Автор иллюстраций метро и загадок о Петербурге Илья Тихомиров — о самых необычных станциях, «Лахта-центре» и уродливых вывесках

Иллюстратор Илья Тихомиров нарисовал все станции метро Петербурга, придумал загадки о необычных зданиях города и выпустил серию картинок с «петербургскими» знаками зодиака. Сейчас он вместе с метрополитеном публикует иллюстрации о забытых на станциях вещах.

Тихомиров рассказал «Бумаге», чем удивительны станции «Новочеркасская» и «Чернышевская», зачем рисовать забытые пассажирами в метро вещи и почему нужно смириться с «Лахта-центром».

— Как и почему вы начали создавать иллюстрации о Петербурге и городском транспорте?

— Тема общественного транспорта — трамваев, железных дорог, метрополитена — меня всегда интересовала. Почему-то это не стало моей профессией, хотя в детстве я хотел водить трамваи, работать на железной дороге, но как-то не срослось. Сейчас только рисую об этом картинки.

Почему Петербург? Я родился и живу здесь, очень люблю этот город и, может быть, чувствую его тоньше, чем другие города, в которых удалось побывать. Хотя городская тематика, в принципе, интересна в любом месте. У меня была серия и про казанское метро — город, в котором я тоже часто бываю, — и про Москву. Одним Петербургом я не буду ограничиваться, но поскольку он ближе, любимее и роднее, большинство работ о нем.

Не могу сказать, что рисую [иллюстрации] о метро, трамваях, транспортных средствах — в первую очередь это всё-таки истории о людях, которые пользуются этими трамваями, ездят в метро, смотрят какие-то городские достопримечательности. Это история о нас, о горожанах.

Иллюстрации Ильи Тихомирова

— Что, помимо транспорта, вас привлекает в Петербурге? Например, какие-то особенные места и районы?

— Я достаточно хорошо знаю город. Не так, как иные таксисты, которые знают каждый переулок, двор и номер дома, но довольно мало мест, где я не был и никогда не гулял. Могу в выходной день выбраться в спальный район и найти там много интересного, что потом ляжет в основу новой серии. Для меня Петербург не ограничен «золотым треугольником» или видами Невы и Стрелки Васильевского острова. Город гораздо шире.

Я люблю свой родной Красногвардейский район. Я вырос на Пороховых, сейчас работаю на Большой Охте. Как-то меня жизнь часто приводит именно сюда, и этот край города мне не безразличен.

— Когда вы делали серию картинок о станциях петербургского метро, как проходил этот процесс? Вы заново объезжали все станции?

— Мне задавали такой вопрос: действительно ли вы были на всех станциях метро? Да, был. Над серией я работал примерно полгода. На какие-то из станций приходилось ездить, чтобы освежить воспоминания. С какими-то было гораздо проще: на той же «Ладожской» или «Новочеркасской» я бываю регулярно и точно знал, что нужно рисовать. А вот на новых станциях — особенно фиолетовой линии — пришлось побывать, посмотреть, походить вокруг и сделать какие-то выводы. Потому что когда станция новая, она еще не обросла каким-то слоем легенд, историй и с ней гораздо сложнее.

— Какие из станций показались вам самыми удивительными?

— Сразу на ум, конечно, приходит «Новочеркасская» — с ее бесконечным вестибюлем, в котором все путаются и не могут найти выход. Там с недавнего времени достаточно хорошая навигация внутри, но это не помогает. Я сам там путаюсь. Или станция метро «Парнас»: там [на иллюстрации] такой муравьишка, который ищет свой дом и не может его найти в большом квартале. Эта картинка тоже хит — по лайкам, которые я вижу во «ВКонтакте».

Из новых станций мне очень нравится «Обводный канал» и та ассоциация, которую я к ней нашел, — с промышленной архитектурой начала ХХ века, канализационным коллектором, который превратился в станцию метро.

