24 февраля 2021

История дачи Громова в Лопухинском саду — от купеческой виллы до ленинградской телестудии. Отрывок из письма «Бумаги»

В деревянном особняке в Лопухинском саду, известном как дача Громова, собираются открыть центр искусств, куратором которого станет худрук БДТ Андрей Могучий — администрация Петроградского района объявила конкурс на его проект. В ноябре 2020-го закончилась реставрация фасада здания.

«Бумага» публикует часть письма краеведа Алексея Шишкина из еженедельной рассылки «Удивительные истории петербургских домов и их жителей», посвященного даче Громова. Читайте о том, как здесь гостил Чехов, почему 150 лет назад нью-йоркские журналисты писали, что дача — это «нечто волшебное», и чем ленинградское телевидение обязано этому дому.

Каким был Лопухинский сад 200 лет назад

Старое название улицы Академика Павлова — Лопухинская. Тут же находится Лопухинский сад, который когда-то простирался намного дальше, чем сегодня, до нынешней улицы Графтио. Несложно догадаться, что название и улицы, и сада произошло от фамилии бывших хозяев — в начале XIX века усадьбой на Аптекарском острове владела семья князей Лопухиных.

Название «Лопухинская» закрепилось при втором из хозяев из этой фамилии Павле Петровиче Лопухине, и даже при следующих собственниках — Кочубеях и Виельгорских — улица продолжала значиться на картах под старым именем.

Раскинувшийся по обе стороны дороги сад приводил современников в восхищение: «В огромном парке князя паслось всегда большое стадо оленей. Князь жил весело и открыто, и нередко публика толпилась у его забора, слушая хор его крепостных музыкантов».

После продажи усадьбы в 1820 году часть сада открыли для публики, а с ним и увеселительное заведение под названием вилла «Мон Плезир» с хором черкешенок, симфоническим оркестром и венгерским ансамблем скрипачей. Оно существовало несколько десятилетий, в 1849 году журнал «Современник» упоминал этот ресторан с музыкой среди популярных у петербуржцев загородных мест отдыха. А в 1848 году основная часть сада в очередной раз меняет хозяина. Новым владельцем становится купец Василий Федулович Громов.

Кто такой Громов и что американские газеты писали о его даче

Фамилия Громовых, как и фамилия Лопухиных, закрепилась на карте города. Если, разглядывая план Петербурга, вы посмотрите в район площади Московских ворот, то рядом найдете Старообрядческую улицу, а на ней — Громовское старообрядческое кладбище. Оно было названо так в честь отца Василия Громова, Федула Григорьевича. Тот был богатейшим лесоторговцем, благотворителем, создателем «Белокриницкого согласия» — одной из самых влиятельных староверческих общин всего мира. В 1848 году Федул Громов скончался, оставив старшему сыну свои лесные биржи и большое состояние.

Василий и сам к тому времени активно занимался преумножением капиталов. Под брендом «Громов и Ко» он строил прибыльные лесопильные заводы, поставлял лес частным лицам и государству. Кроме того, в 1829 году он удачно женился на дочери петербургского богача Тараса Яковлева. Правда, для совершения выгодного брака пришлось перейти в православие, но Федул Григорьевич на такой шаг сына благословил.

Любите историю Петербурга? Подписывайтесь на краеведческую рассылку «Бумаги» 🏤

Ценитель роскоши и изящества Василий Федулович начинает переустройство старинного Лопухинского сада. Он заказывает архитектору Георгию Винтергальтеру (как его только не называли — и Егор, и Евгений, и Иван, — но от рождения зодчий был Георгом) возвести в парке новую просторную дачу в два этажа, а его коллеге Александру Горностаеву — построить рядом комплекс из нескольких оранжерей.

В последнем пожелании выразилась любовь Громова к ботанике. Он был одним из 12 основателей Российского императорского общества садоводов, ученые даже назвали в его честь растение — открытый в Южной Америке подвид чертополоха получил имя Gromovia pulchella. Кроме растений в парниках Громов занимался садом под открытым небом. Вместе со своим садовником Одинцовым он высаживал в Лопухинском парке цветы, давал указания строить беседки, мостики через пруды, фонтаны, обустроить музыкальный павильон.

