упростить эти задачи: они несложные в плане алгоритмизации.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.