Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.
Американец Джаред Фирт — о шашлыке, спортзалах Петербурга и местных суевериях

Джаред Фирт учил русский язык в американском университете, а когда не смог найти работу на родине, переехал в Петербург. Здесь он работает в собственном стартапе, уже восемь лет встречается с девушкой и планирует остаться жить.

Как в другой стране меняется отношение к религии, что помогает сохранять отношения с человеком из другой культуры и почему быть иностранцем в Петербурге — выгодно? Рассказывает американец.

Возраст

30 лет

Род деятельности

Предприниматель

В Петербурге

Восемь лет

Впервые я приехал в Россию в 2008 году, когда учился в университете в Вашингтоне. Изучение второго языка было обязательным, и я выбрал русский как один из самых перспективных, по моему мнению. В образовательных целях решил посмотреть Петербург и приехал на пять недель. Как оказалось, мне тогда даже читать на русском было сложно.

Я уже был знаком с местной культурой: изучал Рахманинова и Скрябина, когда учился играть на пианино, читал русские романы (один из любимых — «Преступление и наказание» Достоевского). Но по приезду меня удивило, что официанты не улыбались, продавцы злились и не помогали. И только пожив здесь, я понял, что это особенность менталитета, которая тоже может привлекать, как и дружелюбие американцев.

Работу в США я так и не нашел. Так что, еще подучив русский, в 2010 году я вернулся и начал работать с родным языком: сначала был частным репетитором, потом переводчиком, а затем стал директором компании, обучающей английскому. Я понял, что здесь можно зарабатывать и выгодно жить: особенно когда ты получаешь зарплату в долларах.

Мне нравится, что здесь я не просто обычный человек, а иностранец. [Чувствую] другое отношение, особенно в плане обучения языку, который везде очень востребован. Например, это интервью у меня берут только потому, что я американец. Да и людям интереснее общаться с иностранцем: все пытаются понять, как он мыслит, что у него в голове.

К тому же в 2010 году на вечеринке друзей я познакомился с девушкой, с которой встречаюсь до сих пор. Ее зовут Юля, и у нее здесь живут все родственники. Да, мы выросли в разных культурах, но всё решается обычным разговором. В таких «международных отношениях» особенно важно слушать друг друга.

Чему вас научила Россия?

Я приехал сюда, когда был еще очень молодым: успел только родиться, поучиться и выпуститься. Наверное,  Америка меня мало чему научила. Так что мне сложно сказать, чему меня научила Россия, а чему — просто взрослая жизнь.

Так, я вырос в очень религиозной семье протестантов. Меня пытались заставить молиться и прочее. Переехав сюда, я увидел еще одну религию: православие. И понял, что это то же самое: те же молитвы, те же взгляды. Это открыло мне глаза на религию в целом и на другой менталитет.

Я понял, что, живя в одной культуре постоянно, ты не до конца осознаешь, что есть что-то еще. И увидел, что у религий гораздо меньше разъединяющего, чем принято думать.

Здесь я точно стал более терпеливым и гибким. Еще, может, добавилось немного жестокости: я понял, что здесь я не среди «своих» и нужно заступаться за себя, отстаивать свои интересы. На мой взгляд, это хорошее и важное качество.

Кто сыграл для вас важную роль?

Конечно, моя девушка. Юля помогала и помогает мне до сих пор. Сначала это была помощь с русским языком: я мало говорил, и она сравнивала наше общение с сеансом у психолога, так как я постоянно молчал.

Да и прожив с ней восемь лет, я очень изменился. Раньше я постоянно опаздывал, и она мне говорила, что это неправильно, что нужно уважать других людей. И я исправился. Таких мелочей очень много.

Что вы хотели бы перенести из своей страны в Петербург?

В Америке есть «невредный фастфуд» — это зачастую мексиканская еда: буррито, тако и прочее. В России же очень мало заведений, которых одновременно было много и которые не были очень вредными.

К тому же, как я заметил, компании здесь часто предлагают низкое качество за малые деньги. И многие покупаются на это, не думая о результате. Мне хотелось бы, чтобы качество повсеместно повышалось.

При этом я понимаю, что в Америке и в России разные культуры, так что не думаю, что нужно многое переносить. Мне нравится, что когда я приезжаю в Америку, я именно в Америке, а когда живу в России, то нахожусь именно в России.

Пять находок в Петербурге

1.

Бейсбол

В Америке бейсбол — это важная игра для очень многих. И, приехав сюда, я не ожидал увидеть здесь что-то подобное. А оказалось, что здесь даже есть своя небольшая локальная лига, с которой мы скоро поедем на соревнования.

2.

Влияние погоды на людей

Погода в Петербурге обычно бывает хорошей раз в неделю, если не брать в расчет этот год. И для меня было удивительно, как из-за этого меняются люди: в пасмурное время я вижу много людей в черном и с хмурыми лицами, а в солнечное люди одеваются ярко и активизируются.

3.

Маленькие дорогие спортзалы

В США я привык к низким ценам и разнообразию тренажеров, а здесь всё типизировано, а цены завышены. Иногда бывает, что не на чем заниматься. Я, правда, не был в крупных сетях, но маленькие спортзалы меня удивляют.

4.

Шашлык

Конечно, это не совсем петербургский феномен и даже не русская кухня, но он всё равно божественный.

5.

Суеверность

Хотя я живу здесь уже долго, меня до сих пор удивляют вопросы типа: сколько цветов купить, куда класть деньги, посидеть ли перед дорогой, когда можно и нельзя смотреть в зеркало.

Зачем вы здесь?

Когда я приехал в Россию и стал работать в языковых школах, меня одновременно впечатлило и опечалило отношение к учителям. Для многих из российских компаний учитель — это товар, на котором можно заработать пару рублей. Я же хочу доказать, что в России есть место для качества, что в бизнесе можно зарабатывать большие деньги, одновременно успешно конкурируя на рынке и обеспечивая качество клиентам и достойную жизнь сотрудникам.

Пока я весь в развитии своего стартапа, где мы обучаем корпоративных клиентов английскому языку. И если дело выстрелит, я бы хотел заниматься «этическим предпринимательством»: вкладывать деньги, время и навыки в развитие стартапов, которые очищают океаны, разрабатывают возобновляемые источники энергии, решают проблемы с мусором и пластикой — в общем, делают жизнь лучше.

Пока же я могу только сказать, что стремлюсь к своим целям здесь. Как только докажу, что качество может выигрывать и на российском рынке, можно будет думать о дальнейших планах.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.