«Сад содержался роскошно. Дом стоял, что дворец загородный. Били фонтаны, была пароходная пристань и легкий паровой катер для прогулок, а по другую часть въезда стояла превосходная громадная оранжерея, где иногда зимой давались феерические праздники под громадными пальмами и другими редкими растениями. Он любил цветы, и дом его круглый год имел роскошное украшение. Любил он и лошадей, конюшня его была первоклассная. Музыка была ему тоже сродни по душе. Он иногда пел для себя, как умел, а для гостей давал концерты, приглашая всех знаменитостей петербургского музыкального мира. Стол держал открытый постоянно, как на даче, так и в городе, угощая всегда хорошим вином и тонкой кухней. А также любил он и картины, художество и художников», — свидетельствовал приятель Василия Громова художник-маринист Алексей Боголюбов.

Надо отметить, что для купца это была именно любимая загородная резиденция, дача в полном смысле слова. Постоянно хозяин проживал не здесь, а в особняке на набережной Фонтанки, ближе к центру города.

В 1866 году именно дачу Громова избрали для устройства приема в честь прибытия в российскую столицу нового американского посла. По такому поводу нью-йоркская газета «Нью-Йорк Геральд» опубликовала описание купеческой виллы:

«Дача господина Громова по своему убранству и красоте представляет нечто волшебное: растения, фонтаны, статуи — все это так великолепно, мастерски выбрано и устроено с таким вкусом и знанием. Сад был освещен тысячами огней, а электрический свет, направленный на фонтаны, окрашивал брызжущие воды в самые разнообразные и чудные цвета. Картина была поразительно эффектна как в саду, так и в доме».

А когда в мае 1869 года в Петербурге состоялась международная выставка садоводства, целый день программы для зарубежных гостей был посвящен осмотру сада Громова. Маститые иностранные ботаники были так восхищены достижениями купца-любителя, что собственноручно высадили в парке саженцы Gromovia pulchella, украсив их этикетками со своими именами.

Но не только ученые, художники и дипломаты могли любоваться громовским садом. Василий Федулович открыл свое имение для всех желающих. А по субботам повар Громовых даже пек для гостей парка бесплатные ватрушки, утверждают в статье «Дома и судьбы. Дача Громова. Лопухинский сад» краеведы из библиотек Петроградской стороны.

Как после смерти Громова дача стала частью городской застройки

После смерти первого хозяина в 1878 дача перешла по наследству к его брату, коммерсанту Илье Федуловичу Громову. Но, в отличие от брата и отца, он оказался не слишком успешным бизнесменом. К концу жизни Громов-младший попал под полное влияние своего делового партнера, управляющего делами юриста Владимира Ратькова-Рожнова. Илья Громов умер в 1882 году, завещав ему и компанию, и имущество.

Это упрочило положение Ратьковых-Рожновых в столице, вскоре они стали одной из самых влиятельных семей Петербурга.

После Громовых дача сменила еще нескольких владельцев. Некоторые из них жили в доме сами, другие сдавали его в аренду. Например, в начале 1890-х дачу снимает влиятельный журналист, литератор и редактор Иероним Ясинский.

«В начале 1890-х годов на бывшей даче Громова постоянно жил петербургский литератор И. И. Ясинский, в то время приятель А. П. Чехова. Начиная с 1892 года Чехов бывал у него довольно часто. Место это настолько понравилось Антону Павловичу, что он, собираясь в то время „переехать в Питер серьезно“, решил жить на Аптекарском острове», — рассказывают в книге «Аптекарский остров» краеведы Лев Лурье и Виктор Грибанов.

В отрывке выше авторы отдельно уточняют, что Ясинский снимал дом уже не как дачу, а как постоянное жилье. Действительно, к концу XIX века для загородного отдыха эти места однозначно не годились. В дальнем конце Лопухинской улицы появился комплекс завода «Дюфлон», рядом — Институт экспериментальной медицины. На соседних участках как грибы росли новые жилые дома. И вот в 1899 году последний частный владелец дачи банкир Федор Александрович Алферов решает продать большую часть бывшего громовского парка под застройку. За собой он до самого 1917 года оставляет только здание дачи и небольшой сад между Невкой и Лопухинской улицей. На остальных землях Алферов предлагает проложить новые улицы: Вологодскую (Чапыгина), Пермскую (Графтио), Уфимскую и Вятскую (сейчас не существует). За следующие полтора десятилетия большая часть бывших садов была сведена под строительство 5–6-этажных доходных домов и жилищных кооперативов.

