20 ноября 2018
Франко Страйдом из ЮАР — о взаимопомощи русских, петербургском метро и любви местных к искусству

Франко Страйдом родился в Претории, столице Южно-Африканской Республики. Там он получил два образования — музыкальное и театральное, и приехал в Россию, чтобы изучать кинорежиссуру. В Петербурге Франко работает в клубах, занимается саунд-дизайном и снимает фильмы.

Чем хорош петербургский общественный транспорт, почему иностранцу страшно слышать от русских слово «нормально» и в чем сложность общения с местными девушками — в рассказе южноафриканца.

Возраст:

30 лет

Род деятельности:

Режиссер, саунд-дизайнер

В Петербурге:

3 года

— В ЮАР я учился в университете на музыкальном направлении — играл на классической гитаре, но вскоре понял, что мне не нравится находиться на сцене. Тогда я начал заниматься звукорежиссурой, окончил музыкальный курс и поступил на театральное отделение. Но поскольку в нашей стране кино и театр развиты плохо, я решил продолжить обучение за границей. В Европе и Америке это очень дорого, и мой выбор пал на Россию.

Между нашими странами существует сотрудничество. Можно заключить контракт, дающий возможность учиться в одном из российских университетов. В приоритете у меня были ВГИК и СПбГИКиТ.

Я приехал в Петербург, восемь месяцев отходил на подготовительные курсы для иностранцев при Университете культуры, а потом подал документы в СПбГИКиТ. И всё же мой русский был еще недостаточно хорош, а для мастера режиссерского курса знание языка было очень важно — и я с ним в этом согласен. В итоге я всё же стал студентом Университета культуры, учусь на направлении «Режиссура кино и телевидения».

Сейчас я работаю звукорежиссером в ночном клубе, подрабатываю репетитором английского, как звукорежиссер участвую в съемках студентов Высших курсов режиссеров и сценаристов при «Ленфильме». Еще занимаюсь саунд-дизайном британских проектов, но с этими заказчиками работаю через интернет. Это очень удобно — из-за разницы во времени мои дедлайны сдвигаются на три часа. Скоро начну снимать свой курсовой фильм. Я выступаю там в качестве режиссера и автора сценарной адаптации.

Фото: Егор Цветков / «Бумага»

Чему вас научила Россия?

Меня многому научил язык. Это первый язык, который я освоил, будучи взрослым. В ЮАР одиннадцать официальных языков, и с детства я говорил на африкаанс и английском. Изучая русский, я многое понял про жизнь. Я внимательно составляю предложения, думаю о многозначности каждого слова. Гораздо больше думаю о том, что и как сказать, чем раньше.

Для меня странно, что люди в России очень закрытые, но при этом готовы друг другу помочь. Например, садится в трамвай бабушка с тележкой, нагруженной продуктами. Она сама пытается поднять ее, никого не просит о помощи. Но ей тут же помогают. В ЮАР мы друг другу мало помогаем, потому что боимся. Если кто-то возьмет твою сумку, это будет выглядеть так, будто ее хотят украсть. Один раз в Петербурге я видел, как автобус проехал мимо остановки. Пассажиры стали кричать и просить водителя остановиться и забрать тех, кто на улице. Очень круто, что люди так стремятся друг другу помочь.

Вначале мне было очень сложно понять, что значит, когда человек на вопрос «Как дела?» отвечает «нормально». Я привык, что «хорошо» значит хорошо, «плохо» значит плохо, а «нормально» — это нормально. В России же «нормально» значит, что нужно пропустить вопрос, человек не хочет говорить на эту тему. При этом, если он ответил, что всё хорошо или плохо, то готов поделиться, что же именно случилось, готов к расспросам. «Нормально» значит, что всё неплохо, но что-то происходит. Поначалу мне всё время хотелось спросить, что именно, и мои друзья злились на это.

Я очень эмоциональный человек. Сразу видно, если я расстроен, обрадован или влюблен. Не понимаю, как можно это скрывать. Но мои русские друзья сказали, что показывать эмоции — это некультурно. Это воспринимается так, как будто ты не очень умный, раз не умеешь сдерживаться. Может быть, я и могу быть сдержаннее, но раньше мне это не было нужно. Здесь нельзя просто так сказать девушке, что она тебе нравится. Но как тогда она узнает об этом?

Кто сыграл для вас важную роль?

Еще до приезда в Петербург я участвовал в одном кинопроекте в Италии. Там в одной команде со мной были ребята из России — сценарист Николай, фотограф Вера и оператор Юля, которая училась в университете кино и телевидения. Нам здорово было работать вместе, мы подружились.

Когда я собрался переезжать, написал Юле, но оказалось, что она теперь живет в Екатеринбурге. Зато Юля познакомила меня со своей подругой Аей, которая очень мне помогала. Когда я только приехал в Петербург, не мог сделать даже самые простые вещи. Например, нужно было пройти медицинское обследование, чтобы поступить в институт. Мне дали кучу бумаг, в которых я ничего не понимал. Я звонил Ае, спрашивал, что делать. Она узнавала адрес и объясняла, какие процедуры мне обязательно должны сделать. А я надеялся, что мне точно их сделают и не придется что-то дополнительно спрашивать у врачей. Ну и потом мы много разговаривали с Аей, чтобы я лучше выучил язык.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Россию?