Иллюстрации Ильи Тихомирова

— К большинству работ у вас есть подписи, загадки про Петербург. Сами горожане с ними обычно соглашаются?

— Нужно пояснить, почему я не люблю слово «художник» применительно ко мне. У меня нет художественного образования. Мне больше нравится слово «иллюстратор», потому что это тот, кто дополняет своей картинкой текст. Я именно такой человек: сначала рождается какое-то стихотворение или фраза, а потом я к ней рисую картинку. Это не подписи к картинкам, а картинки к подписям. Подпись — самое главное.

Соглашаются или нет — по-разному. Если говорить о картинках про метро, возражали, например, по поводу «Чернышевской». Там было написано слово «приделы» через букву «и» вместо «е» — как у Пастернака (придел — боковой алтарь в церкви — прим. «Бумаги»). Потому что в этом месте когда-то находилась церковь, ее снесли и построили метро. Такая многослойная история, и без знания контекста ее, наверное, невозможно понять.

— Вы сейчас сотрудничаете с петербургским метро?

— Да, у нас совместный проект. Уже две картинки из него вышли: одна — до Нового года, а другая совсем недавно. Они на очень актуальную сейчас тему: забытые и оставленные вещи, из-за которых закрываются станции метро. Это серия о нас, простых горожанах, которые могут узнать себя в каждой истории. Единственным виновником закрытия станций метрополитена является пассажир, который по тем или иным причинам что-то оставил. Будь то невнимательность или просто незнание того, что это может спровоцировать.

Иллюстрация Ильи Тихомирова

— Что бы вы назвали главными современными символами Петербурга?

— Есть объекты, которые мне нравятся, нравятся не очень и совсем не нравятся. Но все они так или иначе на слуху и попадают в СМИ. Безусловно, из положительных и классных объектов — это Новая Голландия. Потрясающий проект, которым можно гордиться. Из средних объектов — «Лахта-центр». У меня неоднозначное к нему отношение: его видно отовсюду, но это та реальность, в которой нам жить и с которой нужно смириться. Я уверен, что вид с «Лахта-центра» открывается потрясающий, и даже на него вид отличный — если смотреть с Яхтенного моста. Но как он выглядит из центра города и смотрится на панорамах вместе с Петропавловской крепостью, Стрелкой Васильевского острова — к этому я пока не привык.

— А если говорить не о зданиях, а о явлениях, которые как-то символизируют Петербург? Вы, например, периодически рисуете изображения, связанные с погодой.

— Петербургской погоде, конечно, много посвящено. Вечные дожди, слякоть и прочее. На самом деле погода у нас не лучше и не хуже, чем у других. Просто она, во-первых, часто меняется: в один день может светить солнце, выпасть снег, пойти дождь — это бесит. А, во-вторых, мы, петербуржцы, очень любим об этом говорить. Кто-то думает, что мы жалуемся на погоду, — ничего подобного, просто любим этот миф развивать. Мы гордимся своей погодой — тем, какая она у нас отвратительная.

Иллюстрации Ильи Тихомирова

— Что, на ваш взгляд, сейчас больше всего портит образ Петербурга? Новостройки, бесконечные объявления на стенах?

— Да, первое, что у меня вызывает отвращение, — это вывески. Многие из них, на мой взгляд, уродуют облик города — и основных магистралей, и спальных районов. Смотришь на какой-нибудь домик или павильон, а он буквально облеплен баннерами.

Собственники заведений считают, что чем больше вывеска, тем она заметнее. Не знаю, в Риге вывески на домах очень маленькие и точно так же прекрасно читаются. Эта тема мне близка, потому что я веду паблик «Вывески Ленинграда»: там мы публикуем старые вывески, которые остались в городе еще с советских времен. Но, к сожалению, их спиливают, а на их место редко ставят что-то хорошее — с хорошими шрифтами, правильной разрядкой букв.

Что касается зданий в целом, облик нашего города мне кажется вполне целостным — и от многих вещей, которые появляются, он, к счастью, не страдает.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.