Как дача стала телестудией и как пришла в упадок

После революции дача несколько раз меняла функции. Какое-то время здесь находился Дом отдыха шоферов-стахановцев, затем Дом пионеров. Только в 1937 году зданию нашли постоянного хозяина — ОЛТЦ, Опытный ленинградский телецентр. К этому моменту ленинградские радиотехники уже несколько лет работали над усовершенствованием телевизионных технологий и внедрением их в советский быт. Но вещательной студии не было — вот почему первые передачи (еще в самом прямом смысле — экспериментальные акты передачи изображения на расстоянии) велись непосредственно из здания Всесоюзного научно-исследовательского института телевидения на набережной Фонтанки. Например, 14 февраля 1937 года газета «Ленинградская правда» рапортовала о том, что ее корреспондент посмотрел во ВНИИТе передачу кинофильма «Чапаев».

После первых успехов решено было передать телевизионщикам бывшую дачу Громова под телестудию. Из нее трансляция велась на телевизоры, установленные во дворцах культуры имени Горького и имени Капранова, в Домах культуры Василеостровского, Выборгского и Володарского районов. Кроме того, передачи с громовской дачи смотрели во Дворце пионеров, в рекреациях и красных уголках крупнейших заводов и фабрик. Речи о домашних телевизорах в СССР в ту пору еще не шло.

Блогер Михаил Кац так описывал первый в городе телецентр в обзорной статье «Рождение советского телевидения»:

«Регулярные, но непродолжительные, передачи начались с 1938 года из телецентра, разместившегося в бывшей даче В. Ф. Громова. Единственная камера телестудии стояла на неподвижном штативе и имела один объектив. Чтобы на экране получился крупный план, выступавший должен был подойти поближе к камере. Устройство его было весьма несовершенным; из-за отсутствия вентиляции температура в съемочном павильоне поднималась подчас до 40 градусов, и актеры прятали под свои шляпы и парики пузыри со льдом. Музыкальное сопровождение осуществлялось при помощи патефона. Вот в таких условиях работали первые телевизионщики… Впрочем, телевизоры были еще очень дорогими и первые 38 телевизионных приемников располагались в домах культуры. Вещание велось по часу в день, так что художественные фильмы показывали по частям: начало сегодня, конец — на следующий день».

Работа телестудии на даче прервалась во время Великой Отечественной, но возобновилась уже в 1947 году. Основным зданием ленинградского телецентра громовский особняк оставался вплоть до 1960 года, когда был принят в эксплуатацию новый, специально построенный вещательный комплекс на улице Чапыгина, 6. Интересно, что участок, на котором он был возведен еще в середине XIX века, тоже относился к даче Громова. Еще некоторое время здание было известно как Ленинградский дом телевидения, но непосредственно передач отсюда уже не вели.

Начиная с 1970-х годов здание стало приходить в упадок. Уже к 1990-м у него вновь не было постоянного функционала. Постройку по частям арендовали мелкие коммерческие фирмы. А в 2000-х здание и вовсе было заброшено.

Что с дачей Громова происходит сейчас

Новую попытку вдохнуть в дачу жизнь в 2013 году предприняла администрация Петроградского района. Чиновники предложили дачу подростково-молодежному центру «Петроградец». А тот, в свою очередь, разрешил поселиться в здании любительскому театру «Синтез». Но оказалось, что ставить спектакли там будет проблематично.

«Основательно обустроиться в особняке, впрочем, невозможно: сейчас там нет коммуникаций — ни воды, ни тепла, ни электричества. На рассохшейся двери туалета на первом этаже кто-то из прежних обитателей заботливо написал, что пользоваться удобствами нельзя. Стена рядом исписана странными иероглифами… Выключатели и розетки вырваны с мясом — провода беспомощно оплетают дверные косяки. Шикарный камин на втором этаже давным-давно никто не топил», — так описывала состояние дома на февраль 2014-го журналистка Юлия Галкина в материале The Village.

И всё же благодаря «Синтезу» и энтузиастам из Творческого объединения кураторов (ТОК) дача ненадолго приоткрылась для публики: здесь проходили спектакли, кинопоказы, выставки. Во-многом именно благодаря активности кураторов на полузаброшенный особняк обратили более пристальное внимание власти. В 2016 году началась первая за всю историю здания научная реставрация фасадов дачи. Закончили ее в ноябре 2020-го. А недавно власти города объявили о конкурсе на проектирование «Центра искусств» в здании. Правда, когда он откроется и что будет из себя представлять — не ясно. Сегодня интерьеры здания всё еще не приведены в порядок, во многих помещениях отсутствуют даже полы.