Из-за того, что в ЮАР много разных народов, мы с детства учимся тому, что твоя точка зрения — не единственная. Если у кого-то она другая, это не значит, что ты прав, а они нет, или наоборот. Это значит, что, может быть, все правы. Мы всегда готовы слушать друг друга.

В Петербурге, по моему личному опыту, так бывает очень редко. Приходит человек и говорит: «Нужно сделать вот так», даже если это невозможно. Вместо того чтобы найти какой-то компромисс, он настаивает на своем. По его убеждению, я должен придумать, как воплотить невозможное. Но нельзя изменить законы физики в угоду одному человеку! Так что из своей страны я бы хотел перенести вот эту способность договариваться и уважать чужое мнение.

Пять находок в Петербурге

1.

Знание искусства

Мои русские друзья могут в разговоре вспомнить какое-то стихотворение, занимающее пять-шесть страниц, и начать его рассказывать по памяти. И делают это увлеченно и живо! Для меня удивительно, насколько для людей в России это важно. Видно, что искусство занимает реальное место в жизни человека. Мои знакомые могут пойти в музей просто потому, что выдался свободный день. В ЮАР я такого не представляю.

2.

Театр

Я очень люблю театр, но до приезда сюда думал, что он умирает. Я смотрел с друзьями много мюзиклов, меня потряс спектакль «Кабаре Брехт» в театре имени Ленсовета. Не думал, что в России так много людей ходят в театр, что можно строить отдельные здания, где показываются только комедии или только драмы.

3.

Общественный транспорт

В ЮАР общественный транспорт охватывает только центральные улицы. Есть маршрутки, но они опасны: автобусы рассчитаны на 16 человек, а туда сажают 25, потому что чем больше людей, тем больше денег. Мы пользуемся ими, только если нет другого выхода.

Когда я приехал в Петербург, поселился в общежитии на Черной речке. До института на Дворцовой набережной было две станции метро. Но первые два месяца я не понимал, как работает метро, и ходил на учебу пешком. Я не понимал, что существуют переходы с ветки на ветку, и что они бесплатны.

Чтобы доехать от общежития до Московского вокзала, доходил пешком до «Лесной», потому что это «красная» линия. Метро казалось мне очень непонятным, все надписи там на русском, я боялся, что уеду куда-то не туда. Долго не пользовался автобусами и маршрутками — привык, что в ЮАР автобусы постоянно опаздывают.

4.

Безопасность на улицах

У нас очень опасная страна. Если девушка выходит одна на улицу в одиннадцать вечера — ее считают сумасшедшей. Ты всегда следишь за тем, что происходит вокруг. Если видишь человека и подозреваешь, что он вор, к сожалению, скорее всего так и есть. У нас почти нет карманников, но есть те, кто может подойти на улице и забрать телефон, угрожая ножом.

Когда я приехал в Петербург, тоже всего опасался. Однажды мы вышли с подругой из кино около половины двенадцатого, и я собрался проводить ее до дома. Она стала спорить, сказав, что потом я не успею на метро. Я готов был взять такси, но девушка меня отговорила. Она очень удивилась, когда я сказал, что по дороге с ней может что-то случиться. Через какое-то время я понял, что здесь гораздо безопаснее, чем в моей стране.

5.

Гербы и флаги

На подготовительных курсах в Университете культуры одним из предметов была история. На одном из занятий нам рассказывали про российский флаг. Меня заинтересовало, что за всю историю страны флаг сильно изменился.

В Эрмитаже есть очень красивые шахматы, где каждая фигура украшена гербом и символизирует отдельную область. Россия такая большая, регионы очень разные, и каждый герб много говорит про определенный регион. Например, если на гербе изображен волк, ты понимаешь, что в этой местности много лесов, и так далее.

Зачем вы здесь?

Сейчас моя главная цель — получить диплом. Пока я хочу остаться в России и снимать кино. Возможно, к диплому всё изменится.

У меня ощущение, что искусство в России важно. Люди тут готовы его принимать. Конечно, в Великобритании, Франции, Германии, США тоже такое есть. Но я уже нахожусь в России и немного понимаю, как тут всё работает. Здесь есть база, есть с кем работать, есть те, у кого я могу попросить помощи. В ЮАР снимают пока только большие сериалы, и возможность заниматься настоящим искусством появится спустя какое-то время. А в России такая возможность все-таки есть. Но если будут интересные предложения в моей стране, конечно, я соглашусь.

В России я познакомился с людьми, которые по-другому думают о жизни, и это мне очень интересно. Моя личная жизненная цель — расти как художник и как человек, понять, что я умею и что нет, какие у меня слабости. Я знаю, что сейчас у меня есть время многое понять про себя.

Если вы нашли опечатку, пожалуйста, сообщите нам. Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.