3 сентября 2019
Регулярно «Бумага» публикует истории об иностранцах. Чем Петербург привлекает и отталкивает приезжих, чему учит Россия и зачем вообще приезжать в незнакомый город — бизнесмены, студенты, ученые и рестораторы из разных стран расскажут о своем опыте и взглядах на петербургскую жизнь.

Индонезийка Олифиа Моника — о белых ночах, угрюмости русских и мечети на «Горьковской»

Олифиа Моника переехала в Петербург почти год назад — по работе. Здесь индонезийка полюбила ходить в музеи и научилась пользоваться метро. И хотя девушке нравится Петербург, иногда она чувствует себя одиноко.

Олифиа рассказывает, почему Россия кажется ей самой бюрократичной страной в мире, как изменили ее режим дня белые ночи и где в Петербурге попробовать индонезийскую кухню.

Возраст

25 лет

Род деятельности

Сотрудница службы поддержки

В Петербурге

11 месяцев

— Я родом из деревни на Суматре. Учась в Индонезии, подала документы на поступление за границу: хотела поехать в США или Великобританию. Поступить не получилось, но мне предложили работу в Таиланде и в России. И я выбрала Россию — она ближе к Европе.

Я разбиралась с документами и визой два-три месяца. Иногда мне кажется, что Россия — самая бюрократичная страна в мире, тут нужно так много документов.

Перед приездом в Петербург я многое о нем прочла. И город меня не разочаровал, наоборот, я в него влюбилась — он оказался очень красивым. А еще это мультикультурный город — здесь много азиатов, в том числе китайцев.

Еще я читала, что россияне не улыбаются. Когда приехала, оказалось, что это действительно так. Я тогда совсем не знала русский и в супермаркетах пыталась использовать Google Translate, а окружающие почему-то на меня злились. Но если молодежи еще можно сказать, что я не говорю по-русски, и они постараются подстроиться, старшее поколение просто раздражается.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Здесь я не сплю по режиму. На работе у меня разное расписание, иногда мне приходится ложиться спать очень поздно. А в Индонезии я отправлялась ко сну в девять или десять вечера.

Я — мусульманка, поэтому по утрам мне нужно молиться. В Индонезии я просыпалась в пять утра, чтобы это сделать. Здесь время молитвы отличается из-за рассветов и закатов. Зимой, например, я встаю на первую молитву в 8 или 9 утра. Но вот летом, во время белых ночей, мне нужно вставать в час или два ночи. Потом я ложусь спать, потом снова просыюсь. Иногда из-за этого я чувствую, будто всё переворачивается вверх тормашками.

Я соблюдаю пост. В Индонезии я постилась по 13–14 часов [в день], а здесь — и по 22–23 часа. Есть нужно до рассвета и после заката. Так что во время белых ночей на еду у меня иногда было всего три часа.

Мне нравится в России то, что здесь я могу быть собой. В Индонезии, а особенно в деревне, где [живут] мои родители, нам говорят, в каком возрасте выйти замуж, в каком — завести детей, и всё такое. А здесь я могу заниматься тем, что мне нравится.

В моей деревне на Суматре женщину могут заставить выйти замуж за кого-то. А некоторым девушкам вроде меня такие браки не нравятся. Если бы я осталась в Индонезии, меня каждый день бы спрашивали: «А что насчет вот этого мужчины скажешь?» А я бы хотела учиться. Из-за замужества и детей я не смогла бы сфокусироваться на образовании.

Кто сыграл для вас важную роль?

Мне очень важны мои друзья из Москвы. Со своей подругой из России я познакомилась, когда она приезжала на Суматру — я принимала ее у себя дома. В Индонезии у меня был бизнес: мы принимали волонтеров со всего мира. Так мы с ней и встретились. Когда я переехала в Петербург, она приезжала меня навестить, и я ездила к ней в Москву два-три раза. Чаще всего мы созваниваемся или болтаем по WhatsApp.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

Иногда я скучаю по своим друзьям из Индонезии: я могла зависать с ними каждый день. Сейчас мои друзья в Москве, а в Петербурге у меня близких друзей нет. И когда я куда-то хожу, то одна. Еще я скучаю по родителям.

Иногда мне не хватает ощущения, что я вписываюсь [в общество]. Я чувствую себя другой, потому что не пью алкоголь, а многие люди вокруг разговаривают на темы, что мне не нравятся.

Пять находок в Петербурге

  1. Соборная мечеть на «Горьковской»
    Она очень красивая. Я пришла туда в первую неделю после своего приезда — тогда я очень переживала. А когда оказалась там, то почувствовала, будто силы возвращаются ко мне. Так что когда я расстроена, я туда хожу.
  2. Метро
    В Индонезии нет метро, в Джакарте его только строят. Так что мне всё это было в новинку. Первые три месяца мне было сложно разобраться, как на нем ездить, и я вызывала «Яндекс.Такси». А потом одна знакомая показала мне карту метро и научила им пользоваться. Но первое время мне было некомфортно: станции объявляли по-русски, их названия были указаны русскими буквами, так что я много раз терялась.
  3. Umami
    Это ресторан на Лиговском проспекте, я туда хожу каждый месяц. Я там всегда заказываю ренданг — это очень известное индонезийское блюдо. А еще там можно взять еду с собой.
  4. Александровский парк
    Я прихожу в парк после мечети, когда чувствую себя спокойной. Мне нравится там гулять или сидеть с книжкой — вот сейчас я перечитываю «Гарри Поттера».
  5. Эрмитаж
    Вообще, в Индонезии я не любила музеи, а на уроках истории засыпала. И если уж оказывалась в музее, то потому что заставляли учителя. Но здесь мне нравятся музеи, а Эрмитаж — первый, куда я сходила по собственному желанию. Он очень красивый и картины мне нравятся.

Зачем вы здесь?

Сейчас я работаю в Петербурге, мне нравятся мои коллеги, хотя я редко с ними разговариваю и не могу назвать их близкими друзьями. И город мне нравится. В будущем мне хотелось бы стать преподавательницей, поэтому я задумываюсь о магистратуре.

Я бы хотела изучать психологию: чтобы понимать студентов, а не только учить их чему-то. А еще мне кажется, так будет проще найти к ним подход.

Интервью проходило на английском языке

ТЕГИ: 
Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.