За всеми переменами в новейшей судьбе здания вы можете следить в группе «Дача Громовых. Реинкарнация», которую ведут энтузиасты из театра «Синтез».


В этом материале «Бумаги» исследовательница старых дач на Финском заливе рассказывает, как жили дачники Комарова и Репина до революции и что осталось от их домов. А здесь читайте интервью с историками о быте петербургских дачников в XVIII–XIX веках.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.
Пожар в «Невской мануфактуре»
В Петербурге сотрудники МЧС пятые сутки работают в «Невской мануфактуре». Спасатели планируют сегодня окончательно потушить пожар
Акционер «Невской мануфактуры» пообещал восстановить сгоревшее здание на Октябрьской набережной
В Петербурге простились с Ильей Белецким, который погиб во время тушения пожара на «Невской мануфактуре»
Путин наградил орденом Мужества пожарных, боровшихся с огнем в «Невской мануфактуре», — одного посмертно. Семья погибшего спасателя получит миллион рублей от властей Петербурга
«Маленький русский Манчестер»: как на Октябрьской набережной работало крупнейшее текстильное предприятие Российской империи. История сгоревшей «Невской мануфактуры»
Утрата памятников архитектуры
«Маленький русский Манчестер»: как на Октябрьской набережной работало крупнейшее текстильное предприятие Российской империи. История сгоревшей «Невской мануфактуры»
Заброшенную усадьбу Елисеевых под Гатчиной выставили на продажу. Ранее здание хотели изъять у собственника из-за ненадлежащего содержания
Житель дома на Петроградской — о том, как изменить проект капремонта фасада и отговорить чиновников заменять исторические окна с витражами
В доме-памятнике на канале Грибоедова поменяли деревянные окна на пластиковые. Активисты обратились в КГИОП
В Токсове прошла акция в защиту местного вокзала. Жители опасаются, что уникальный объект снесут
Вакцинация от коронавируса
В Петербурге пенсионер умер вскоре после введения вакцины от коронавируса. Причина смерти пока не установлена
В Петербурге в ближайшие недели начнут прививать от коронавируса на дому
В мае в Петербург должна прийти третья прививка от коронавируса — вакцина от Центра имени Чумакова
В Петербург пришла новая партия вакцины от коронавируса: почти 20 тысяч доз «Спутника V». Запасы города увеличились до 195 тысяч прививок
В Петербурге цикл вакцинации от коронавируса закончило 4,5 % реального населения
Подкасты «Бумаги»
«Я не просто хочу жить в стране, уважающей права человека. Я могу что-то для этого сделать». Молодые политики — о выборах, карьере и давлении властей
«Люди важны сами по себе, а красота — по ситуации». Бодипозитивные активистки, модель с ожогами и художник — о внешности и принятии своего тела
«Партнерство — это свобода выбора». Чайлдфри, синглы и многодетные родители рассуждают о семье, отношениях и стереотипах о браке
«Разучиться летать в космос — это реально». Говорим про будущее лунных миссий, ракеты и космический мусор
«Моя семья пережила одну из самых страшных катастроф XX века». Сотрудники «Бумаги» рассказывают истории родственников, прошедших блокаду
Коллеги «Бумаги»
Виталий Манский — о сорванном «Артдокфесте» в Петербурге, переезде и творчестве
В Петербурге начинается посмертный суд над погибшим в СИЗО бизнесменом Валерием Пшеничным
Как «Спутник V» помогает российской власти выигрывать у Запада мировоззренческий спор
Чьи агенты? Документальный фильм «7х7»
Где провести выходные
Где прогуляться в Петербурге в теплый солнечный день? Десять идей — от набережных с видом на залив до уютных садиков и дворов
Создатели «Дня Тома Сойера» организуют масленичные гуляния на улице Кораблестроителей. У горки, которую ранее привели в порядок
Экскурсовод запустил аудиогид по Петербургу с историями горожан. Там уже есть маршрут по окрестностям Новой Голландии
В Ленобласти разработали водный туристический маршрут, связанный с Петром Первым
Лампово — заповедник Русского Севера под Петербургом. Как живет деревня староверов, где сохранились 150-летние деревянные избы

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.

К сожалению, мы не поддерживаем Internet Explorer. Читайте наши материалы с помощью других браузеров, например, Mozilla Firefox или Chrome.